Периметр

Размер шрифта: - +

Глава 17 - Память

Сначала появился звук. Негромкий, размеренный и смутно знакомый. Совсем рядом. Потом добавилось ощущение холода, ноющая боль в затылке и чувство дикой усталости...

Затем возник свет. Пульсирующий и занявший все свободное пространство. Через некоторое время мутное пятно обрело резкость и превратилось в отдельные, синхронно мигающие, точки. Сочетание звука и света, объединённых одним ритмом, успокаивало и расслабляло. Захотелось снова закрыть глаза...

Резкий порыв воздуха качнул машину и вывел из оцепенения. Перевести взгляд и сфокусироваться на новом объекте — красных огнях удаляющейся фуры — оказалось нелегко.

Затошнило. После первого рвотного позыва, пересохшее горло начало першить. Накатил второй. Я закашлялся и попытался выбраться из машины. Сразу не получилось. Онемевшими пальцами нащупал блокировку, открыл дверь и вывалился наружу.

Подняться было сложно. Ноги дрожали и отказывались слушаться. Холод и колючий ветер все же сделали своё дело: в голове немного прояснилось. Окружающий мир окончательно приобрел привычные очертания — машина, дорога, лес, темнота... Вспышки работающей аварийки теперь отдавались в голове и действовали на нервы. Что за фигня...

Меня вырвало. Потом еще раз. Но желудок — судя по тому, как его скрутило — был уже пуст. Теперь понятно, откуда такой мерзкий привкус во рту...

Придерживаясь капота рукой, я обогнул машину и опустился на колени рядом с сугробом. Резкий холод и настолько же резкий жар от пригоршни снега обожгли лицо. Утолив, таким способом еще и жажду, я вернулся в машину. Стало легче, но начало знобить...

Нужно согреться... Ключ с брелоком сигнализации обнаружился в замке зажигания. Осталось только повернуть. Проверив автоматическим движением нейтралку, я завел двигатель и включил печку на обогрев. Хрен с ним, что воздух холодный. Пусть дует.

Откинувшись на сиденье, я снова закрыл глаза. Но тут же их и открыл. Неприятная карусель вызвала очередной приступ тошноты. Появились первые и как будто кем-то вложенные мысли: блин, чем же я так траванулся? Вроде ничего такого необычного не ел. Разве что пара хот-догов на заправке... Мда, и после эпопеи с колесом развезло нехило. Больше часа возился на холоде. Неудивительно, что так крепко заснул после горячего перекуса... Опять крутит... В аптечке есть левомицетин, правда, воды с собой нет. Снегом заесть не получится, они ведь горькие... Приму уже дома. Сейчас движок прогреется и поеду потихоньку...

И тут, тонким ледяным ручейком, где-то на задворках сознания, появилось сомнение. Сначала — практически незаметное. Но уже через пару секунд маленький ручей, превратился в мощный, сбивающий с ног, тревожный поток. Что-то не так...

Уверенность росла с каждым мгновением. Озноб сменился жаром, сердце ускорилось, перехватило дыхание... Выброс адреналина в кровь... Организм помнит эти ощущения.

Первым подтверждением нелогичности, неправильности происходящего стал ручник. Им я пользуюсь время от времени — чтобы тросики не ржавели. Но, не для парковки и не зимой. Практически всегда ставлю на скорость. Лишь изредка — на склоне, к примеру — могу добавить еще и стояночный тормоз. Сейчас же — на вполне ровной и прямой дороге — он был поднят.

Какая-то часть мозга сопротивлялась: фигня все это, сам поставил и забыл. С кем не бывает. И вообще — домой пора ехать, а не ерундой заниматься. И так весь день к псу под хвост с этим колесом...

Унять внутренний голос было сложно. Казалось, его не остановить. Нужно просто послушаться и тогда станет легче...

Потом, сменяясь друг за другом, начали всплывать странные неясные картинки: луч фонаря в темном помещении, несколько больших телевизоров на стене, низкий потолок в блестящих каплях... Иероглиф... Люди... там еще были люди!

Память возвращалась кусками. Элементами без видимой логической и временной связи. Все было перепутано. Снова заболела голова. Создалось впечатление, что таким способом, мозг противился и пытался бороться с напрягавшими его процессами.

Потом пришла ясность. Беспорядочно разбросанные на чистом мысленном небе звезды-образы, внезапно сложились в хорошо знакомые созвездия. Боль и нашептывающий на заднем фоне голос, куда-то исчезли. Стало спокойно. Затем стало тревожно. Я вспомнил. Не всё, но этого пока было достаточно. Как будто стоял предохранитель, выдававший информацию — строго ограниченными и нужными именно сейчас — порциями...

Я вспомнил...

Осмотр первого контейнера много времени не занял. Внутри находилась мини-электростанция. Куча проводов, выхлопная гофрированная труба, уходящая в стену... Второй был похож на мобильный офис. Большое количество мониторов, серверные стойки с оборудованием, столы, несколько дорогих черных кресел.

Зелёная машина с разлапистыми антеннами, виденная ранее лишь в журналах и по телевизору, стояла чуть в стороне. Предназначенная для противодействия радиолокационным станциям противника, она позволяла ставить помехи в очень широком диапазоне частот и работать, судя по слухам, на расстоянии в несколько сот километров. Комплексу, который вроде как состоял из двух машин, приписывались и другие функции — радиоразведка, перехват беспилотных летательных аппаратов и контроль над ними... Понять, каким образом в подземном сооружении оказалась сильно засекреченная аппаратура РЭБ и с какой целью, было сложно.



Виталий Ярцев

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться