Переселенка, или Реалити-шоу "Хутор"

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 7

С интересом наблюдаю, как Платов осторожно тянется к лошади и так же осторожно, не касаясь, что-то долго говорит ей на ухо, затем начинает поглаживать, и вот уже лошадиная морда доверчиво ткнулась в ладонь Данила Сергеевича.

- Что это вы такое ей там наговорили, что она вас сразу подпустила? - ревниво интересуюсь я, подплывая ближе. Не успела лошадь завести, а ее уже у меня сманивают.

- Вы точно хотите это знать, Зорина? - насмешливо интересуется мужчина.

- Конечно, хочу!

- И не боитесь?

- Чего?

- Вот скажу я вам то же самое на ушко, и вы тоже… проникнитесь.

Представила, как я нежно тыкаюсь носом в ладонь Платова, а он покровительственно гладит меня по волосам. Бр-р-р.

- Ну что, говорить?

- Нет!

- Как хотите. Так… - Платов вдруг взял морду лошади и заставил ее открыть рот. - Хм. Удивительно, но вам повезло. Лошадь молодая. Только сильно истощенная. С глазами что-то, кажется, заражение, но, думаю, не проблема, ну и кожные повреждения. Вы давно плаваете? Выводите ее из воды, посмотрю экстерьер.

- Зачем вам это смотреть?

- Любопытно. Кстати, вы ведь поведете лошадь в стойло? Перед тем, как ее ставить вместе с остальными, ее должен будет осмотреть наш ветеринар.

Ветеринар - это хорошо. Послушно исполняю команду Платова и выхожу из воды, поскольку уже замерзла, да и заметно потемнело. Как и сказала бабушка Агафья, обтираю лошадь, а сама лишь накинула на плечи полотенце, поскольку тепло. В это время Данил Сергеевич стоит рядом, в его сторону стараюсь не смотреть, чтобы еще больше не краснеть.

- Надо же, какой хороший экстерьер.

Обрадовалась, что у моей покупки этот самый экстерьер хороший. С улыбкой обернулась, а Платов, оказывается, не на лошадь изучающе смотрит, а на меня. Поспешно стянула с плеч полотенце и обмоталась им, правда, помогло не сильно, поскольку оно короткое, но хоть организатор отвлекся и вернул внимание лошади.

- Лошадь не очень высокая. Широкая грудь… похоже на местную алтайскую породу, но не чистокровная, ноги тонкие, более изящные черты. В целом, неплохо. Лина, вы что все-таки с лошадью делать будете?

- Не знаю пока.

- М-да, понятно. Ну ладно, после купания не давайте ей стоять, ей надо будет походить. К ветеринару обязательно отведите. Только не в купальнике… на этом все.

Платов подошел к своей одежде. Он что, прямо на мокрое тело будет надевать все? Это же неприятно. Сейчас мужчина в нижнем черном белье и… да, вид шикарный.

- Данил Сергеевич, вам полотенце дать? - через силу все-таки поинтересовалась я.

Организатор обернулся и посмотрел на меня так, что у меня сердце ухнуло. Платов ответил не сразу, взгляд его долго не отпускал. А я замерла, словно мышь перед удавом. Что я такое сказала-то? Хорошо хоть тряпку, которую дала бабушка Агафья, не предложила, а ведь проскакивала мысль...

- Нет, спасибо. - Платов наконец отвернулся, подобрал вещи и ушел… к припаркованному на пригорке джипу. Автомобиль из воды не видно, а тут уже достаточно темно, да и густые заросли вокруг хорошему обзору не способствуют.

Чувствую себя отчего-то глупо, ну да ладно.

Хорошенько обтерлась полотенцем и в кустах натянула платье на голое тело. До Агафьи так дойти нормально. Дома бабушка действительно приготовила компрессы, травы и примочки.

- К ветеринару завтра с утра сведешь, а сегодня уже поздно, - заявила бабушка. - А пока и своими силами справимся. Чего ты по темноте бродить будешь. Лошадку стреножить только надо, и пусть она тут пасется, все равно ночь теплая, дождей не ждем.

Доверилась мнению Агафьи и все оставшееся до сна время мы с ней обхаживали грустную поникшую лошадку. Под конец я даже немного расчесала часть спутанной гривы прикупленным на ярмарке гребнем. Белоснежка все время процедур настороженно посматривала на двух сюсюкающих с ней женщин, но убежать от процедур не пыталась, под конец так и вовсе тянулась ко мне, прося почесать ее еще. На прощание я обняла и погладила лошадиную голову, ощутив в душе невероятное тепло и счастье.

- Завтра, Снеж, еще будем расчесываться, а пока отдыхай и набирайся сил.

Угостила лошадку сухариками и пошла спать.

- Про тебя сплетничают много, - во время завтрака, хмурясь, сообщил мне Кирилл.

Этим утром я уже успела отвести Белоснежку к ветеринару, получить наставление об уходе за лошадью, лекарства и место в общем хуторянском стойле. Ну и распределение на чистку навоза в конюшне тоже получила, но уже лично от Платова.

- Что сплетничают-то? - без особого интереса спросила я.

- Ну, в общем, вечером собирались возле дома главы почти многие участники и кое-кто из местных. Вынесли столы. У нас некоторые скидывались и из города привезли несколько ящиков спиртного. Неофициальная вечеринка за знакомство, наконец, состоялась. Официально ведь ничего не организовывали, да и все сильно уставали.

- А я ничего и не слышала про вечеринку.

- Никого специально не приглашали. А твой дом далековато от центра деревни, видимо, поэтому и не слышала. Я к тебе заходил, но тебя не было.

- Да, я, наверное, лошадь в это время на речке купала. И что, там говорили обо мне?

- Угу. Нехорошее говорили. Что ты… - мужчина покрутил пальцем у виска. - Того немного. Не от мира сего. Больше всего о тебе рассуждала Оксана. Еще приплела, что ты… скажем мягко, встречаешься со всеми подряд, причем не за деньги даже, а так… из любви к искусству. Я пытался ее осадить, но тут кое-кто из подвыпивших мужчин стал хвастаться, что якобы с тобой спал, и что ты готова пойти с любым… кто в кусты позовет.



Виктория Свободина

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться