Перевёртыши

Размер шрифта: - +

Глава 7. Празднование Начала Сбора Урожая.

На этот раз Эрим въезжал в город верхом на коне. Зиндарийские купцы из Стекольного города возвращались домой и Эрим передал с ними письмо родным. Всего несколько дней их не было в Столице, и сейчас путешественники не переставали удивляться, насколько город преобразился к празднику. Все дома и торговые лавки были украшены цветущими ветками, разноцветными лентами и бумажными фонариками. Все, даже самые маленькие площадки были заняты расписными качелями для разных возрастов. На Главной площади соорудили помост, а возле стен деревянные трибуны для зрителей. Люди в нарядных шелковых одеяниях наводнили город. Сегодня никто не носил нарукавники и колоты. Мужчины надели яркие туники с широкими расшитыми поясами, женщины — такие же яркие платья до колен с широкими юбками в складку и обшитые кружевом. Круглые островерхие шапочки девушек украсились пушистыми заячьими хвостиками либо красивыми птичьими перьями. Плоские цилиндры замужних женщин украшены вышивками и височными подвесками из бисера или плетеного кружева. Город пестрел красками. Как и сказала госпожа Юла, трудно с первого взгляда отличить к какому клану или рангу принадлежит тот или иной прохожий. Впрочем, для наблюдательного человека походка крестьянина сильно отличалась от походки воина, а громкий щебет сельских девушек явно отличался от тихой и степенной речи городских барышень. Однако, все были одинаково восторженны в ожидании предстоящего праздника. Когда колокол пробил шесть вечера, торговые лавки стали закрываться одна за другой, а люди потянулись на площадь.

Одно из окон в комнатах Эрима выходило на площадь, так что у него не было необходимости покупать место на балконе. Слуги подвинули стол прямо к окну, и все трое уселись на него, отодвинув к другому краю плетеные из соломы тарелки с фруктами, печеньем, и кувшин со сладким напитком, которые Атар принес с площади. Удобно устроившись, молодые люди стали рассматривать площадь. Простолюдины разгуливали по площади, знать рассаживалась на балконах высотных домов. Для такого случая, открыли двери Гостевых Домов, места на их балконах тоже были проданы знати. Эрим подозревал, что и на балконах рассаживаются согласно Кланам, но сегодня даже знать отказалась от цветовых различий в одежде. Гости обратили внимание на центр площади. Вокруг помоста стояли полки с развешанными и разложенными на них девичьими работами. Больше всего было вышивки: рушники, скатерти, подушки, но были и расписная керамика и резная деревянная посуда, шейные и височные уборы из бисера, изящное кружево. Люди ходили вокруг них, любовались и щедро кидали монетки в горшочки на полках. Эрим поразился, насколько отличается поведение людей на площади и на балконах. На площади люди шумели, открыто радовались встречам, делились новостями. Девушки и женщины занимали места на лавках, парни и мужчины усаживались прямо на мостовую, с утра выметенную и вымытую. Молодежь на балконах вся закрывала лица. Места занимались молча, с легким поклоном соседям. Многие зрители на балконах больше походили на кукол, чем на живых людей, своими закрашенными белилами лицами.

- Как же так? Госпожа Юла говорила, что молодые люди сегодня перемешиваются не зависимо от кланов и рангов. А посмотрите сколько на балконах закрытых лиц.

- Это с начала праздника. После представления молодые люди опустят воротники и снимут вуали, и спустятся вниз. Вот тогда для них и начнется настоящее веселье.

Заиграл горн. Один, второй, третий. Все поспешили к своим местам. На втором этаже Дома Правительства распахнулись широкие створки и на балкон вышли Господин Хранитель Печати и Госпожа Верховная Хранительница Мудрости в белых одеждах, щедро расшитых золотом и драгоценными камнями. Их головы украшали золотые обручи с солнечным диском на затылке. Правители торжественно прошествовали к высоким креслам на крытом красным ковром помосте в центре широкого балкона, склонили головы в полупоклоне и заняли свои места. Госпожа Советница, Глава Дома, Военный Глава и Глава Купеческого Совета не спеша рассаживались по разные стороны от них, в кресла пониже. Затем приглашенные Дворца заняли свои места. Когда все замерли, словно статуи, опять раздался горн, зажглись фонари и представление, наконец-то началось. Управляющий Главы Дома вынес список, и зачитал имена девушек, выставивших свои работы на оценку. Лучшая вышивальщица, лучшая кружевница, резчица, бисерница и посудница получили роскошные букеты из дворцового сада. Люди на площади хлопали, кричали поздравления девушкам, но ни единого звука не раздалось с балконов. Выступления акробатов площадь встретила восторженными аплодисментами, простые люди дружно замирали и так же дружно восхищенно вздыхали во время сложных трюков. Балконы безмолвствовали. Да полно, люди там сидят или каменные изваяния? Зачем они вообще пришли на празднование? Да еще и заплатили за место?

Эрим достал подзорную трубу и осмотрел балкон Государственного Дома. Как он и ожидал, наследница была с закрытым лицом, в розовом балахоне, расшитом золотом. С ее шапочки, расшитой драгоценностями, свисали жемчужные подвески у висков. Нарукавники и туфельки из золотой парчи и дорогих камней — она единственная из девушек сверкала драгоценностями. Эрим обвел взглядом балконы — украшения на шеях и подвески на висках шапочек были только у замужних дам. Девушки на балконах, хоть и закрывали лица, были в ярких одеждах, но без украшений. Кстати, Эрим заметил, что хотя у девушек на балконах вуаль закрывает только низ лица, оставляя глаза открытыми, вуаль принцессы менее прозрачна и закрывает все ее лицо. А за креслом наследницы, между двумя телохранителями, стоит девушка с такой же густой вуалью, в желто-бордовых одеяниях.

 

 

Когда музыканты на помосте заиграли популярную танцевальную музыку, зрители на площади разбились по парам и пустились в пляс, причем это были далеко не молодые люди. На балконах, наконец, зашевелились, стали расходиться. Знать потянулась на центральный балкон Дома Правительства, поприветствовать знакомых, почтить тех кто рангом повыше. Наследница решила прогуляться, чтобы размять ноги, затекшие от неподвижного сидения. Увидев улыбающегося Кана, она направилась к нему, но на пол дороги остановилась: Кан улыбался не ей, а двум девушкам из знатных семей, успевшим снять с шапочек с вуали и подбежавшим сейчас к нему. Все трое весело болтали, смеялись, девушки звали Кана танцевать. Кан повернул голову и увидел Айю. Он радостно замахал ей рукой, подзывая в свою компанию. Но Айю лишь поклонилась им издалека и медленно вернулась на свое место. Верховная Хранительница наблюдала всю эту сцену, не забывая раскланиваться с окружающими.



Татьяна Фёдорова

Отредактировано: 09.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться