Переплетая нити судеб. О случайностях и закономерностях

Размер шрифта: - +

Глава 2

Ашасси поняла, что больше не может бежать, когда в очередной раз споткнулась и упала, не успев даже выставить перед собой ладони. Ноги без плетенок, израненные невидимыми в сумерках колючками, сбитые об острые камни, нещадно болели. К тому же этот лес был ей незнаком, по нему не ходили даже егеря, а для оленей их тропы были достаточно удобными – но не для босого человека.

Бежать дальше было бы безумием – сквозь густые кроны больше не пробивалось ни единого луча света, темнело быстро; в лесу, вопреки рассказам стариков, животных было с избытком, прежде всего змей, ядовитых муравьев и крупных хищников, судя по лающему вою вдали. По-хорошему, следовало бы добраться до воды и поискать пристанища среди камней или на дереве, там будет и светлее, и безопаснее, вот только…

К реке не вела ни одна тропа. Все они неизменно поворачивали, когда в воздухе разливались характерная прохлада и речной запах.

Ашасси перешла на осторожный шаг, а затем вновь остановилась, глядя на запад и облизывая пересохшие губы. Решившись, сделала было шаг вперед, но тут же одумалась. «Эта река не несет жизни, - одернула она себя. – В ее водах таится лишь смерть. Недаром здесь нет даже кровососов, которые всегда роятся у воды. Ни комаров, ни…»

Додумать она не успела. Перед ней внезапно выросла тень. Легкий испуг сменился леденящим ужасом, когда во мраке зажглись две алые точки.

Не в силах пошевелиться, Ашасси смотрела на жуткое создание, нависшее над ней. Это был не человек. Скелет, неизвестно как держащийся на ногах. Глаза, горящие алым. Что-то капнуло на запястье. Она непроизвольно дернулась, вытирая руку об одежду. Кап. Кап.

Существо сглотнуло.

Слюна. Это слюна.

«Чудовища, пожирающие людей», – вспомнила девушка, тупо глядя на красноглазого монстра.

Смазанное движение, за которым она не успела проследить. Ледяное прикосновение, стальные объятия – и вдруг в шею вгрызлась резкая, жгучая боль. Слабо вскрикнув, Ашасси попыталась оттолкнуть монстра, но тот только крепче стиснул ее, прижимая к себе. Чавкающие, свистящие звуки и тихое, леденящее кровь рычание разогнали сгустившуюся тишину.

Темные капли окропили землю.

Она проследила за ними взглядом, чувствуя, как по телу разливается холод, и с отчаянной ясностью осознала: это смерть.

Она обещала богу кровь… Бог не отпустит ее, не взяв своей жертвы.

Но разве это – жертва во благо?! Стать пищей для монстра?!

Отчаянно борясь с дурнотой и слабостью, отказываясь без борьбы принимать такую участь, Ашасси тщетно попыталась оттолкнуть чудовище и удержаться на ногах, вцепилась в какой-то шнурок – но тот, не выдержав, лопнул. Новый всплеск боли. Перед глазами заметались желтые искры, быстро пожираемые чернотой. Ноги подогнулись, и она почти с благодарностью погрузилась в беспросветную тьму.

По крайней мере, агония была недолгой.

 

***

 

Зверь отчаянно взвыл и замолк. Боль заставила его выпустить обмякшее тело и рухнуть на колени. Бешено колотился пульс, отдаваясь в висках; тело постепенно наливалось полузабытой силой, сознание прояснялось.

Не зверь. Он не зверь. Зверь – лишь часть целого, существенная, но не главная.

Слабость и головокружение, словно лопнула вдруг до предела натянувшаяся веревка, удерживавшая его на привязи, душившая, не дававшая вздохнуть.

Запах крови в ночном воздухе – и воды с ноткой тлена.

Он наконец огляделся – и впервые по-настоящему увидел то, что его окружало.

Мертвый лес. К востоку – оленьи тропы. К западу – мертвая река. Все это и раньше сообщали ему обоняние, зрение и слух, но только теперь сознание расшифровало полученные ими сигналы.

Он фактически заново учился видеть и ощущать. Границы восприятия неожиданно раздвинулись, и это причиняло почти нестерпимые мучения. Он забыл, как пользоваться собственным телом. Забыл, как пользоваться собственным разумом. Инстинктивно обратившись вовнутрь, он увидел, что связи между сущностью и телом нарушены – не все, но многие. Не разорваны, к счастью, но изменены и истончились. Еще немного – и они бы лопнули, не выдержав гонки по речному берегу, без еды, воды…

Вкус крови во рту.

Еда.

Девушка.

Дрожащими руками он перевернул ее. Кровь стекала на землю из разорванного сбоку горла, обжигая манящим ароматом ноздри. Выпивать ее насухо сейчас было бы глупо. К тому же… он посмотрел на шнурок, который девушка сжимала в кулаке – и ощутил гнев с примесью животного страха.

Вот что сделало его таким. Вот что освободило зверя.

Мешочек, привязанный к шнурку, излучал зловещую магию, которую он смог увидеть, слегка сместив угол зрения. Умение, недоступное людям. Да, тошнотворное переплетение ядовитых желто-сине-красных нитей окружало злокозненный амулет. Проклятье… Если бы не счастливая случайность…

Оставлять девчонку так нельзя. Каждая капля – зря потерянные силы, для нее и для него. Кровь надо остановить.

Но как?

Он нерешительно коснулся пальцами раны и тут же отдернул их, едва с них сорвались теплые искорки. С недоверием посмотрел на свои руки. Но это тепло было ему знакомо. Он умел так делать когда-то. Навык остался, пусть сознание и не понимало, что происходит и как.

Сосредоточившись на намерении, он вновь коснулся горла девушки. Теплые искорки, щекочась, перетекали с его пальцев на рваную, сочащуюся кровью рану, пока та не превратилась в уродливый шрам. Выдохнул, убирая руки и нависая над девушкой.

Все-таки жива. Он успел вовремя. Кровь манила, притягивала…

Он слизал остатки с ее горла и отстранился. Пока этого хватит. Нельзя забирать у нее еще. Он с искренним сожалением посмотрел на заляпанную землю, медленно впитывающую темную вязкую жидкость. Пища потеряна зря… Но ничего, он свое получил – и получит больше, когда выяснит все, что нужно.



Лина Элевская

Отредактировано: 02.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться