Перемена

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ I: ОТРИЦАНИЕ. Глава 1

 

– Вызывал?

Захожу в кабинет отца как всегда без стука. Выражение лица родителя подсказывает, что меня ждут неприятности.

– Что-то случилось?

– Садись.

С этими словами он придвигает мне объемистую папку. Занимаю указанное место и начинаю листать документы. По спине пробегает холодок. Почти под каждым из них стоит моя подпись.

– Я собрал все твои дела за последние два года, – в его голосе звучит металл. – Такое впечатление, что ты нарочно заключаешь убыточные контракты.

– Мне не везло.

Он пропускает реплику мимо ушей.

– Если так пойдет дальше, фирма обанкротится через несколько лет.

Я откидываюсь на спинку кресла и закуриваю.

– Не преувеличивай.

Старик любит драматизировать. В его глазах вспыхивает нехороший огонек, и я прикусываю язык. Отец создал компанию с нуля и остро переживает взлеты и падения. Порой мне кажется, что он любит свое детище больше, чем меня.

– Сейчас будет лекция, – мелькает в голове.

Я не ошибся. Отец разражается пространной речью о событиях тридцатилетней давности, когда он только начинал создавать корпорацию. О трудностях и невзгодах, стоявших на пути, о том, чего ему это стоило и какой я балбес.

– Мне больно видеть, как ты день за днем разрушаешь плоды моего многолетнего труда! – продолжает заводиться он.

Храню молчание.

Из наших споров он всегда выходит победителем. К тому же старик непредсказуем и злить его лишний раз не рекомендуется.

Постепенно головомойка начинает действовать на нервы. За прошедшие полгода я успел выучить ее наизусть.

– А последнее твое «достижение», - отец тыкает пальцем в раскрытую папку. – Язык не поворачивается назвать контрактом. Грабеж чистой воды!

– Тысячей больше, тысячей меньше, – взрываюсь я. – Какая разница?!

Не успел я договорить, как хочу взять свои слова обратно.

Пауза.

Время остановилось и только часы на стене оглушительно тикают. Я сижу как на углях под тяжелым взглядом отца и боюсь пошевелиться. Сигарета обжигает мне пальцы. Наконец, он нарушает молчание.

– В этом вся проблема, – его голос пугающе спокоен. – Ты не умеешь считать деньги.

К чему он клонит?

– Поэтому весь следующий год будешь зарабатывать сам.

Я должно быть ослышался.

– Ты уволен.

– Шутишь?!

– Все твои счета, кроме одного с сегодняшнего дня заморожены.

Он шутит. Члены нашей семьи имеют склонность к черному юмору.

 – Почти подловил, – весь апломб возвращается в мгновение ока. – Остынь, договорим завтра.

Давлю окурок в пепельнице и поднимаюсь.

– Я серьезно.

– Бегу оформлять пособие по безработице.

Уверенно покидаю кабинет. Страх отступил, но едва уловимое беспокойство по-прежнему не отпускает. Отец слов на ветер не бросает.

Какую цель он преследовал?

Хотел припугнуть? Но я ведь давно не мальчик.

В кармане вибрирует телефон. Закатываю глаза. Очередное напоминание от секретарши о предстоящих встречах. Бросаю взгляд на экран и застываю на месте.

Пропасть уведомлений из банков, но у всех один смысл: мои карточки заблокированы.

*

Шок.

Поверить не могу, что он это сделал.

Убираю телефон и направляюсь в сторону лифта.

Выпить. Срочно.

На этот раз меня обслуживают по первому разряду. Той официантки след простыл, готов поспорить, что не прошло и часа, как ее выставили за дверь.

Мысли приходят в порядок, решение возникает само собой: надо идти к матери. Она единственная, кому удастся помирить нас с отцом. Сколько раз именно благодаря ей, мелкие перепалки не перерастали в нечто большее.

Подзываю официанта и протягиваю одну из карточек. Он уходит, но через некоторое время появляется вновь.

– Прошу прощения, – его лицо выражает крайнюю степень растерянности. – Платеж не проходит.

Черт возьми!

Совсем забыл, что кредитки теперь стоят не дороже куска пластмассы. Не глядя, выуживаю из бумажника первую попавшуюся купюру.

– Сдачи не надо.

*

Подъезжая к дому, бросаю взгляд на часы. 16:37. Тиран, скорее всего, еще не вернулся. Тем лучше.



Е Кудревич

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться