Пересечь сплошную

Размер шрифта: - +

Глава 10. За сутки до конца света (1)

Нет, Лерка и Кирилл — это… Это… У меня даже слов цензурных на них не оставалось. Прошло больше месяца, как мы сделали опрос населения. Мы, кстати, это — я, Назаров и, прости господи, Протасов. Даже Протасов и тот сделал! Мы собрали столько, сколько положено анкетных листов. А эти… Эти — они не только не чесались, чтобы сделать опросы, они даже наши готовые листки посчитать не соизволили. Вот как таких называют? Не зря я паниковала, когда узнала о том, кто в моей команде.

 

Наша команда полным составом стояла на крыльце института и никуда не двигалась из-за закатившей истерику меня.

— Два! Два гребаных месяца вы не могли посчитать меньше пятисот листочков, — орала я как ненормальная на Кирилла.

С Лерки что-либо спрашивать смысла не было. Эта примороженная рыба сегодня оказалась еще и летящей. Она с умным видом хлопала глазами, прикидываясь, что смотрит на нас. Даже мимику порой пыталась изобразить разную, переводя взгляд с одного на другого, а если точнее, то сквозь всех, что стояли перед ней. Потому что все ее мысли были я примерно представляла где. В прострации на регистрации, где вот в таком квадратном окошке сидел один симпатичный мальчик, усыпанный звездами — по три на каждом плече (бла-бла-бла, жаль, что гаишник) … Она украдкой каждую минуту (да, каждую и да, именно украдкой) доставала из кармана телефон. Там же в районе кармана она его абсолютно незаметно включала, скосив взгляд просматривала, и так же незаметно убирала его назад. Потом, постояв несколько секунд с дебильной ухмылочкой и попялившись на нас, она снова проделывала все то же самое. Иногда, правда, таким же макаром она еще и умудрялась натыкать ответные буквы (там же в районе кармана). Главное, что все это происходило очень незаметно.

И правильно, никто на самом деле ничего и не замечал, потому что центром внимания на тот момент была я.

— Юль, что ты паникуешь? — невозмутимо пытался успокоить меня Кирилл. — Я же сказал, что сделаю.

— Когда? — с яростной злостью уставилась я в его уверенное смазливое лицо.

Господи, что мне могло нравиться в этом вечно строящем из себя непонятно что п… балаболе?

— Когда? — истерично взвизгнула я, так что даже понуро стоявший возле нас Стасик, безразлично крутящий на пальце колечко от ключей машины, чуть вздрогнул и поежился.

— Ну, время же еще есть. Какое сегодня? — Кирилл озабоченно огляделся, как будто где-то в воздухе возле института повисла табличка с сегодняшним числом. — Двадцатое… — в каком-то астрале календарь он все же, видимо, высмотрел. — А проект тридцатого… Еще целых десять дней.

Угу, десять. Это ему десять дней, чтобы листки переворошить. А практическую часть когда писать? Мне писать, между прочим! А презентацию Назарову когда делать? И не факт, что Назарову, а опять же, мне. Он тоже товарищ не очень-то надежный.

У ненадежного товарища в руках пискнул брелок, оповещая, что автомобиль уже дважды прогрелся, пока мы после занятий собирались, одевались, некоторые курили и вот теперь устраивали бессмысленные разборки.

Стас вздохнул и бросил унылый взгляд на парковку. Душа его рвалась домой к Малышу, который сидел там без тапочек с неразмешанным сахаром в чае, а я тут развела непонятно что.

И в самом деле, какой смысл переливать из пустого в порожнее.

— Отдай мне анкеты, — заявила я.

— Да посчитаю я… Юль...

— Отдай мне анкеты, — упрямо повторила я.

— Они дома.

— Пойдем, съездим, — кивнула я на Назарова. Тот встрепенулся и, думаю, вполне был готов стартануть. Он даже снова нажал на кнопку автозапуска машины. Лерка в очередной раз глупо улыбнулась, сунула руку в карман и тоже уставилась на Стаса.

— Завтра все принесу, — заверил Кирилл. — Тебя что сегодня понесло?  ПМС, что ли?

ПМС? Да, ПМС. Кстати, буквально на днях я ожидала эти дни. Но в данном случае мой гормональный фон был абсолютно не при чем. Хуже ПМС на мою психику мог повлиять только безалаберный самодовольный Крайнов.

 

— Будь проще. Что ты загналась из-за какой-то социологии? — заявил он мне ухмыляясь.

Проще? Проще, значит. Проще — как улыбающаяся Лерка, как скучающий Стас, как сам беспардонный Кирилл или как Протасов?

О да! Кстати, Протасов. Он, все это время молча наблюдавший происходящую сцену, вдруг что-то санализировал своими неизлечимо прямыми извилинами. Очнулся и в недоумение выдал.

— Это что, у нас теперь по социологии незачет будет?

Я оглядела Протасика. Красавца. Мечту моей дуры-сестры Настьки.

Нет, хуже ПМС и Крайнова для моей нервной системы существовал еще все-таки Протасов.

— Влад, скажи мне, зачем тебе диплом юриста? — устало спросила я и, не дождавшись ответа, сбежала с крыльца и пошла прочь к воротам.

— А что, нельзя, что ли, скинуться и заказать… — с неприкрытой тревогой спросил он у своих простых как три копейки сотоварищей. Это последнее, что я расслышала.



Ксюша Литт

Отредактировано: 09.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться