Перевёртыши

Размер шрифта: - +

Глава 5. Есть о чем подумать.

Мин готов был провалиться сквозь землю. Он медленно вел через площадь хромающего крестьянского мальчишку и мысленно костерил себя на чем свет стоит. Нога у Хина распухла и болела все сильнее, а он, Мин, вместо того, чтобы позвать лекаря, тащил мальчишку в лекарню. Мин прекрасно знал, что в его дом, по первому зову, явится не только городской лекарь, но и сам Старший смены. Но ему надо обязательно показать мальчишку наследнице. Мин досадливо оглядел площадь. Кортеж Советницы наконец-то выехал на площадь и медленно приближался. Мин облегченно вздохнул и остановился.

- Дорогу Госпоже Советнице!

Люди поспешно разошлись в стороны. Три самохода с высокими закрытыми балдахинами из розово-золотых полос двигались по оставленному для них коридору. Их окружали конные охранники в сиренево-терракотовой униформе и капюшонах, закрывающих лица. Вообще-то самоходы быстро не ездят, но в этот раз Мин просто изнывал от нетерпения. Увидев среди зевак Эрима, Мин, обычно дружелюбный со всеми, скрипнул зубами: - Вот ведь, увязался.

Когда лошадь передового стражника, наконец, поравнялась с ними, Мин, со словами: «Прости, парень», просто вытолкнул Хина вперед. Неожиданность и больная нога не дали мальчику удержаться на ногах, и он упал на мостовую, громко вскрикнув. Самоход Советницы резко остановился, следующая повозка едва не столкнулась с ним. Двое охранников соскочили с лошадей, подхватили Хина под руки, подняли. Люди на площади загомонили, подтянулись по-ближе, стараясь рассмотреть происходящее. Только Мин, весьма довольный собой, постарался выбраться из толпы. Не особо торопясь, и не слишком скрывая удовлетворение на лице, Мин направился к гостинице.

 

 

Ни одно из движений Мина не ускользнуло от внимательно наблюдавшего за ним Эрима. Легкий в общении и тактично любознательный, Эрим легко подружился с хозяевами гостиницы и навещавшими их детьми. Всегда помня, что он здесь только гость, Эрим больше наблюдал и слушал, и только потом задавал вопрос: — А правильно ли я понял?

Сегодня утром он с интересом наблюдал необычный спектакль во дворе гостиницы. Вместо того, чтобы пригласить лекаря в дом, как несколько дней назад, когда соседской бабушке стало плохо, вся семья хозяина гостиницы наперебой убеждали новых постояльцев, что в лекарню нужно идти только в определенное время и только к их знакомому лекарю — иначе их и слушать не станут. Затем, Мин взялся проводить приезжего мальчишку в лекарню, причем непременно сам, без посторонней помощи. Когда отец парня стал настаивать, что он тоже пойдет, госпожа Юла быстро нашла для него срочную работу. Но когда Эрим, с огромной любезностью, предложил в помощь своего слугу, Мин, добрый и веселый подросток, злобно сверкнул глазами и, чуть не волоком, потащил мальчишку на площадь. Наблюдая за местными жителями, Эрим частенько удивлялся: как с такими мягкосердечными и милыми хозяевами, гостиница до сих пор не прогорела? Сегодняшнее необычное поведение всего семейства заинтриговало его и, кликнув слуг, Эрим пошел вслед за подростками. Мин явно кого-то ожидал, нетерпеливо поглядывая совсем не в сторону лекарни. Когда на площади появился кортеж Советницы, Мин успокоился и огляделся по сторонам. Заметив неподалеку от себя любопытных зиндарийцев, Мин потянул деревенского мальчишку в середину кучки набежавших зевак. Увидев недовольство на лице Мина, Эрим усмехнулся, но уходить не собирался. Он думал, что парень просто хочет скрыться от него среди людей, но тот вдруг, твердым, хорошо рассчитанным движением, просто вытолкнул хромающего мальчишку под ноги охране наследницы. Затем спокойно развернулся, и направился домой, едва не насвистывая от хорошо выполненной работы. Будто только ради этого он и пришел на площадь. Эрим кивнул Атару на парня, и тот поспешил следом за Мином. Зиндариец остался на площади с другим слугой, ожидая продолжения.

- Так! Что происходит?

Мужчина в желто-сиреневом одеянии, сидящий сразу за водильщиком, подошел к балдахину.

- Мальчишка выскочил на дорогу. Его допросят…

- Я хочу его видеть.

- Но, Госпожа Сов…

- Мне повторить? - Голос Советницы студен, как вода зимой в реках Зиндарии. Мужчина махнул рукой — Хина подвели к самоходу. Одна их шторок балдахина поднялась вверх, люди вытянули шеи, но увидеть сидящих в нем не смогли.

- Что случилось? - голос уже не так холоден, как раньше, но эмоций в нем не добавилось.

Мальчишка настолько растерялся, что одному из стражников пришлось тряхнуть его за плечо, чтобы заставить говорить.

- Я…. Я… упал… нечаянно.

- Тебя сшиб мой самоход?

- Нет, нет! Это раньше! Я как раз к лекарю шел!

- Ты шел к лекарю?

- Да… Советница… Простите, что помешал вам.

Небольшая пауза, затем голос Советницы опять напоминает о стылой воде:

-Так, мы должны помочь ребенку. Посади его во второй самоход, к господину Ши.

- Но, Советница!

- Мне повторить?

Так, скрипнув зубами, садится на свое место, а охранники, подхватив Хина за плечи, буквально поднесли ко второму самоходу. Процессия двигается дальше по площади. Подъехав к Купеческому Дому, самоход Советницы останавливается, остальные самоходы поспешно пристраиваются за ним вслед, вдоль стены. Конная охрана выстраивается лицами к зевакам, очертив полукруг вокруг кортежа и входа в Дом. Там уже ожидают несколько купцов в светло-зеленых одеяниях высшего ранга. Опять поднимается шторка и из повозки, не касаясь ступенек, выпрыгнули личные телохранители Советницы. Их одеяние — желтая туника, бордовый колот с капюшоном и нарукавниками, и высокие сапоги из светлой кожи, - резко контрастирует с одеждой других охранников. Только осмотревшись по сторонам, телохранители делают шаг в сторону и подают руки двум вышедшим дамам. Первая была одета в желтую тунику и бордовый, как у телохранителей, жилет и белую островерхую шапочку. Вторая в розовом балахоне, расшитом жемчугом, желтых нарукавниках и шапочке. Лица обеих женщин закрыты кружевными вуалями. Из последней повозки выпархивают, словно птички из клетки, шесть девушек в знакомых желто-сиреневых дворцовых одеяниях и с вуалями, закрывающими нижнюю половину лица. Быстро разобравшись по парам, девушки пристраиваются вслед управляющему наследницы, как утята на прогулке. Когда вся свита пестрой гусеничкой исчезла за воротами Купеческого Дома, сборище на площади стало потихоньку рассеиваться. Но Эрим не стал уходить, напротив, решил подойти по-ближе. Что-то зацепило его взгляд, показалось очень знакомым, но он пока не осознал, что.



Татьяна Фёдорова

Отредактировано: 09.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться