"Перекресток четырех дорог".

Размер шрифта: - +

Глава 3. Выбор есть всегда.

 

— Федечка, а ты знаешь, что твоя Марийка— предательница. С тех пор, как ты уехал, она катается на мотоцикле с тем строителем, который у тетки Маруси гараж строит. Да, да! Все село их видело,— болтала, не умолкая ни на секунду, его восьмилетняя племянница Лиза. Она приехала на каникулы к бабушке с дедушкой.

Вернувшись из города, Федор вошел в калитку вместе с девчонкой, которая вцепилась в его руку и не отпускала. Будто боялась, что он не выслушает все новости до конца и убежит. Повернув голову направо, он посмотрел через забор и увидел Марийку. Та не замечала его. То и дело подбегала к крану и набирала полное ведро воды. Она поливала цветы, посаженные вдоль бордюрчика. Дождя давно не было и земля была вся в трещинах. Все живое вокруг изнывало без живительной влаги. Иногда девушка кружилась и весело напевала какую-то знакомую песенку. Полюбовавшись соседкой, он крикнул:

— Марийка, может сходим вечером в кино? Говорят, новый фильм привезли.

Девушка подняла голову и смутилась.

— Ой, Федя, не могу, меня уже пригласили,— виновато отказалась она, даже не заметив нахмуренного взгляда друга.

В душе у нее порхали бабочки. Марийка уже неделю встречалась со Славой. Он был такой, такой... Она даже слов не находила, чтоб передать все те чувства, которые испытывала. Захватывало дух, когда они мчались сквозь темную ночь на мотоцикле. Она, вцепившись двумя руками за куртку парня, грудью прижималась к его горячей спине и готова была так ехать хоть на край света. Ветер просто свистел в ушах. И какие красивые слова он шептал ей. Вспоминая, девушка замирала от счастья. Она влюбилась. Впервые в жизни. И ей казалось, что все вокруг должны быть счастливы вместе с ней.

Только вот мать была почему-то очень задумчивой. И каждый раз, провожая ее на очередную встречу с тревогой говорила:

— Доченька, будь осторожной. Ты же не знаешь этого человека. Он чужой.

Материнское сердце от беспокойства за дочь замирало. Но и не отпустить она не могла. Выросла девочка уже. Вон какой красавицей стала! Хотелось верить в лучшее, но тревога не отпускала.

Подъехав к зданию клуба (так по старинке называли Дом Культуры) и поставив мотоцикл у забора, влюбленная парочка подошла к друзьям. Те громко травили анекдоты и смеялись, привлекая к себе внимание.

И тут Марийка увидела Ларису, с которой сидела за одной партой несколько лет. Подруга приехала навестить родителей. Девушки бросились обниматься. Они увлеченно болтали, не замечая никого вокруг.

Не успев подойти к друзьям, Федор услышал:

— Что Федька, проворонил подружку?

Посмотрев насупленным взглядом на Ивана, Федор двинулся в сторону Марийки, решив все-таки выяснить отношения. Он взял ее за руку и потянул к себе:

— Марийка, надо поговорить.

Вдруг Влад подскочил к нему и толкнул его в плечо:

— Я сказал, не тронь мою девушку.

— И с каких пор она твоя?— крикнул Федор и, размахнувшись, со всей силы заехал тому прямо в нос. Брызнула кровь. Влад в долгу не остался, и его противник получил в глаз. Началась потасовка. Они вцепились друг в друга, как два петуха.  Их с трудом разняли. Но связываться с городскими никто не хотел.

Бросив Марийке: "Поехали!" — Влад направился к мотоциклу. И хотя Федор звал: "Стой, Марийка, стой! Останься со мной!" — девушка все равно ушла за любимым.

Мотоцикл ревел на все село, пугая в темноте испуганных собак. Громкий лай разносился по всему селу и долго не стихал. От злости Влад ехал не разбирая дороги, только деревья мелькали перед глазами. Марийка сидела сзади, обняв парня руками и прижавшись головой к спине. Она зажмурила глаза и дрожала от страха, боясь что они разобьются. Спустившись к озеру, бросил куртку на траву и сел.

— Славочка, любимый, не сердись, я же с тобой,— девушка заглядывала парню в глаза и белоснежным платком вытирала струйку крови с его губ. Тут же целовала.

Расслабившись, наконец, он теснее прижимал девушку к себе. Целовал глаза, лицо, шею, аппетитную грудь. У Марийки кружилась голова, она словно плыла на волнах. Забыв обо всех наставлениях матери, она полностью отдалась своему чувству и своему любимому. Ночную тишину нарушил тихий девичий вскрик.

Не прошло и пяти минут, как девушка села, обхватив голые колени руками. Одинокая слеза катилась по ее лицу. Заметив, что девушка отстранилась, Слава притянул ее к себе и упрекнул:

— Ну что ты плачешь? Ты же сама не остановила меня, — своей вины он не чувствовал.

Когда пил с дружками выигранное пиво, где-то глубоко возникла мысль о том, что девчонка-то хорошая, правильная и взял он не свое. Но он тут же прогнал ее. Не тот он был человек, чтобы задумываться над чем-либо.

Всю следующую неделю их свидания были все жарче и жарче. В один из вечеров, провожая девушку домой, он сказал:

— Марийка, завтра утром мы уезжаем. Закончился материал у хозяина. Делать здесь больше нечего. Все, все... Не реви, не на войну провожаешь. Встретимся в городе.

Чтоб успокоить плачущую подругу, взял у нее номер телефона (это здесь, в селе телефоны не нужны, а в городе без них не обойтись никак), адрес общежития и обещал найти, как только она приедет в город.

Проснувшись на рассвете, Марийка слышала, как газовали на все село мотоциклы. А потом, посигналив, умчались.

И наступила тишина...

Где-то на другом конце села подал свой голос первый проснувшийся петух. Начинался новый день.

Подписывайтесь на мою страницу, дорогие читатели.

Пишите комментарии и ставьте звездочки.

Приятного вам чтения!



Людмила Володина

Отредактировано: 22.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться