"Перекресток четырех дорог".

Размер шрифта: - +

Глава 19. Свобода от обязательств.

Вика с Федором уехали еще до новогодних праздников. Погода держалась в эти дни холодная. Порывами ветра снег задувало за воротники и под капюшоны. Поэтому прохожие старались на улице не задерживаться. Все бежали по своим делам: кто на работу, кто в магазин за подарками к празднику, кто прятался на остановке в ожидании автобуса.

Они взяли такси. Так быстрее и не успели замерзнуть.

Это была небольшая двухкомнатная квартира на втором этаже. Кухня была маленькая. Старый холодильник еще советских времен был абсолютно пустым. Но кругом было убрано. Видно, что здесь кто-то жил и не так давно съехал, потому что даже цветы в горшках были политы.

— Вика, надо бы в магазин сходить. Продуктов совсем нет, а есть хочется, — произнес Федор, но ответа так и не получил. — Вика, нам же надо как-то жить.

— Магазин за углом дома. Сходи.

Поужинали яичницей с колбасой. Потом сидели в гостиной и пили чай. Виктория завела разговор о своих планах на ближайшее будущее.

— Знаешь, Федя, зря ты со мной приехал. Мне совсем не хочется обременять себя этим ребенком. Возможно, надо пойти и избавиться от него, пока не поздно. Я не смогу о нем заботиться, хочу еще погулять.

Федор смотрел на девушку, которую недавно так любил, и не понимал, как она могла превратиться в эту бездушную женщину.

— Вика, прошу тебя пусть этот ребенок родится. Я так понимаю, что и замуж за меня ты не собираешься? Но давай, все-таки, распишемся, чтоб я был законным отцом и без всяких проволочек мог забрать своего ребенка и уехать. Потом разведемся, и ты будешь жить в свое удовольствие. Прошу тебя.

Виктория долго думала, потом решила:

— Хорошо. Пусть будет так.

Новый год Вика отмечала с подружками, а Федор сидел дома у телевизора и злился. А утром высказывал все свои претензии непутевой жене и будущей матери.

После праздников он устроился в мастерскую по ремонту автомобилей. Работы у них было много, потому его и взяли. Так и жили: он работал, а она гуляла. Федору приходилось даже иногда сопровождать ее, чтоб не влипла в какую-нибудь историю. И куда делась та деловая женщина, он не понимал. С трудом уговорил ее, чтоб не пила спиртного, но курить бросать категорически отказалась. Хорошо хоть беременность протекала легко.

Время текло незаметно для Виктории. А для Федора тянулось долго. Он стал плохо спать по ночам. Нервы уже были на пределе из-за поведения жены. В начале лета они расписались. И опять для него это был брак только на бумаге. Без всяких чувств и любви, которая к тому времени успела окончательно исчезнуть, как и не бывало.

Мальчик родился в середине июля. Роды были тяжелыми, и Вика прокляла всех мужиков на свете, а особенно, Федора. Еще будучи в роддоме, она с первого же дня отказалась его кормить, тем более вставать по ночам. Все малыши лежали рядом со счастливыми мамочками, а этого младенца забирали все время в детскую. Там он долго кричал, а потом, устав от плача, засыпал. Весь медицинский персонал осуждал ее. А роженицы не хотели находиться с ней в одной палате. Потому и лежала она совсем одна в отдельной пустой комнате, которую освободили для нее.

Каждый раз навещая Викторию, Федор негодовал: "Вика, что с тобой, как ты можешь так поступать? Может ты больна?"

— Здорова я. Что еще нужно от меня? Не хочу видеть ни тебя, ни твоего сына. Все, моя миссия выполнена. Забирай своего ребенка и уезжай, — говорила она. Но так как Федор не торопился, то накануне выписки она собрала свои вещи и тайком ушла из роддома. Только утром заметили ее отсутствие.

Федору пришлось с работы уволиться. Он забрал сына домой, положил его на диван и смотрел на это маленькое чудо, которое оказалось ненужным своей матери. "Ничего, прорвемся. И похуже бывало. Держись за своего папку", — он вел мысленный диалог с сыном, когда тот хватался своими маленькими пальчиками за него. Но с чего начать он не знал. Пришла тетя Лида, женщина из соседней квартиры. Она многому его научила и помогла в первые несколько дней, потому что он просто был в растерянности. Он научился надевать памперсы, варить смеси и купать малыша. Сынок у него был на удивление покладистым. Почувствовав любовь и ласку, хорошо ел и много спал.

Так как через неделю Виктория не появилась, Федор написал заявление в полицию о ее пропаже и оставил свой домашний адрес. Затем собрал малыша в дорогу. У подъезда его ждало такси.

— Прощай. Спасибо за сына, — произнес в пустоту и без сожаления закрыл дверь. Ключ оставил соседке, на всякий случай.

Он возвращался домой. Не один. С сыном. Что ждет его впереди?

Подписывайтесь на мою страницу в правом верхнем углу. Буду благодарна за звездочки.



Людмила Володина

Отредактировано: 22.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться