Пересечь сплошную

Размер шрифта: - +

Глава 17. Восьмой день после конца света (2)

Вечером, после девяти общественный транспорт ходит плохо. Надо было сразу вызывать такси. Не знаю, что меня дернуло потащиться вместе со всеми на автобус. Ко мне в коттеджи на обычном городском маршруте не добраться, а наш местный, который едет в частный сектор - последний рейс ушел больше часа назад. И что меня подвигло оказаться вместе со всеми на остановке в столь позднее время, сказать сложно. Все пошли, и я пошла... Несомненно, алкоголь сыграл не последнюю роль. Под его действием я обычно творю необдуманные вещи. Вспомнить хотя бы летнюю коллективную попойку, когда я отличилась и прицепилась к Крайнову с гнусными домогательствами. Так и теперь, похоже, не хотелось мне так быстро расставаться с тем же Кириллом, да и с другими ребятами тоже. Вечера мне показалось мало, и я решила продлить на несколько минут общение с ними, отправившись вместе со всей оравой ждать автобус. 

По идее, можно было доехать до конечной, а там и пешком, не сказать, что очень далеко — минут пятнадцать быстрым шагом, но можно и позвонить маме. Ей на машине забрать меня с конца города дело трех-четырех минут. Так что проблему, как добраться домой, я собиралась решать по мере поступления, а на тот момент мне действительно хотелось побыть еще немного с друзьями. Расстаться мне с ними предстояло аж до следующего года, а если точнее, то до самой сессии, которая должна была возобновиться только после продолжительных праздников. То, что зарекалась, следуя Юркиным пожеланиям, отказаться от общения со своими однокурсниками, я с спьяну, естественно, позабыла. 

 Сначала мы отправили в старую часть города Кирилла и Лерку — им повезло, их транспорт подошел сразу же, на который им даже пришлось бежать сломя голову. Особенно полупьяной Новиковой это сложно далось. Ее неуклюжие скачки на каблуках по скользкому тротуару вызвали у нас взрыв хохота. А потом уехал в свою сторону Протасов, и только мы с Назаровым так и стояли. Я ждала автобус, идущий на проспект Мира, а Стасу, насколько я знала, по идее было по пути с Владом. Но это если ему ехать домой. 

Сегодня же он явно провинился перед своей девушкой. Я сначала не понимала почему Янка не пришла, а позже выяснилось, что ее просто не позвали. Мои «стасоулавливающие» датчики донесли-таки до меня обрывок приглушенного разговора с Малышом, когда мы собирались расходиться. 

- Все уже сейчас по домам скоро, - отчитался Назаров, приняв входящий вызов и отходя в сторонку подальше от лишних ушей. Однако я все равно успела разобрать его уговоры не ругаться и не обижаться. Еще и в качестве откупа он, заискивая, предложил: - Может тебе взять что-нибудь? 

Что требовалось за выдачу индульгенции я вслушиваться не стала, но эту мзду недовольному Малышу явно надо было срочно привезти. Потому и не поехал Стас вместе с Владом к себе домой, а смиренно топтался вместе со мной на остановке в ожидании другого маршрута. 

Я понятия не имела, какой адрес был у Яны, но сели мы с Назаровым в один автобус. Мороз хоть поначалу и отступал беспомощно перед нашими разгоряченными алкоголем телами, но из-за долгого ожидания, в салон маршрутки мы пробрались уже озябшие. 

Оголтелый водитель мчал по пустынным проспектам, торопясь закончить смену, и явно не заботился о пассажирах. Стоя в салоне и цепляясь за поручни, мы со Стасом болтались как китайские болванчики из стороны в сторону и при каждом заваливании друг на друга, беспричинно смеялись. Это нам подвыпившим было весело, а других своей возней и хихиканьем мы явно сильно раздражали. 

- Тихо, тихо. Юль, держись за меня, - Назаров притянул меня за талию, когда при очередном лихом маневре водителя, я, оступившись, чуть не придавила стоящую позади меня девушку. Та сразу недовольно взвизгнула, а ее спутник злобно заворчал. Стас незамедлительно тоже в ответ огрызнулся и прикрыл меня своим телом. Да, не особо мощным, но закрыл, надо сказать, надежно, и держал крепко, чтобы я больше не падала, а еще дышал тепло возле виска. Кто бы знал, какой отвратительно приятной вдруг оказалась эта теплота. Противно осознавать и стыдно признаться, но не справившись с минутной слабостью, я и сама чуть-чуть сильнее прижалась к обнимающему меня Назарову. Теплота тоненькой струйкой стремительно потекла к груди и сердце, окунувшись в комфортную среду, затаившись закачалось на волнах умиротворения. Ненадолго. Совсем чуть-чуть, буквально несколько секунд длилась эта безумная сладкая безмятежность. Потом вмешался алкоголь. Гонимый по крови, он моментально добавил к морю блаженства, каплю меланхолии и грусти. Они как ложка дегтя в бочке меда, в миг разнесли неведомую тоску по всему моему организму. Отравили и заставили сотворить гадкую вещь: я, словно капризный МалышЬ, попыталась отыскать у чужого парня толику заботы и внимания. 

Была бы я трезвая, непременно бы промолчала. Но тут спьяну-сдуру, движимая нахлынувшими эмоциями, ляпнула, абсолютно не подумав: 

- Если тебе интересно, то все обошлось. Без последствий, - я чуть повернула голову в сторону доносящегося до меня теплого дыхания, - месячные второй день, - уточнила на всякий случай еле слышно.  

Стас стоял позади, его реакцию я видеть не могла. Затаилась в ожидании. Идиотское унизительное состояние, но мне очень хотелось, чтобы Назарову было не все равно. Чтобы он в тот день не просто тупо кайфанул от случайно так удачно свалившегося на него перепиха, а тоже хоть немного переживал, что ли. За меня. За нас. За то, что мы натворили. Тоже бы иногда не спал, долгими часами уставившись в потолок, гонимый мрачными мыслями раскаяния… 



Ксюша Литт

Отредактировано: 09.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться