Перелистывая страницы

Размер шрифта: - +

Глава 24

Регина уже уснула, а Дар все никак не могу поверить, что она теперь всегда будет с ним. После стольких дней, когда он уже почти верил, что она никогда не простит его, что никогда не посмотрит на него с любовью и нежностью, он не мог выпустить ее из своих объятий. Боялся, стыдно сказать, закрыть глаза, чтобы она не исчезла, оставив чувство разочарования и боли. Впервые за эти годы он получил то, о чем мечтал: возможность свободно прикасаться к ней, вдыхать любимый запах зеленых яблок, ассоциировавшийся только с ней. Мог наконец-таки уснуть и спать спокойно, а не видеть сны, в которых она отталкивает его и проклинает, запрещая появляться рядом с ней. Наконец-таки все мысли о ней и других возможных мужчинах испарятся, не оставив и следа.

Нет, он не знал, был ли кто-нибудь у нее за эти годы, но, если и был, это осталось в прошлом. Хотя и захлестывали волны жгучей, острой ревности, он никогда не станет упрекать Регину в чем-либо. Сам виноват!

Лишь на мгновение он вынужден был выпустить ее и покинуть кровать: желание видеть свое кольцо на ее пальчике превышало все остальные потребности. Вернувшись в кровать, Дар подержал кольцо в руке, согревая металл, и, стараясь не разбудить любимую, аккуратно надел «свою метку» на безымянный палец левой руки. И опустил ее ладошку на одеяло, любуясь сочетанием нежной кожи Рыжика и красотой семейной реликвии. Обычно кольцо, которое дарят на помолвку, в день свадьбы снимается и надевается на средний палец той же руки или на безымянный палец второй руки, но в его семье была другая традиция: кольцо, преподнесенное любимой, становилось обручальным. Кто-то дарил еще одно, чтобы «возместить» молодой жене потерю нового обручального кольца, но сапфир на платиновой основе был символом счастливого брака. Кстати, стоит сказать Регине, что есть на самом деле «лазурит и серебро», в которые девушка верила все эти годы.

При этой мысли Кроуфорд усмехнулся, представляя вспышку любимой. Но это мелочи, которые не стоят их нервов, да и кто теперь помешает ему закрыть ей рот поцелуем?

Сколько он ждал, чтобы снова услышать слова любви от девушки, которая вытрепала ему все нервы! Но она в один миг из глубокого отчаяния вознесла его на небеса счастья всего парой слов. Только она была на это способна, и только от нее он готов был вынести все, что происходило за эти мучительные недели.

- Люблю тебя, малыш, - прошептал он, целуя девушку в висок.

Еще крепче прижал к себе спящую красавицу и с улыбкой на губах закрыл глаза, погружаясь в сон. Но даже когда ей стало жарко от близости горячего тела мужчины и Регина недовольно забурчала сквозь сон, пытаясь отстраниться, Дар лишь слегка расслабил объятия, так и не выпустив ее. «Моя!» сквозило в каждом движении мужчины, который резко стал собственником.

Первыми ощущениями, когда Регина проснулась, были «тесно, жарко и болит затекшая шея». И то, что какой-то гад связал ее, потому что выпутаться из обжигающих веревок не было никакой возможности.

Правда, первый же взгляд, кинутый на эти загадочные «веревки», прояснил и картину настоящего, и память о прошлом. Румянец двумя кружками расцвел на щечках ее, когда перед глазами промелькнули вчерашние сцены в баре, потом в лифте и номере, особенно номере.

Как она могла заставить так страдать его?

Приложив усилие, Реджи змейкой выползла из плена рук Дара, мигом заворочавшегося в поисках ускользнувшего тела любимой, но подсунутая подушка мигом утихомирила мужчину. Проворчав что-то сердитое, он прижал к себе замену и быстро умолк, снова заснув.

С умилением девушка полюбовалась на взрослое чудо, которое только что на мгновение стало копией своей дочери, когда та сонная и чем-то недовольная. Да, глядя на них рядом, и генетической экспертизы не надо, чтобы понять, что родственники.

Воспоминания о дочери принесли волну раскаяния: какая она отвратительная мать, что до сих пор не узнала, как там ее счастье, и что с ним творится? Глянув на часы, порадовалась за отель: на часах уже 9, а он до сих пор стоит, хотя Ксюша обычно просыпалась в начале восьмого. Если здание выдержало бурю маленькой фурии, которая проснулась без мамы, то сделано на совести.

Телефон нашелся в одном из углов, куда улетела одежда девушки. Быстро, по памяти набрав номер брата, Регина с замиранием сердца слушала длинные гудки, любуясь кольцом на безымянном пальце. Она и не подозревала, что успела привыкнуть к нему за те давние пару месяцев и что так скучала по его тяжести.

- Привет, пропажа! – веселый голос Алекса. – Вы из кровати вылезти сегодня собираетесь?

- Из какой кровати? – «непонимающе» спросила сестра.

- Судя по тому, что твой номер пустой, из кровати Дара, - смех брата был не обидным, но все равно обдал девушку волной смущения.

- Твой брат совсем не глупый человек, - шепот обжег свободное от телефона ухо за мгновение до того, как губы прихватили мочку, а сильные руки ласково и нежно обвили тело девушки. Она не слышала, как он проснулся и как подошел, но, похоже, подушка не стала ей достойной заменой.

Желание прошлось по телу девушки, и тихий вздох вырвался из груди, когда она почувствовала явное доказательство возбуждения своего мужчины, вжавшееся в ее ягодицы. Она откинула голову, удобно пристроив ее на груди любимого.

- Эй, ребята, вы же не собираетесь устроить мне сеанс секса по телефону? – насмешливый тон Саши свидетельствовал, что он правильно расценил вздохи сестры.



Елена Александрова

Отредактировано: 30.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться