Перелом

Размер шрифта: - +

Глава V: Загадка

Не помню, как дошла и как оказалась лежащей на мягкой подушке.

Изменения в обстановке теперь не имели значения. Всё исчезло, когда исчез Марк. Он был той единственной нитью, связывающей меня с прошлой жизнью, а он пропал, бесследно и таинственно.

Происходящее с ним было необъяснимым и непонятным с первой секунды его появления. Он был сплошь покрыт тайнами, кроме его имени. Сейчас для меня не существует зацепки, которая помогла мне открыть хоть часть гигантской завесы, скрывающей его.

У меня нет ключа к этой загадке, и пока я её не раскрою, то не смогу найти его.

Безусловно, если я продолжу лежать, то никогда к нему и не приближусь. Я открыла глаза и вздохнула полной грудью.

Влажный спёртый воздух ворвался в мои лёгкие, а глаза сразу стали изучать окружающую действительность. Я лежала на кровати, укрытая лёгким светлым покрывалом. Небольшая комната вмещала пять кроватей, на одной из которых располагалась я.

Здесь не было больших окон, лишь небольшие перекрытые решётками проёмы близко к потолку. Стены и потолок покрывала субстанция из белого строительного материала, возможно, некая разновидность шпатлёвки. Пол был каменный, уложенный крупной плиткой неправильных форм, с небольшими переливами сероватого цвета.

Вся обстановка напоминала больничную палату века девятнадцатого, если не считать практически стерильной чистоты каждого предмета комнаты. Я приподнялась в кровати, чтобы лучше понять, где я нахожусь и что мне делать. Из-за светлых стен я не сразу отметила необычную изогнутую форму комнаты, как «из потайного кармана», являющегося выходом, спустилась дама лет сорока.

На ней было строгое тёмное платье, оставляющее открытым лишь кисти рук и лицо. Волосы её были туго завязаны в высокий пучок, укреплённый серой тканью с мелкими оборочками. Она имела гордый и грозный вид, а лицо, будто оттёсанное станком, имело резкие изгибы. Я не знала, кто она такая и точно не встречала эту женщину раньше, этот презрительный взгляд уж точно остался бы в моей памяти.

Увидев меня, она что-то быстро гаркнула, будто старая ворона, и из «кармана» появилась точно такая же особа. Их лица, конечно, не имели идентичные врождённые черты, у второй они были всё же более сглаженными, но как под копирку сделанные выражения лиц заставляли думать о самом близком их родстве.

Дамы переглянулись, и, словно сплошной грозовой фронт, стеной направились на меня. Прямо расправленные спины, сложенные перед собой руки и отточенный шаг создавали ощущение, что на меня движется мини-армия.

Одновременно подойдя к моей кровати, они обхватили её чернильную спинку, на которой я лежала, и совместно затараторили. Я ожидала от них слаженной речи, но эти двое вразнобой закричали на меня, будто устраивали выволочку за содеянное. Каждая из этих тёмных ворон каркала своё, а я не могла различить ни одного знакомого слова!

Я нахмурилась, сосредоточившись, и прижала руку к виску. Неужели у меня сотрясение и нарушены функции мозга?

Едва я сделала это, они прекратили городить бессмысленные для меня речи и вернулись в стойку, встретив взглядом друг друга.

Нет, их речь всё же имела смысл, некоторые слова определённо казались знакомыми. Может, они говорят на другом языке?

Я захотела объяснить им ситуацию, в надежде, что они знают русский, но из раскрытого рта не раздалось ни звука. Беззвучное горло в тот же момент обхватила моя рука, словно стараясь помочь и защитить. На деле это больше смахивало на отчаянное дыхание рыбы на суше. Я умоляющим взглядом посмотрела на женщин, отчего их лица превратились в сосредоточенные маски, преобразившиеся в кривые ухмылки, больше похожие на змеиные, нежели на человеческие.

Первая из пришедших, резко дёрнув за руку, скинула меня с кровати и наделана на меня похожее платье, но более блёклого цвета. Из-за моего роста подол платья волочился по полу и затруднял движение, а косынка, натянутая мне на голову, скрывала под своим покровом всю шевелюру. На моих ногах оказались маленькие чешки, практически не ощущаемые ногой.

Дамы через массивную резную дверь цвета хаки вывели меня из комнаты. «Снаружи» оказался тёмный продольный коридор с коричневатым камнем на стенах. Каждые пару метров освещал кружок красноватого света из каплевидного светильника. Знающие направление сопровождающие немедленно повернули влево, где через метров десять арочный проём открыл вид на массив лестниц, видимо соединяющих различные части весьма крупного здания. Каждая из лестниц отличалась от своей соседки не только направлением, но нередко и материалом, а, возможно, и возрастом.

Войдя в проём, по каменной лестнице мы спустились ниже. Во время спуска по истёртым, но ровным и крепким ступеням, я заметила ещё три похожие, находящиеся на том же уровне, что и пройденная нами.

Закрученная «каменка» оборвалась коридором из дверей с вырезанными рисунками. Я успела рассмотреть лишь изображения нескольких зерновых, расположенных в нескольких метрах друг от друга, как меня ввели в одну из них.

Коморка была освещена одним светильником, похожим на те, что я встретила в коридоре. Его света хватало, чтобы рассмотреть девушку в той же униформе, что и на мне, похоже введённой здесь повсеместно, которая склонилась над мешком с зерном. Первое из реплики одной из дамочек было слово Мирра. Логично было предположить, что так зовут саму девушку. Обернувшись на обращение, девушка встала и поклонилась, а женщины подтолкнули меня вперёд, будто оставляя мороку другому. Не заметив ступенек, я оступилась и упала на пыльный пол, а дамы, сопровождая всё это злобными смешками и, предположительно, издёвками, вышли из комнаты, захлопнув дверь.

Девушка помогла мне встать и тихонько залепетала на том же языке какие-то слова. Слова казались знакомыми, возможно это дальний родственник английского, но уроки в школе казались такими далекими, что я не могла понять смысл. В любом случае, знала я этот язык или нет, отсутствие голоса прекращало все мои попытки найти с ней общий язык.



Майя Тандр

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться