Переломный момент

Размер шрифта: - +

Переломный момент

Ленс устал. Солнце уже сияло над головой, а он  с восхода  бродил по улицам города в поисках подходящего человека. Большой город, вечный шум на улицах. Сыро и холодно. Долг не позволял останавливаться, заставлял вглядываться в незнакомые, чужие лица и шептал « Не то! Не то!».  Где-то в этом городе есть особенный человек, но где он? Чем он отличается от толпы других людей? Может, этот особый как-то ярко одет? Или ездит в дорогом автомобиле, его сопровождают телохранители, или он сидит в кабинете, куда вход посторонним заказан? Нет, всё должно быть проще, иначе миссия бессмысленна. Времени до заката. Дыхание вырывается облачком пара. Ноги гудят, тяжёлая одежда давит на плечи. Ещё чуть - чуть и внимание мужчины замкнётся на нём самом, а всё окружающее превратится в серую мглу. Ленс понял, что нуждается в отдыхе. Где же можно отдохнуть, не прерывая поиски? Так чтобы люди рядом с ним постоянно менялись, и Ленс снова и снова видел бы новые лица?  В преддверии праздников герои фильмов и сказок, люди в костюмах супер героев встречались тут и там. Артисты и весельчаки решившие порадовать друзей и себя странными нарядами дарили улыбки и поздравляли окружающих с Наступающим Новым Годом. Среди всей этой кутерьмы широкоплечий мужчина на две головы возвышающийся над человеческим потоком выделялся хмурым видом и странной одеждой. Многие  подходили к необычному человеку, хлопали его по плечу, рассматривали добротный костюм. Ленса раздражало подобное внимание, тем более что подходили не те, не те.

- Дядька! Ты из какой сказки? – Ленса окружили несколько молодых людей. Мужчина разочаровано поморщился ни один из этих не подходит.

- Из параллельного мира.- Сказал правду Ленс, терпеливо позволяя себя ощупать.

- Да ты крут! – Восхитился один из парней, проведя по защитной вышивке ладонью.

- На шамана похож!- Удивилась девушка, задев горсть амулетов, прикреплённую к поясу.

- А борода как у Хагрида!

- Чернобородый Дед Мороз!

- Ну ты хватанул, не пей больше с утра, а то и зелёных чертей увидишь!

Компания рассмеялась легко и беззаботно, от чего в душе Ленса разгорелась жгучая зависть. Как они смеют  радоваться жизни, когда его мир под угрозой гражданской войны! Когда самая важная персона его мира при смерти!

- Эй, великий актёр, дай визиточку, может пригласим тебя выступать на нашем сабантуйчике.

- Все уже раздал. – Буркнул Ленс на ходу. Он устал от этих радостных лиц, мишуры, громкой музыки. Почему в этом мире праздник, в то время как в его всё застыло в предчувствии беды? Нет, нужно отдохнуть. Ланс направился к троллейбусной остановке, зашёл в первый подъехавший троллейбус. В общественном транспорте всегда много людей. Он опустился на освободившееся место, ноги отдыхали, Ланс вглядывался в лица, то и дело возвращаясь к детям. Детей много, и на улицах и тут, галдящие улыбающиеся, что то доказывающие и чем-то хвастающиеся дети были везде! Совсем маленькие то и дело подходили и ничтоже сумняшеся  тыкали в него пальцами и оглашали округу «Дед Мороз!» Ланс поймал себя на мысли, сможет ли он сделать необходимое, если нужным человеком окажется такой карапуз? Сможет, он всё сможет. Перед ним встал ряженый в красный балахон и искусственную бороду мужчина. Он улыбнулся Лансу. Опять не тот.

- С наступающим, коллега. – Дыхнул перегаром в сторону Ланса ряженый. Такие ряженые попадались там и тут, удивительный мир.

Настя ступала величественно и важно, каждое её движение было по-королевски грациозно. Вслед красивой девушке оглядывались многие парни, а женщины завистливо вздыхали. На её губах застыла полуулыбка, глаза загадочно блестели. Настя ни куда не торопилась, её отпустили с работы чуть раньше. Хотя какая это работа? Так подработка, но на каникулах она сможет заработать больше. Настя шаг за шагом приближалась к своему дому. Со стороны её движения казались естественными, но такая осанка  и манера держать себя выработалась совсем недавно. Настя хранила в себе Боль, девушку распирало от боли, ей казалось, что боль плещется в её теле и от резких движений становится невыносимой. Избегая  лишних мучений, Настя двигалась так, будто носила на голове очень хрупкую драгоценную вазу. Девушка зашла в подъезд поднялась на второй этаж, открыла дверь своим ключом. Она не хотела домой, но с некоторых пор ей не куда было больше идти. Дверь бесшумно распахнулась в маленькую уютную прихожую. Настя зашла, так же тихо заперев за собой входную дверь. Родители должны быть дома, так и есть - из кухни доносятся голоса.  Настя хотела как можно тише пробраться в свою комнату, не попадаясь маме и папе на глаза

- Надо сказать об этом Насте.- Устало вздохнул мужчина. Настя замерла рядом с кухней, ещё два метра и она сможет спрятаться в своей комнате.

- Когда наш ребёнок родится- у него должна быть своя комната!- взвизгнула женщина. Боль всколыхнулась, устроив цунами в сердце девушки. В глазах потемнело. За последние десять лет Настя успела забыть, что в этой семье она всего лишь приёмыш. От дикой боли девушка покачнулась  и шагнула, но не вперёд по направлению к своей комнате, которой, как оказывается, она не достойна, а назад, к выходу. Семья проживала в двух комнатной квартире, одну комнату занимала Настя, другую - её родители. Несложно догадаться, кому придётся освободить жилплощадь, неужели Настю опять отдадут в детдом? Уже такую взрослую? Было около  двенадцати, когда красивая улыбающаяся девушка зашла в троллейбус. Настя села у окна и стала смотреть на проплывающие мимо дома, магазины, улицы, украшенные электрическими гирляндами. Она смотрела на яркий, прекрасный весёлый мир. Ни чего этого уже не увидит самый лучший мальчик на свете – её единственный друг. Из - за боли, горя, и осознания что она видит то, что уже многим недоступно, мир сиял для неё новыми красками. Она впитывала его взглядом. Каждая мелочь воспринималась удивительно остро, и бумажные снежинки, приклеенные к оконному стеклу, и мужчина, подхватывающий на руки смеющеюся девушку, и обилие пакетов, свёртков, коробок в руках прохожих, дети взрывающие хлопушки с конфетти. Жизнь, там за стеклом жизнь. И ни кто не знает, как им повезло быть такими счастливыми. На губах девушки застыла лёгкая нежная улыбка. Глаза казались блестящими от не пролитых слёз, солёная влага скапливалась у век, но не стекала из широко открытых глаз, Настя редко моргала, стараясь ни чего не пропустить. Ей было больно, безумно больно, боль наполняла её и распирала из нутрии, как воздух наполняет воздушный шарик. Боль искала выход, выход которого не было. Настя сидела нарочито расслаблено, любой увидел бы в ней всего лишь счастливую школьницу. Но Настя страдала, её жизнь в очередной раз совершила крутой вираж.



Калайджи Евгения

#25154 в Фэнтези

В тексте есть: особенный человек

Отредактировано: 06.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться