Перерождение. Часть 2

Размер шрифта: - +

Глава 26. ч.4

 

- Буди, что ли.

Ресницы девушки дрогнули и медленно поползли вверх, слегка приоткрываясь и снова опускаясь, пока, наконец, не открыли нам удивительные фиолетовые глаза, безразлично уставившиеся в потолок. Мы с Данилычем дружно выдохнули. Первый раз в жизни я увидела такие глаза. Просто фейские. Иначе не скажешь.
Взгляд девушки поплыл в нашу сторону, резко остановился, переметнулся с лица на лицо. Темные брови нахмурились, губы сжались, выпустив из трещинки капельку крови. Данилыч дернулся было стереть ее, но девушка резко отшатнулась, глядя на него беспомощно и жестко одновременно. Рука наставника медленно опустилась. Он с сожалением подумал, что испугал девочку, но уже не исправить.

- Тебя ведь Олесей зовут? – Негромко спросила я, отвлекая ее от Данилыча. – Не бойся, мы тебя не обидим. Смотри, я тебе бульон и чай принесла. Иван Данилович, простите, что заняли вашу комнату – демонстративно уважительно обратилась я – но не могли бы вы оставить нас ненадолго с Олесей?

- Да-да, конечно – вставая ответил он и вышел из комнаты. Я только сейчас обратила внимание, что он так и не разделся, сидя в теплой зимней одежде.

- Ну, Олеся, давай знакомиться. Я – Маша. А это – я обернулась в сторону Юны и застыла на полуслове. Ее не было. Ну правильно, это я туплю. Не хватало еще, чтобы Олеся всем рассказала про мою подружку. Я вновь обернулась к девушке – А это наш наставник, Иван Данилович. Мы здесь группой на практике. С учителями.

Из глаз Олеси покатились слезы. Она судорожно вздохнула и смахнула их со щек. Облегченно выдохнула, улыбнулась. Я подала ей салфетку, показывая на губы. Она промокнула очередную каплю и засмеялась.

- Пожалуй, лучше не смеяться, но не получается.

И голос тоже фейский! Почти как у Юны, нежный, завораживающий. Так не бывает, чтобы все, и одному человеку! Я метнулась к столу, скрывая свое замешательство. Или зависть? Вот еще, ревности и зависти мне только не хватало на старости лет! Схватила чашку с бульоном и подала Олесе.
Она с благодарностью во взгляде приняла ее и начала медленно пить. Наслаждаясь и блаженно прокатывая драгоценную жидкость по языку. Глядя на нее, я просто физически чувствовала каждую каплю, ее вкус и то, как глоток бульона прокатывается по пищеводу и падает в желудок.

Что за напасть! Я потрясла головой, скидывая наваждение. Оголодала так, что ли?
Олеся выпила все до последней капли и с благодарностью посмотрела на меня. Я поставила чашку на стол. Мы помолчали, разговор не клеился.

- Расскажешь о себе? – Не дождавшись от девушки пояснений, спросила я, наблюдая за ней. Удивительно, как это хрупкое создание еще живо. Судя по рассказу любителей развлечений, нашли ее без сознания, практически замерзшую. И без всяческой помощи она пришла в себя. Не видно ни обморожений, ни простуды.
Она согласно кивнула.

- Расскажу. Учителю вашему, наверное? Только можно сначала вымоюсь? И… – она беспомощно посмотрела на свое одеяние и замолчала.

Я отвела ее в душ, потрясла Тима на предмет одежды и отправилась на кухню. В доме было тихо, все, кроме Тимура и наставников уже поужинали и улеглись спать.
Девушка помылась быстро, мы еще только собрались в гостиной.
Она застыла на верхних ступеньках лестницы, не решаясь пройти дальше. Не ожидала увидеть здесь такую компанию.
Надо же, одежда высокого юноши была ей не слишком и велика. Подвернутые штанины и рукава и слегка спущенные плечи рубашки нисколько не портили наряд. Напротив, она выглядела в нем удивительно свободной и гибкой.

- Спускайся, мы тебя ждем. – Замахала я рукой. Олеся медленно спустилась, полыхнула своими нереальными глазищами и села к столу рядом со мной. Внимательно посмотрела на каждого представленного ей члена нашей группы и ограничилась лишь кивком, задержав взгляд на Владиславе. Он, в свою очередь, пристально смотрел на девушку, поджидая пока Олеся выпьет очередную чашку бульона с небольшим ломтиком хлеба. А затем предложил.

- Вы продолжайте ужинать, а мы с Олесей пойдем посекретничаем. Ты не против? – Он с улыбкой посмотрел девушке в глаза и, дождавшись утвердительного кивка, встал из-за стола и пошел наверх, уводя с собой нашу гостью.

Владислав Эдуардович вернулся лишь часа через два. Задумчивый и расстроенный. Он с сомнением посмотрел на меня, на Тимура, и даже на Темира Анваровича. И с извинениями сообщил, что девушка просила не посвящать в ее откровения никого, кроме Ивана Даниловича. Мы без возражений встали и пошли по своим комнатам. По пути меня нагнало сообщение Данилыча с просьбой прослушать все, о чем они будут говорить. Все равно придется потом пересказывать. Лучше уж сразу.

Как оказалось, не напрасно мы некоторое время назад наметили работу с психиатрическими лечебницами. Случай с Олесей наглядно подтвердил наши догадки, что среди больных могут находиться вполне здоровые люди, имеющие ярко выраженные способности.

История ее началась два месяца назад, когда она впервые почувствовала себя не вполне здоровой. У нее появились галлюцинации. Не во сне, наяву, раз за разом вставали перед ней картины проваливающейся земли с уходящими в недра домами, машинами, людьми… И она летела, летела следом за ними. Этот бесконечный полет, или вернее, падение, повторялся и повторялся, обретая все более реальные черты. Наступил день, когда она решила обратиться к психиатру.

Тогда она отделалась амбулаторным лечением и тремя неделями угнетенного состояния.
Видения пропали на некоторое время, но потом явились с удвоенной силой. До последнего времени девушка пыталась справиться сама, в огромных количествах глотала успокоительные, посещала расслабляющие процедуры, и даже наведалась к женщине экстрасенсу. Ничего не помогало. Видения становились все ярче и реальнее. Она уже не могла работать, потому что галлюцинации следовали одна за другой, выматывая, не давая уснуть, забыться отключиться.



Олника

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться