Перекрёсток параллельных линий

Размер шрифта: - +

глава 25

 Эл (2000 год).

  - Карен подобрал меня, когда я был беспризорником, отмыл, накормил, отправил в школу, - рассказывал Кирилл, когда они снова принялись за еду, - Он стал мне отцом. Настоящим отцом....

  - А ты как узнал о своей силе?

  - О! Это забавная история. Как-то я гулял в парке, и девочка попросила снять шарики с дерева...

  - И ты согнул дерево ... - медленно, как в полусне, пробормотала Эля.

  - Откуда...? Это была ты? - он уставился на неё, как будто девушка только что решила обратную теорему теории Галуа.

  - Да, - Эля смотрела в его глаза, вглядываясь, словно ожидая увидеть в них того мальчика, что снял ей шарик. Но в них был лишь восторг, смешанный с удивлением.

  - Теперь я знаю, почему мне тогда так важно было помочь, - шумно выдохнул Кирилл.

  - Почему?

  - Потому что это была ты, - Кирилл говорил тихо, потом, он протянул руку и погладил девушку по щеке.

  - И давно ты стал ему помогать? - не выдержала, наконец, Эля, всё-таки любопытство её сгубит.

  - Пару лет тому назад. Я не мог ему отказать, - Кирилл уткнулся в еду и трусливо не поднимал глаза.

  - Почему ты меня увёл?

  - Потому что я знаю, что было бы потом, - казалось он через силу выдавливал из себя слова.

  - А что было бы?

  - После начала обучения, ты бы начала или медленно умирать, или сходить с ума. Это похоже на то, что он выпивает все силы, - Эля поняла, что теперь она знает, как звучит голос человека, считающего себя виноватым во всех бедах мира, именно такой был у Кирилла

  - Тогда зачем ты хотел, что бы я раскрыла свой талант?! - возмущённо воскликнула она, всплеснув руками.

  - Ну, - он замялся. - Я подумал, что ты должна знать.

  - Зачем? Мне и без этого жилось не плохо, - он начал злить девушку, нелогичностью своих поступков.

  - Возможно, он тебе пригодится. Мне вот пригодился, - Кирилл робко улыбнулся и поднял на Элю глаза, заставляя исчезнуть из её головы всё негодование. Сейчас он меньше всего был похож на мужчину уверенного в своих поступках. Сейчас он был тем мальчиком, что помог достать шарик.

  - Он будет нас искать? - устало спросила девушка, да уж, слушать откровения дело не простое.

  - Да. Но скорее всего не раньше, чем завтра. Тебе опасно появляться дома, да и вообще где- либо...

  - Нельзя же всю жизнь прятаться!

  - Да невозможно, я что-нибудь придумаю... У него есть помощники кроме меня. А ещё он на кого-то работает, возможно, этот человек ему тоже будет помогать. Я не знаю, какие у них отношения.

  Кирилл встал и прошелся по комнате, заглянул в другую. За окном начали постепенно спускаться поздние сумерки.

  - У меня есть одна идея, - его лицо вдохновенно загорелось, - Подожди меня, я похожу, осмотрюсь.

  - Может всё-таки вместе? - с сомнением спросила Эля, ей не нравилось оставаться одной.

  - Нет, ну можно я один,- и снова она видела перед собой мальчика, а не мужчину, с таким видом дети просят о чём-то: "Ну, мама! Ну, пожалуйста!".

  - Ладно, только прошу тебя, не долго. Мне не комфортно тут одной.

  Кирилл вернулся минут через двадцать, всё это время девушка стояла и смотрела в окно, как сумерки постепенно окутывают Москву, как в редких окнах загорается свет. Она думала о том, какая жизнь у тех людей, чьи окна вспыхивают, словно звёзды на вечернем небосклоне. Какие у них беды, проблемы, а может, наоборот, радость и счастье. Кирилл подошел сзади и обнял, уткнувшись носом Эле в макушку. Его горячее дыхание обжигало кожу под волосами, а от рук на талии, казалось, расходился жар по всему телу.

  - Пойдём, я тебе кое-что покажу, мне кажется, тебе понравится, - он взял девушку за руку, и они вышли на лестницу, - Нам наверх.

  Кирилл потянул её на чердак. С здесь вид был лучше, чем из окна, а в середине крыши лежало какое-то покрывало.

  - Тут, конечно, не травка, но на звёзды смотреть будет удобно, - его скрывал сумрак, но Эля была готова поклясться, что он покраснел. Она, не отпуская его руку из своей, прижалась щекой к его плечу.

  - Спасибо, это так замечательно.

  Молодые люди опустились на покрывало, Эля пристроилась головой на животе у Кирилла и подняла глаза вверх. Небо чёрное и безоблачное, похоже на выцветший бархат, затягивало. Казало ещё чуть-чуть и они полетят в эту бархатную темноту, их никто и никогда не найдёт, отставляя на веки вместе.. вдвоём... Он будет делать вдох, а она выдох и наоборот, они будут дышать друг другом. В какой-то момент Кирилл почувствовал, что они действительно дышат в одном ритме, он не мог сказать, где заканчивается он, и начинается она, было чувство, будто они слились в одну причудливую каплю.

  Эля устроилась на его плече и прижалась к нему боком. "Какая же она маленькая": подумалось Кириллу. Девушка водила пальцем по его груди, словно чертила какие-то знаки, от ощущения этого пальчика в нём поднималась тёплая волна, которая мешала думать.

  - Колдуешь? - его голос был какой-то глухой, хриплый.

  Девушка ничего не ответила, лишь повернула лицо и впилась в губы.

  - Что ж ты делаешь? - его голос ещё сильнее осип. Кирилл понимал, что сейчас, наверное, не самое подходящее время, но оторваться от её губ уже не мог.

  Они прижимались всё сильнее, им хотелось раствориться друг в друге, так же как растворялись все их мысли от прикосновения губ. Кирилл нежно, чуть касаясь кожи, поцеловал Элю в щеку, потом в шею, потом в ложбинку над ключицей. Её кожа была такой нежной, бархатной, от прикосновений к ней, глубоко внутри него просыпался зверь, хотелось разорвать её на тысячу мелких кусочков и впитать в себя, чтобы она навсегда стала его частью. Эля ласково теребила его волосы и гладила его спину и руки, просовывая свою маленькую ручку в ворот футболки и в рукава. Ей нестерпимо хотелось ощущать тепло его кожи на своих ладонях, чувствовать всем телом. Его губы спустились в ворот её футболки, целуя каждый свободный участок тела. Она вся выгнулась. Он несмело скользнул рукой под футболку и начал гладить её талию, дыхание сбилось окончательно, казалось, он задыхался, но вдыхаемый воздух врывался в его горло, обжигая и обдирая его. Она схватила его футболку за края и потянула вверх, ей хотелось видеть его, щупать, чувствовать. Но, не справившись, она оставила это занятие и вместо этого стянула свою, бросив её на крышу, туда же полетел лифчик. "Боже, какая она красивая, идеальная, прекрасная!" Он уставился на нее, забыв, что он делал. Кажется, для него исчез весь мир.



Света Сорока

Отредактировано: 18.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться