Переплетая нити судеб. О случайностях и закономерностях

Размер шрифта: - +

Глава 8

Оборотень с волчьей ипостасью, которым оказался целитель Кэссери, был уже не молод. В звериных глазах светился острый ум, хотя им недоставало живости, да и собравшиеся в уголках глубокие морщины говорили скорее о частых беспокойствах, нежели о веселом нраве.

Целитель действительно многое повидал за свою стапятнадцатилетнюю жизнь. И искренне полагал, что удивить его уже невозможно.

Однако когда к вам на прием приходит вампир с амнезией и просит продиагностировать состояние связей сущности и тела, это вызывает как минимум изумление.

Тем не менее оборотень умело скрыл свою реакцию и, не откладывая дело в долгий ящик, велел пациенту лечь и расслабиться, а затем приступил к необходимым процедурам. Он был обучен видеть связи, но не работать с ними, о чем честно предупредил своего нынешнего больного.

По окончанию процедуры, застегивая рубашку, вампир, представленный в записке мессира Тескли как господин Данканар, будничным тоном произнес:

- Мессир Кэссери, я полагаю, вы понимаете, что о моем визите лучше не распространяться?

Немолодой оборотень с седыми, но с виду скорее серыми волосами внимательно посмотрел на Дана.

- Разумеется. Скажите… лорд Данканар…

- Почему вы так меня назвали? – вздрогнув, перебил его пациент.

- Я кое-что знаю о вампирах, - уклончиво произнес пожилой волк. – Вы не похожи на большинство тех, кого мне доводилось встречать. Наличие мощнейшего блока на вашем сознании, боевая трансформа – я «прочел» ее при диагностике, - которая к тому же активируется сознательно, а не инстинктивно… Не говоря о том, что в вашем состоянии вы должны думать только о крови, а не совершать благодеяния богатым купцам.

- Вы превратно истолковали сообщение мессира Тескли, - холодно прервал его Дан. – Оказанная мной услуга была случайна, не носила личного характера и успела изгладиться из моей памяти за прошедшие с того дня пять лет.

- Пять лет… - оборотень покачал головой, отметив про себя резкие перемены в речи пациента, только подтверждавшие его подозрения. – Хорошо, лорд Данканар, я буду предельно искренен с вами. У меня есть причины полагать, что вы принадлежите к более или менее знатному вампирскому роду – отсюда способность сознательно управлять инстинктивными реакциями, скорость регенерации и более крепкий самоконтроль. Но больше, пожалуй, я сказать вам ничего не могу. Я не занимаюсь укреплением связей, не владею силами, необходимыми для преодоления блока на вашем разуме и, соответственно, не могу помочь вам узнать правду о вашем прошлом. Боюсь, вам придется искать другие пути решения вашей проблемы. И из-за моего искреннего почтения к роду Тескли я готов взять на себя обет молчать о вашем появлении и состоянии. Вас это устраивает?

- Вы прекрасно понимаете, что меня это не устраивает – то есть не ваше почтение к роду Тескли и не ваш обет, а ваш диагноз. Но у меня, похоже, нет выбора, верно?

Оборотень устало сложил руки на груди.

- Поймите, лорд Данканар, есть определенный риск. Если вы даже найдете способ узнать о своем прошлом, насильственное восстановление истонченных связей вызовет сильный шок. При нынешнем состоянии вашей психики вы его просто не выдержите. Понимаете? Вместо мгновенного восстановления связи могут лопнуть, и вы останетесь пустым сосудом с погасшей искрой сущности. А потому мой вам совет: не пытайтесь вспомнить, живите, выздоравливайте, набирайтесь сил и понемногу укрепляйте связи. Вместе с ними вернутся и ваши воспоминания – естественным путем.

Он видел по лицу вампира, что тот обескуражен его словами.

- Я надеялся услышать иной ответ, - пробормотал Дан.

- Я мог бы сделать вид, что помогаю вам, или рассказать вам какую-нибудь чушь, которую так легко принять за чистую монету, - пожал плечами целитель. – Но я предпочитаю честно заниматься своим ремеслом. То, что я смог установить в ходе диагностики, вы уже слышали.

- Да. И я благодарю вас за честность. И за потраченное время.

- Не волнуйтесь, оно оплачено с лихвой. Единственное… - и мессир Кэссери быстрым, беглым почерком написал несколько слов на небольшом листке бумаги. Приглядевшись, Дан понял, что это рецепт какого-то отвара. – Вот это может помочь. Обычно, правда, его используют для восстановления психики после срыва. Но ваши симптомы в общем схожи с этим недугом, только выражены гипертрофированно. Это должно помочь. Курс приема – две недели, после каждого неделю перерыва. Рекомендую три полных курса. Сожалею, но это все, чем я могу вам помочь. Скорейшего выздоровления.

- Благодарю вас, - коротко поклонился Дан и вздрогнул, едва выпрямившись.

Это еще откуда взялось? Да так просто и естественно?

Оборотень заметил и поклон, и мгновенное замешательство вампира, но не подал виду и коротко поклонился в ответ, не вставая, впрочем, из-за рабочего стола.

- Не стоит благодарности.

Дан неловко кивнул и двинулся к двери.

Кэссери молча проводил его взглядом.

Но искушение проверить догадку оказалось слишком сильным. Он не так уж мало знал о высокородных вампирах… Вряд ли с тех пор их этикет успел претерпеть сильные изменения.

Уже у порога Дан вдруг услышал негромкое:

- Долгой вам ночи.

И автоматически, даже не задумавшись о смысле произносимого, ответил:

- Полной луны.

Обдумать пожелание и ответ ему удалось только за дверью.

 

При виде бледного, задумчивого вампира Ашасси было с надеждой кинулась ему навстречу, но тот, увидев ее, покачал головой. Оживление девушки рассеялось в тот же миг.

Значит, и здесь промашка… и что делать теперь?

Этот вопрос она повторила вслух, когда они с Даном успешно растворились в толпе близ целительской.

- Теперь… - медленно произнес вампир, и она поняла, что под мрачной задумчивостью друга скрывались тревога и нежелание принимать решение, о котором он может пожалеть. – У нас осталась лишь одна ниточка, Ашасси. И она ведет прямиком в Маннир.



Лина Элевская

Отредактировано: 02.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться