Перекрестки зари

Глава 4. Подневольный

Начинался день. Солнце ещё не появилось, но небо уже значительно посветлело. Грузовой поезд республиканской армии тёмной гусеницей полз по рельсам, стремясь в конечный пункт назначения. Среди мощных и высоких горных пиков он казался маленьким и беззащитным, словно игрушка.

Единственный пассажир одного из купе гражданского вагона сидел, задумчиво глядя в окно и покуривая толстую сигару. На небольшом столике кипой были навалены бумаги, придавленные металлическим подстаканником. Выпустив изо рта густое облако белёсого дыма, Эзилриб затушил окурок о его алюминиевое дно. Тихое постукивание колёс мозолило слух - после тихих и бесшумных скоростных Стрел на кристаллоидной тяге, которыми он привык пользоваться, тяжёлая громадина древней машины казалась нескладной и оглушающе громкой. Подумать только, ей нужны рельсы! Настоящий раритет.

На полу валялась полурасстёгнутая сумка, из просвета которой высовывался рукав серо-коричневой полевой формы. На предплечье была нашита эмблема спецназа Республики. В этот раз работа предстоит плёвая - всего-то забрать и перевезти пленного. Вообще, зачем было посылать его, одного из лучших бойцов и полевых командиров, в дебри полудикого Ризмора, тогда как он скорее нужен на границе Нокардиса? У них что, своих кадров нет, что ли? Впрочем, это всё пустые разговоры. Есть приказ - надо выполнять, или трибунал и казнь. Семью заставят платить налоги, как в старом Княжестве, а они и так едва концы с концами сводят. А ведь в семье две девочки, их нужно выдать замуж и дать им образование. Мать такое в одиночку не потянет.

Мужчина глубоко вздохнул и принялся в который раз перечитывать содержимое папки с информацией о задании. Ничего сверхъестественного оно собой не представляло. Эзилрибу должны были передать объект недалеко от пограничной крепости, а после он перевезёт его сначала в ближайшую часть, а потом, по возможности, переправит в столицу. Возможно, таким образом начальство решило дать ему отпуск, чтобы он мог навестить мать и сестёр. Что ж, если так, то он им искренне благодарен. 

Внезапно в дверь купе постучали.

- Волантрес, на выход, - раздался громовой бас смотрителя поезда, грузного отставного вояки лет пятидесяти. - Собирай манатки.

Мужчина не заставил себя долго ждать: быстро покидав вещи в походный баул, он окинул купе беглым взглядом, проверяя, ничего ли он не забыл. Убедившись в обратном, военный пригладил блондинистые волосы и вышел в коридор вагона.

Поезд остановился на старой, видавшей виды станции, которой явно не пользовались для обслуживания пассажиров как минимум последние лет пятьдесят. Хотя, впрочем, это и не удивительно - учитывая близость границы, мало кто жаждал провести здесь выходные. Деревянные доски на платформе жалобно скрипели под тяжёлыми армейскими ботинками. Эзилриб стоял, скрестив руки на груди, и молчаливо наблюдал за тем, как молодые парни со смехом и колкими комментариями таскали в деревянные повозки провиант, новую одежду, боеприпасы, лекарства и ещё всего по мелочи. Их не омрачённые тревогами лица вызывали у мужчины непонятное ощущение грусти. Он уже забыл, когда в последний раз позволял себе расслабиться. Бесконечные вылазки, преследование общин нокардийцев, битвы, ранения - всё это мало напоминало сладкую жизнь.

- ...как все? - услышал он недовольный тонкий девичий голосок. - Вы мне голову-то не морочьте. В описи чёрным по белому написано: десять мешков матата. Где ещё один, я вас спрашиваю?

У повозок во всю ругались смотритель и девушка в военной форме. Она грозно вытянула шею, упёрла руки в бока и вопрошала внушительного вояку и отчитывала его, будто маленького мальчика. Ну и молодежь пошла.Девушка выглядела едва ли на девятнадцать, да и то с сильной натяжкой. Маленькая, плотная, с квадратной челюстью, как у бульдога, она не отличалась хрупкостью. Её тёмные, коротко стриженые волосы стояли торчком. В ушах, носу и в правой брови девушки поблескивали серёжки-гвоздики. 

- Мэм, я клянусь вам своей присягой, что это всё, что есть в поезде, - тон мужчины был сух и ершист. Ему явно не нравилось, что его шерстит какая-то девчонка в брюках.

Она уже открыла рот и набрала воздух, чтобы выдать очередную триаду, как вдруг из последнего вагона выскочил паренёк в форме рядового. Он как ужаленный рванул к повозкам с криками:

- Сержант Миграсс, посмотрите на это! 

Он подлетел к девушке и показал ей что-то в своей ладони. Её лицо вытянулось.

- Владыка, что это такое? И откуда?..

Эзилриб решил, что пора бы уже прекращать созерцать, и подошёл к троице, которая что-то потрясённо разглядывала.

- Здравия желаю, товарищ сержант, - вежливо встрял в разговор мужчина. - Позвольте взглянуть?

- А вы ещё кто? - совершенно беспардонно ответила вопросом на вопрос девушка-военный, откровенно разглядывая его.

- Капитан Эзилриб Волантрес, мэм, - спокойно сообщил тот, с каким-то болезненным удовлетворением наблюдая за тем, как лицо собеседницы покрывается бордовыми пятнами. - Прибыл по заданию госпожи Вице-Канцлера. 

- Прошу меня простить за неподобающее поведение, товарищ капитан, - промямлила девушка, красная как рак.

Нет, все-таки она ещё совсем ребёнок.

- Извинения приняты, - невозмутимо кивнул Эзил и протянул руку в просящем жесте.

Потупив взор, сержант показала то, что лежало у неё на ладони. Это был красивый полудрагоценный камень, оплетённый серебряной проволокой. Его неровная поверхность словно слегка светилась. Узор плетения напоминал странный трилистник с заострёнными лепестками. Эзилриб уже видел такие, и не однажды. С этим символом у него были связаны не самые приятные воспоминания. 

- Это нокардийский магический проводник-накопитель, - сообщил капитан, с минуту повертев вещицу в руках. - Обокрали вас, товарищи.

- Как обокрали?! - оскорбленно возмутился смотритель поезда. - Я ночь не спал, никто и на микрон не приблизился к грузу!

- Вероятно, это был один из Посвящённых, - задумчиво пробормотал Эзил, проводя пальцем по таинственно сияющему камню. - Они владеют древним Искусством, и для них заставить вас уснуть на пару минут - раз плюнуть. Причём так, что вы этого даже не заметили.

Это была плохая новость. Очень плохая. Именно Посвящённые представляли для Республики реальную угрозу, ведь, в отличие от обычных нарконов - коренного народа Нокардиса, - они могли не только использовать магию для мелких нужд, но и обладали способностью подчинять себе стихии и мир вокруг. Никто не знал, кто они такие и как с ними бороться. Даже термин "Посвящённые" был придуман людьми, а уж как они сами себя называют, один Владыка в курсе. Ещё в начале Священной Войны эти существа представляли собой грозную силу, которая сдерживала нападения Хоры. Но потом их настиг некий мор. По неизвестным причинам в каждой битве их становилось всё меньше и меньше. Лишь через пятьдесят лет после начала боевых действий граница пала под натиском Национальных Освободительных Сил, и некогда могучая Империя покорилась молодой стране. И то частично. Республике приходилось буквально выцарапывать каждый клочок земли из лап нарконов.

Но до сих пор в бескрайних равнинах бывшей державы иногда встречались Они. Монстры во плоти. Эзилриб непроизвольно стиснул зубы. У него свои счёты с этими поганцами. 

Повисла напряжённая тишина. Девушка-сержант и смотритель поезда выжидающе смотрели на Волантреса, ожидая каких-то комментариев.

Обстановку разрядил бодрый и немного рычащий мужской возглас:

- Эй, Бекки! Мы всё загрузили. Пора ехать!

Судя по тому, как последняя нервно передёрнула плечами, ей такое обращение было не по нраву. Она с укором принялась буравить взглядом кого-то за спиной Эзила.

- Товарищ майор, - сержант предостерегающе сощурилась, - попрошу без фамильярностей.

- Поговори ещё с отцом, - громыхнуло в ответ. - Дождёшься у меня, негодница, отправлю обратно к тётке куковать. В пансион. 

Волантрес счёл, что было бы неправильно стоять спиной к майору, а потому поспешил слегка развернуться и немного отодвинулся в сторону. Он оказался мужчиной коренастым и смуглым, с тяжёлым лицом и курчавыми тёмными волосами. Выглядел он лет на сорок, не больше. Внезапно майор переключил своё внимание на Эзилриба:

- Здравия желаю, товарищ капитан! - поприветствовал тот и протянул ладонь для рукопожатия. Волантрес сдержанно сжал её и слегка потряс.

- Эзилриб Волантрес, сэр, - представился он.

- Майор Алестер Миграсс, - мужчина кивнул в сторону девушки, чьё лицо приобрело вишнёвый оттенок. - А это моя дочь Бекки.

- Беклен, - поправила сержант.

- В любом случае, у нас график, - подытожил Алестер. - Бекки, загоняй по местам наших обормотов. Капитан, не составите мне компанию?

- Полагаю, это будет разумно, - согласился Эзил.

Не обращая внимания на злобный взгляд со стороны дочери, майор направился к первой из длинной вереницы деревянных колымаг. Волантрес было отправился за ним, но Беклен неуверенно окликнула его:

- Товарищ капитан, можно задать вопрос?

- Вы уже это сделали, но я могу ответить ещё на один, - губы мужчины тронула тень улыбки.

Девушка мужественно задрала подбородок, стараясь расхрабриться.

- Что вы сделаете с этой... Вещью? - её голос звучал требовательно и немного напряжённо. Нервничает.

Эзилриб на секунду задумался. А ведь и правда, нужно что-то решить по поводу этой нокардийской игрушки.

- Оставлю себе до поры до времени, - спустя какое-то время ответил мужчина, вертя таинственное украшение в руках. - Я никогда не встречал накопителей такой формы и из таких материалов, но что-то мне подсказывает, что он очень редкий, и его хозяин обязательно навестит меня, чтобы вернуть пропажу.

- Эй, капитан! - раздался громоподобный голос майора Миграсса. - Ты там идёшь или как?

Попрощавшись с Беклен, Эзил направился к флагманской повозке. На козлах его уже поджидал Алестер, усердно пытавшийся выглядеть дружелюбным. Зачем всё это? Он ведь уедет через пару дней. И вряд ли вернётся до тех пор, пока на границе Ризмора вновь не развернут боевые действия.

- Трогаем! - громко скомандовал майор и подстегнул лошадей, заставляя древний транспорт сдвинуться с места. Деревянные оси тихо поскрипывали при каждом вращении колеса. Это немного раздражало. 

- Товарищ майор, напомните мне, пожалуйста, почему вы пользуетесь всеми этими музейными экспонатами? - спросил Эзилриб минут через двадцать пути, когда от нескончаемой тряски его стало слегка подташнивать.

- Так не работает тут никакая навороченная техника, - хохотнул Миграсс. - Даже новомодные кристаллоиды и те еле фурычат. Поэтому для крайних нужд нам присылают заряженные из столицы, а так мы пользуемся всяким старьем вроде этих малышек.

Мужчина похлопал широкой ладонью по лавке, на которой они сидели.

- А почему, неизвестно? - заинтересованно спросил капитан, подняв брови.

- Один ирб в курсе, - проворчал Алестер. - Ну, или госпожа подполковник. В любом случае меньше знаешь...

- ...крепче спишь, - закончил за начальника Эзил. - Что ж, ваша правда, товарищ майор.

Теперь он смог разглядеть Миграсса получше. Он заметил множество мелких белых отметин на руках мужчины, а его висок пересекали три тонких шрама, похожих на царапины от гигантских когтей.

- Что, мои болячки разглядываешь? - мужчина хмыкнул. - Небось тоже думал, что у нас тут тишь да гладь?

- Так ведь не горячая точка, - изумился Волантрес. - Откуда...

- И что, ты думаешь, мы тут круглыми сутками квасим и с девочками кувыркаемся, а, малец? - перебил Алестер, вглядываясь куда-то в линию горизонта.

Признаться, именно о таком думал капитан. Нет, ну а что ещё делать на границе с дикарями?

Они тряслись по узкой горной тропе, и мимо проплывали завораживающие пейзажи: заснеженные горные пики, густые леса, яркие полотна заросших дикими цветами лугов. Это всё настолько разительно отличалось от грязно-жёлтых выжженных степей Хоры и бескрайнего поля травы, которое представлял собой Нокардис, что Эзилриб откровенно глазел по сторонам, жадно впитывая каждый микрон новой информации.

- Красиво, правда? - заметил Алестер.

Тот лишь кивнул, не отрывая взгляда от открывшегося зрелища. Высоко в небе парили дикие орланы - в своей жизни Волантрес не встречал более величественных и достойных животных. Заметив пристальный взор своего подчинённого, извозчик усмехнулся:

- Нравятся? Они и вправду великолепны. А если их приручить, преданны как собаки. Силы у одного, как у пяти быков, когти острые, как сабли. Только вот гнездятся они рядом с горными эльфами, а они - настоящие звери, клянусь тебе печёнкой. Это, - он указал на шрам, - оставил питомец их главаря. Я еле в живых остался. С ними лучше не связываться.

Эзилриб не ответил.

- Волантрес, - протянул Миграсс. - Известная фамилия. Родственник?

- Сын, товарищ майор, - нехотя отозвался капитан. - Это имеет какое-то значение?

Алестер резко повернул голову в сторону Эзила и стал пристально всматриваться в его лицо. Во взгляде майора что-то мелькнуло.

- Ах ты ж ирбов сын! - радостно прогромыхал мужчина, хлопнув капитана по спине с такой силой, что у него искры из глаз посыпались. - И правда одно лицо, как я сразу не признал?

- Простите? - озадаченно прокашлял Волантрес, всё ещё пребывая в лёгком шоке.

- Служил я вместе с твоим отцом на Нокардийской границе, - объяснил Миграсс. - Хороший был мужик. Жаль, не был на похоронах, моя дорогая Лерэ отошла в мир иной, и я взял увольнительную, чтобы попрощаться с ней. Да и Бекки нужно было пристроить. А ты-то! Ну натуральная копия. Только у него глаза тёмные были. Ты ведь из-за отца в армию пошёл?

- Отчасти, - уклончиво ответил Эзилриб, отведя взгляд. - Нужно было мать с сёстрами кормить. Вот я и пошёл по контракту сначала в Столичный Кадетский, а потом на фронт.

Всю жизнь при одном звуке фамилии Волантрес все неизменно вспоминали его отца. Герой национального масштаба, спасший целый взвод, пожертвовав своей жизнью, был иконой, символом смелости, самоотверженности и преданности стране. Вот только после своей смерти он оставил молодую жену совсем одну, да ещё и с тремя детьми на руках. Эзилу было четырнадцать, когда пришла весть о его безвременной кончине, Марион - девять, а Глорин всего четыре. Конечно, им ежегодно выделяли довольно приличную сумму как компенсацию за смерть, но разве деньги могут заменить живого человека? Отнюдь. От Волантреса всегда ожидали лучших результатов, и он старался соответствовать, но одному Хратосу известно, как тяжело быть сыном знаменитого отца.

- Молодец ты, парень, - Алестер скосил глаза на три капитанские звёздочки на погонах. - Заслужил свою должность. Сколько тебе? Лет двадцать пять?

- Двадцать шесть, - поправил майора тот. Чувствовал Эзил себя при этом слегка неловко: будучи всего на ранг ниже и как минимум вдвое младше Миграсса, он понимал, что вряд ли тот когда-нибудь поднимется выше, чем до подполковника.

- Ладно, вздремни пока, - снисходительно посоветовал Алестер, переводя взгляд обратно на дорогу. - Ехать долго.

Волантрес прикрыл глаза и откинулся назад. Сон никак не шёл. Необычное украшение тяжёлым грузом оттягивало карман. Почему Посвящённый оказался здесь? Никогда ещё ему подобные не заходили так далеко за границу Империи. Может, не стоило брать накопитель? Эзилриб отогнал от себя трусливые мысли, но ему было страшно. Ведь если это чудовище действительно придёт за своей вещью... В таком случае ему придётся встретиться с ним лицом к лицу. С одним из тех, кто убил его отца.

***

Сердце колотилось в горле Дио как бешеный отбойный молоток. Каждая клеточка её тела, казалось, была напряжена до предела. Её взгляд был намертво прикован к фигуре девушки на козлах повозки, в которой она сидела. Стоит ей обернуться и всмотреться чуть повнимательнее - и Дио пропала. Ещё на одно заклинание невидимости её просто не хватит. Угораздило же посеять свой накопитель! Да ещё и в таком месте. Мышцы одеревенели. От нескончаемой тряски к горлу подкатывала тошнота. Дио застыла в позе эмбриона на дне повозки, боясь пошевелить и пальцем.

В небе раздался негромкий хлопок, но нарконка не позволила себе повернуть голову на звук. Нужно как-то вернуть себе накопитель. Девушка видела, как его забрал себе светловолосый хориец с нашивками капитана. Именно тогда в её голову взбрела эта идиотская идея забраться в хвостовую повозку. Дио судорожно втянула воздух, задерживая дыхание. Ну не могла же она просто так оставить свой единственный усилитель магии! В такой-то момент, когда до цели осталось совсем чуть-чуть.

Деревянная колымага замедлила свой ход и плавно остановилась. Девушка-сержант спрыгнула с козел и резко зашагала куда-то в начало процессии. Это мой шанс! Стараясь не шуметь, нарконка выскользнула из повозки и откатилась к ближайшим кустам. Странная будоражащая энергия разливалась по жилам. По коже пробежал покалывающий холодок. Дио несколько раз глубоко вздохнула, стараясь отогнать болезненное возбуждение. Ещё не время. Покрутив головой по сторонам, девушка заметила, что находится среди высоких деревьев. Не раздумывая ни секунды, она с ловкостью обезьяны принялась карабкаться по толстому неровному стволу ближайшей сосны. Лазить по деревьям виделось Дио не труднее, чем по каменной стене. Тот же самый принцип: найти опору, убедиться, что она выдержит твой вес, подтянуться, наладить равновесие и начать сначала. "Знать бы ещё, когда я успела так наловчиться в скалолазании", - подумала девушка, хватаясь ладонью в кожаной перчатке за толстый сук.

Взобравшись повыше, нарконка принялась осматривать местность. Колонна встала кругом вокруг небольшой зелёной лощины. Солнце стояло высоко, из чего Дио сделала вывод, что уже за полдень. Похоже, что хорийцы решили сделать привал. Это хорошо, наверное. Девушка аккуратно переползла на соседнюю сосну, стараясь издавать как можно меньше звуков. Небольшая группа парней в серо-коричневой походной форме играли в кости, жуя сухие бутерброды из пайков, которые методично раздавала та самая девушка-сержант. Они обменивались тихими переругиваниями и легкими тычками. Чуть в отдалении сидел мужчина средних лет и некий белобрысый товарищ. Последний выглядел слегка напряжённым. У кого же из них кулон? Нарконка успела насчитать три или четыре светлые головы. Вейре, похоже, придётся использовать магическое зрение. Девушка плотно прикрыла глаза и представила мир как кусочек торта. С сочным, рассыпчатым бисквитом, воздушным кремом-начинкой и нежной глазурью... Она сглотнула. Как ни странно, мысли о сладком помогали ей сфокусироваться. Сосредоточившись, Дио открыла Внутреннее Око. Ещё одна способность, которая появилась у неё сама собой после того случая. Нарконка закусила губу и ещё раз осмотрела лагерь. От белобрысого соседа начальника колонны исходила знакомая тёплая энергия. Вот он, подлый вор!

Внезапно хориец резко повернул голову в её сторону. Девушка от неожиданности едва не свалилась с ветки. Сердце вновь пропустило удар. Он ведь не видел её? Или всё-таки видел?! Или почувствовал? Нарконка сглотнула. Белобрысый неожиданно встал и направился в сторону рощи, в ветвях которой сидела Дио. Вот же ирбов сын, заметил! Нужно сматываться. Бесшумно соскользнув по стволу, девушка было на цыпочках понеслась в сторону обрыва. Спрыгнуть, а там можно намагичить себе воздушную подушку... Стоп. У неё же нет накопителя. "Ну я и альха тарум", - пронеслось в голове Дио. - "Я же хотела вернуть его. И куда это я так бодро уматываю?"Девушка резко остановилась, едва не влетев в одно из деревьев. Ну вот опять - руки и ноги сами всё за неё делают. Хотя, может, это инстинкт самосохранения... Поразмыслить о том, как именно она достанет свой источник, нарконка не успела - кусты сзади зашевелились, и из них вывалился тот самый белобрысый капитан.

Теперь Дио смогла рассмотреть его получше - он был выше её на полторы головы, шире в плечах и производил на мелкую пигалицу вроде неё весьма грозное впечатление. Время на секунду застыло. Они просто стояли и смотрели друг другу в глаза. Наверняка он знает, что я - нарконка. Да дрен тут не поймешь - таких сиреневых глаз и такого насыщенного красного цвета волос среди людей просто не бывает. Плюс, у меня вся кожа в рунах А'Таллахем. А ещё у него инструкция - шинковать в капусту таких, как я. Ой, наверное, надо поздороваться перед тем, как меня убьют. Всевидящая, ещё он так похож на кого-то! Вот только на кого, хм... 

- Эээ, - девушка нарушила тишину, скованно улыбнувшись и неловко помахав рукой мужчине. - Здрасте. Вы понимаете эйо? Если да, то не могли бы вы...

Дио почувствовала, как сильная мужская ладонь сжала её запястье. Дальше её тело двигалось само. Пока мозг недоумённо охал, Дио резким движением перехватила руку мужчины и с силой дёрнула его на себя, целясь коленом в пах. Мужчина крякнул, но не упал, хоть хватку и ослабил. Цепочка накопителя свисала из нагрудного кармана. Нарконка ловко вывернулась из захвата и отскочила назад. Белобрысый запустил руку куда-то за спину и извлёк кинжал. Приглядевшись, девушка узнала по серому блеску лезвия аэрит - специальный противомагический сплав. Мысли закрутились в голове Дио подобно калейдоскопу. Нельзя позволить кинжалу коснуться кожи. И надо бы забрать кулон. Как бы это всё провернуть? Разнообразные планы достижения цели роились в её голове, смешиваясь в жуткую кашу. "А, ладно", - отмахнулась от всего нарконка. - "По ходу дела разберусь". 

Мужчина пошёл в атаку, яростно напирая на девушку. Она едва успевала уворачиваться от молниеносных выпадов. Да что он так на неё взъелся? Как будто Дио съела без спросу его любимый десерт, честное слово. В конце концов, ей это надоело - прошмыгнув под рукой хорийца, девушка с силой ударила ребром ладони по его запястью. Тот от неожиданности выронил кинжал. Пора уже с этим заканчивать. Девушка замахнулась, чтобы хорошенько врезать мужчине ногой в висок и вырубить его. Внезапно произошло что-то странное. Время неожиданно замедлило свой ход. В буквальном смысле. Дио будто засунули в банку с мёдом. Белобрысый в это время спокойно подставил руку, готовясь остановить её удар. Вдруг в мозгу нарконки что-то щёлкнуло. Она поняла, на кого он похож. И от осознания этого факта кровь застыла в жилах.

Время вновь вернуло свой привычный темп. Нога наткнулась на мощный блок. Девушка ирбыхнулась и отпрыгнула назад. Похоже, если драться с ним чисто врукопашную, это займёт непозволительно много времени. Дио сжала кулаки, и тело приняло привычную стойку.

Ирт таллахем валри, - тихо пробормотала нарконка. В воздухе запахло озоном. - Фейрис найре.

Тело пронзила волна энергии. Девушка закусила губу. Без накопителя её хватит секунд на двадцать. Должно хватить. По поверхности кожи побежали электрические разряды. Не давая противнику шанса опомниться, Дио сорвалась с места. Мужчина отскочил в сторону, но рефлексы девушки обострились до предела - она в последний момент изменила траекторию и наградила хорийца весомым ударом в челюсть. Но это был не единственный сюрприз. Белобрысый зашатался. В удар нарконка вложила мощный разряд тока, но несмотря на это он продолжал стоять на ногах. А ведь его должно было частично парализовать! Дио поблагодарила Всевидящую за то, что смогла застать его врасплох. Ударив хорийца ребром ладони по затылку, она вырубила мужчину. Противник рухнул на землю. Нарконка проворно выхватила накопитель и жадно принялась черпать через него энергию. Где-то вдалеке послышались крики на человеческом языке. Девушка поторопилась было скрыться, но что-то её удержало. Дио опустилась на колени рядом с белобрысым и убрала волосы с его лица. Её сердце пронзила тупая боль. Он так похож на Гейла... Одно лицо. Поддавшись порыву, девушка коснулась ладонью руки мужчины.

Ирт таллахем валри, - губы нарконки двигались сами. - Намае ло.

Дио ощутила, как поток энергии хлынул в тело хорийца, исцеляя лёгкие ушибы и последствия удара током. Послышался звук приближающихся шагов. Девушка заторопилась. Она прервала заклинание и встала. В момент, когда она отпустила руку мужчины, кожу что-то неприятно кольнуло, однако Дио не обернулась и скрылась в листве рощи. Чем дальше она уходила, тем больше ускоряла шаг и, в конце концов, перешла на бег. Из головы всё не шёл этот белобрысый. Нарконка чувствовала, что это не последняя их встреча, и не знала, радостная это новость или нет.


Владыка - одно из имён Хратоса, бога времени и жизненного цикла, почитаемого людьми.

Священная Война - так называют свою захватническую деятельность хорийцы, основываясь на ложной легенде, что именно люди были первыми обитателями облака.

Кристаллоиды - главный источник энергии Хоры. Представляют собой чёрные кристаллы-накопители. Появились неизвестно откуда после падения Княжества, как и многие другие технические новшества Хоры.

Стрелы - поезда на кристаллоидной тяге. Не нуждаются в рельсах, так как не имеют колёс.

Дрен - горное растение, из которого делают жгучую приправу. Растёт у подножия хребта Орвен в Нокардисе.

Эйо - язык нарконов, который также переняли эльфы. 

А'Таллахем - язык а'варегасай, драконов, так же известен как Язык Древних. Неупотребительный, его руны и формулы нарконы используют в магии. Дословно переводится как "то, что истинно".

Всевидящая - один из титулов Дракономатери, духовный лидер Империи Нокардис. Их выбирают из избранных а'варегасай, именуемых алил рейгель, королевская кровь.

Альха тарум (а'т.) - магнит для неприятностей. В просторечье - недотепа.

Ирт таллахем валри (а'т.) - искусство трёх истин. Магическая активационная формула.

Фейрис найре(а'т.) - молния души.

Намае ло (а'т.) - исцели его.

Вейре - сладкие лепёшки. Народная еда в Нокардисе.



Акэлис Кей

Отредактировано: 11.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться