Перерождение. Часть 1

Размер шрифта: - +

Глава 17. ч.1

 

Встреча с родными, как всегда вызвала ощущение защищенности и умиротворения в душе Алексея. Стало вдруг тихо и спокойно, все понятно и просто, как в детстве. Он с радостью выслушал немудреные новости о текущих делах родителей, поужинал в семье, восхваляя выпечку по новому рецепту и отдавая должное старому, потом, как обычно, они сидели в гостиной у камина, несмотря на летнюю пору и разговаривали о том, о сем. 

Маргарита Львовна смотрела на периодически зависающего с глупой улыбкой на лице сына и все больше укреплялась в своей догадке. Чувствуя момент, она задала вопрос, который при других обстоятельствах показался бы ей верхом нетактичности. 

-   А не влюбился ли ты часом, сынок? 

Оба ее любимых мужчины с одинаковым выражением уставились на нее. 

-   Что? – спросил отец.

-   Откуда? – одновременно выпалил сын. 

Все трое рассмеялись. Смеялись долго, открыто, выбрасывая со смехом радость от встречи.  

-   Ну мама! Ну Шерлок! 

Алексей вытер выступившие на глазах слезы. И тут же посерьезнев, ответил. 

-   Да, мама, влюбился. Так влюбился, что страшно! И не спрашивайте меня, сам ничего не знаю. Но мама, папа… -  он обвел их лихорадочно блестящими глазами, - я люблю ее и буду рядом в любой ситуации, и надеюсь, вы меня поддержите. 

-   Хорошо сынок, - приобняла его мать, - все будет хорошо. И мы всегда будем рядом с тобой. 

Они еще долго сидели вместе, молча глядя на огонь и перебирая мысли каждый о своем. 

Николай Николаевич, глядя на сына, думал, о том, как он похож на Риточку. Ему лично, он был уверен в этом,  выпал в жизни счастливый билет, он встретил свою половинку. Дай бог, сыну такое же счастье в семье. Только вот где оно, и когда появится это счастье. И не спросишь, не ответит. Здесь он в отца уродился. Сам Николай такой же, слова лишнего не скажет. Много Риточка с ним намучилась, пока он научился делиться с ней. И мысли Николая плавно утекли в молодые годы, первые встречи, первые годы совместной жизни.

Маргарита же думала исключительно о сыне. Не понравились ей его последние слова – «..несмотря ни на что…». И что же это может быть? Видно по нему, что горит от любви, но что-то не так… может это и есть «ни на что», только вот не узнаешь, пока не созреет. 

Нет, это не Наташа, ответила она сама себе на промелькнувшую в голове мысль. Кстати, что там Наташа? Молчит он о ней. Ну да ладно, и так понятно, что родила. Надеюсь, у нее все в порядке. 
Давненько мы у сына в доме не были. И не приглашает. Напроситься?

Пожалуй подождем еще. 

-   Алешенька, а ты надолго к нам? – спросила она как бы между делом. 

-   Нет, моя хорошая! Прижался грудью к мягкому плечу, обняв за спину, Алексей. Завтра заеду в усадьбу и вечером улечу. А обедаю дома, не прогонишь, - неловко пошутил он, пытаясь смягчить горечь от короткой встречи. 

-   Ничего, сынок,  в другой раз подольше получится, - вздохнула Маргарита. Мысли о посещении усадьбы отпали сами собой. Нечего им там делать, если Алексея не будет. 

Под утро Алексея поднял звонок телефона. Срочный вызов  на объект, самолет уже готовится к вылету, его будут ждать как можно быстрее. 

Пришлось разбудить родителей, спешно собираться и выезжать, скомкано простившись. Он с трудом вынес взгляд опечаленной матери, обнял ее на прощание, шепнув «я скоро буду», хлопнул отца по по плечу и уехал на аэродром.

Окунувшись в работу, почти сутки не выходя из цеха, Алексей отключился от всего, кроме стремления как можно быстрее и с меньшими потерями ликвидировать последствия аварии.

Очнувшись после завершения работ и сообразив, что прошло уже двое суток с момента его отъезда из усадьбы, он тут же мысленно переключился на дом.
Как там его Оленька, что делает сейчас? Он пытался вспомнить их с малышкой расписание, потом соотнести его с другим часовым поясом, но в итоге признался себе, что он идиот, и мог хотя бы сфотографировать лист с режимом девочки, чтобы не позвонить в неподходящее время. А потом обозвал себя дважды идиотом, потому что не удосужился взять номер телефона Ольги. Расстраивался он недолго, потому что уснул тут же в цехе, на затертом кожаном диванчике, подложив под голову чью- то куртку. 

Первой мыслью его после пробуждения была душевая и чистая одежда. Осмотревшись, он с благодарностью подумал о коллегах, давших ему  возможность поспать и даже притащивших откуда-то  старенький плед. Ведь не только он, весь состав сутки не вылезал из цеха. Сейчас здесь тихо, мерно гудят аппараты, сидит оператор, все спокойно. 

О причинах потом, потом… Сначала прогнать все от начала до конца, убедиться, что теперь все в порядке, а потом можно анализировать проблемы и искать причины сбоя. На это уйдет не один день, но оставить неразрешенным вопрос он не может. 

Как же не вовремя! Может попросить Веру узнать телефон Ольги? 
Нет, это некрасиво будет выглядеть. Она может обидеться, оскорбиться…
Что ж, придется потерпеть. Будет стимул побыстрее справиться с проблемами, невесело ухмыльнувшись, подумал он.
Но, к большому огорчению Алексея, по окончании комплекса работ по ликвидации аварии, выявлению и устранению причин, приведших к сбою, он не вернулся домой, а вылетел на новый объект. Так, в перелетах он провел бесконечные три недели. Три недели вдали от той, к которой каждую свободную минуту тянулось сердце. 

* * *

Получив в распоряжение шикарную площадь и безграничную возможность прогулок по саду, Ольга со своей подопечной с головой окунулись в его исследование. Для них это стало своего рода игрой – открой новый уголок! Маша принимала во всем активное участие, она с любопытством воспринимала все – от букашки до шишки чертополоха, запутавшегося в ее волосах. Она ползала, каталась, кувыркалась, хлюпалась, падала… И никогда не плакала.



Олника

Отредактировано: 03.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться