Перезагрузка мира 1.0

Глава 3 Информация

— Артём! Ты живой!

Оглушительный крик громким эхом раздался по всему подъезду. Хорошо, что упырей нет, только мы втроём. Меня крепко обнял, выше на две головы, Ефим. Как всегда в своих джинсах с подворотами, белой майке с Микки-Маусом и неизменными черными кроссовками, патлатый. Здоровый, зараза, как всегда.

Артур, наблюдая сцену воссоединения друзей, обошёл нас, зайдя без приглашения в квартиру. Надоело бравому военному наблюдать за, наверное, слишком ванильной для него сценой.

 


— Это и есть тот военный? — прищурился Ефим. — Невежа какой-то.
— Вы долго там будете стоять? — донеслось из прохода.

Не размениваясь, мы зашли в квартиру. Ефим жил в неплохой такой двушке: хороший евроремонт, качественная, в большинстве своем дорогая мебель. Мог себе позволить. Зал украшали сувениры из стран, о которых мы ничего не помнили. На шкафах медальоны. Ага, он довольно суеверный, верит во всякие обереги и подобную муть.

Артур расположился в зале напротив телека. Лег на диван, и, улыбаясь, лицезрел нечто очень странное. Да что скрывать, я сам удивился. Работал телевизор. Работал неизвестный канал. Женщина, репортёрша, в боевой черно-зеленой форме скрывалась за развалинами.

— Это как понимать? — усмехнулся военный.
— Всё просто, — встал перед нами Ефим, не загораживая телевизор. — Электричество не отрубили, как и связь и доступ в Интернет.
— То есть? — присел я рядом с Артуром. — Ты хочешь сказать, мы можем связаться с властями?
— Нет, этого не будет, — поднял руку Артур и провел большим пальцем по шее, — потому что они первые, кого убили неизвестные.
— Неизвестные? — видимо, я один был не в курсе происходящего.
— Артур, верно? — мужчина кивнул. — Ты уже знаешь про них? — снова кивок.
— Ясно. Артём, предлагаю пройтись до моей комнаты, я тебе всё покажу. Ты с нами, Артур?
— Тут пока полежу, — завалился на бок военный, — весь день, как мышь в колесе. Кстати, маленький брат Ефим, хорошо сработано. Быстро ты, кстати, сделал бомбочку.
— Я её не делал, — парень кинул длинную разноцветную упаковку на диван, — у меня просто были петарды. Где я тебе нашел бы смесь двух долей нитрата калия, трех долей угля и одной доли серы? Я еле в подъезд по-тихому вышел. Думал, меня сожрут.

Под громкий смех Артура мы вышли из комнаты и тут же зашли в следующую, где воняло потными носками. Тюль скрывала уходящее за горизонт солнце, шумный компьютер горел разными цветами. Кровать у стены. Все, как и обычно. Находясь в квартире и ощутив наконец-то безопасность, совсем уже забыл про апокалипсис. Кажется, будто я вновь пришёл к другу, чтобы просто встретиться, поговорить о жизни и посмеяться над нашими фэйлами. Правда, теперь все отличается, и пришел я сюда не поболтать о былых мирных днях.

Сейчас на улице опасно. Система, что сделала меня хозяином дома, оберегает нас. Правда сказать, не доверяю я ей. Как можно довериться непонятной шняге, которая, допустим, в любой момент может исчезнуть или дать сбой по неизвестным мне обстоятельствам? Тому, что нельзя потрогать и испытать, проверить на прочность, я не верю.

— Смотри, — я наблюдал на экраном монитора, который ожил после нескольких прикосновений к мышке. На экране сразу же высветилось видео.
— В день первого круговорота было собрание всех стран. Наша страна… не могу привыкнуть, что не помню название, да и ладно. В общем, наша страна стала местом встречи всех сильных мира сего, политиков и богатеев, еще ученых, вроде.

Нажав на пробел, Ефим запустил видео. Огромная сцена, по форме напоминающая букву Т. Всё в белых цветах. Много людей в костюмах стоят в конце сцены. Тот, кто снимал, был впереди всех, поэтому разглядеть можно было многое. Слышались разговоры, в камере играли блики от солнца, что застыло в зените. Толпа в кадр не вошла, фокус приблизился к микрофонам. Вышел мужчина, что был мне знаком: черный костюм, причёска горшком. Не могу вспомнить. Я почувствовал внезапную головную боль, в глазах стоит размытый образ. Не понимаю, что я пытаюсь вспомнить. То ли его имя, то ли личность. Кажется, что он выглядел иначе.

Приблизившись к микрофонам, он завис. Открыл рот, как новорождённый птенец в ожидание кормешки. Не понимаю, что происходит. Такое чувство, будто его кто-то прервал, поставил на паузу. Мужчина закрыл глаза.

— Перейдём сразу к делу…

Я неосознанно сжал ручки стула, на котором сидел. Глаза мужчины налились кровью, они горели непонятным светом, словно тусклый фонарь во тьме. На улице был день.

— Больше не будет тех, кто правит.

Щёлкнув пальцами, все стоящие люди, очевидно, главы стран, упали замертво. Из всех возможным отверстий их тел фонтаном брызнула кровь. Жидкость вытекала слишком быстро. Через секунду на месте трупов были обтянутые кожей мумии.

— Не будет никаких заместителей.

Очередной раз щелчок пальцами. Камеру сняли со штатива, повернули. Огромная толпа в замешательстве. Многие буквально взрывались, обрызгивая своей кровью других. Поднялся страшный крик. Слышалось дыхание оператора.

Мужчина всё продолжал щелкать пальцами. Лицо его было спокойным, словно он наблюдал за убийством муравьев.

— Никакого оружия массового поражения и тех, кто может это изготовить, — голос его холодил душу. — Никаких вам небес… Вы недостойны!
 — Что это?!

В камере появилась рука, план поменялся. Теперь, прямо над головой мужчины с налитыми кровью глазами, падал самолет. Оператор, как ни странно, не бежал, застыл на месте.
Но самолет на встретился с землей, за секунды до падения рассыпавшись черным пеплом. Ударил поток ветра, ударная волна. Большинство, вцепившись кто во что, устояли, упав на землю.

— Вам будет дана связь. Мы не лишим вас внешних факторов. Но ваш мир погрузится в пучину хаоса. И, как только черный луч опустится на эту бренную землю… Узнаем, Боги вы или жалко подобие Низших…

На сцену забрался огромный афроамериканец, вытащил пистолет из кобуры. По движениям можно было заметить, что он сомневается, мешкается. Его палец обвил язычок пистолета. Оператор за пару шагов оказался возле мужчины с алыми глазами. Тот смотрел на него, как на мелкое насекомое.

— Ну, теперь мы проверим, — на лице его застыла еле уловимая полуулыбка, — были ли твои слова пророчеством или лишь пустой надеждой, Галилео.

Выстрел. Пуля прошла насквозь. На камеру упали части мозга, и видео прервалось.
Казалось, мой мозг тоже готов был взорваться от мгновенно навалившейся на него информации. Я не могу поверить в то, что сейчас увидел. Ефим молчал, ждал моего анализа от происходящего. Значит… они их называют неизвестными. Видимо, из-за того, что в мужчину будто кто-то вселился. Но! Это гребанная реальность! Здесь не могут вселяться, здесь не воскрешают! Если умер, то всё — баю-бай, без второго шанса.

Так же он убил всех тех дипломатов и ученых. И их заместителей. Всех, кто мог дать приказ сделать или создать оружие массового уничтожения. Он лишил нас воздушного транспорта, самолетов. Значит, теперь большой группе людей не пересечь большие пространства за короткий срок. Еще… самое странное, на мой взгляд. Он обращался к Галилео? Галилео Галилею? Или это совпадение?
Перед глазами высветилось оповещение.

Территория: Эволюция монстра Росомаха 4Lvl.
Посягательство на территорию.
Принять бой: Да/Нет


Вспомнилась эта чертова неизвестная система. Мне стало казаться, что вселение и воскрешение реально. Я тут же нажал нет и только потом задумался. Лучше таких поспешных выводов не делать, мало ли, черный список от этого исчезнет.

Отказ от боя. 1/10. Вы можете отказаться ещё 9 раз. Потом система автоматически примет бой. Вам могут бросить вызов через четыре дня после отказа.

Вскочил с места от таких новостей, уронив стул. Значит, боя мне не избежать! Что за тупая система.

— Что такое? — спросил Ефим.
— Писец нам через 36 дней, — вздохнул, упал обратно на стул. — Ладно, есть ещё время подумать над этой проблемой.

Ефим не понял меня. И пусть. Время есть, об этом подумаем потом.

— Что скажешь, — кивнул он на монитор, — их уже окрестили неизвестными.
— Кто?



Константин Самойлов

Отредактировано: 23.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться