Периметр

Размер шрифта: - +

Глава 24 - Кофе

Разговор состоялся в тот же вечер. Более короткий, чем ожидалось, но от этого не менее эмоциональный. От перехода на повышенные тона и крики, спасли плохо прилегавшая к косяку дверь на кухне и недавно уснувший в своей комнате Юрка. Но, была и ещё одна причина, снизившая потенциальный накал страстей.

Поводом к незапланированному выяснению отношений стал звонок медика, очутившегося в очередной раз в центре событий. Макс, естественно, был не единственным, кто поспешил сообщить о случившемся событии: информация о трагическом происшествии за считанные минуты облетела небольшой военный городок и взбудоражила всех и вся. Телефоны у меня и Лены начали звонить практически одновременно…

Понять реакцию людей было можно. Кому-то хотелось просто обсудить новость и посплетничать, а кто-то реально сопереживал оставшейся без кормильца семье. Любой подобный инцидент с руководством, красной чертой проходил через весь коллектив и по касательной затрагивал жизни многих. Смена комсостава грозила подчиненным очередной пертурбацией и выходом из зоны комфорта.

Подобные эмоции, что скрывать, не были чужды и мне. Кроме сожаления и соболезнования, в голове промелькнули потерянные надежды на возможную помощь при переводе в другую часть, а также зависшие десятки тысяч долга по оружейке...

В свои сорок с небольшим, командир находился в довольно неплохой форме и на здоровье не жаловался. Среднего роста, коренастый и с некоторым намеком на появившийся живот, он регулярно посещал простенький спортзал на территории части, ходил на лыжах и, время от времени, плавал в бассейне. Плановые и внеплановые проверки, периодичность которых с каждым годом лишь возрастала, на организм действовали, конечно, отрицательно. Впрочем, с подобными тягостями шеф справлялся вполне достойно — как и полагалось любому кадровому военному, чья служба прошла через далекие от цивилизации гарнизоны.

Медслужбу на уши поднял зам по воспитательной, в присутствии которого всё и случилось. Не успев ознакомиться и с половиной принесённых на подпись документов, Олег Викторович неожиданно закашлялся и побледнел. Потом, с удивлением на лице выругался и потерял сознание, завалив при этом кресло набок. Чудом не задев головой батарею и серьёзно перепугав зама.

Дежурный медик - из молодых - не растерялся и, в нештатной ситуации, как рассказал Макс, отработал всё чётко. Открыл форточку, быстро проверил пульс-давление, запросил через дежурку реанимобиль и вызвал Макса - старшего по медчасти. Осуществив лечебно-диагностические мероприятия в объеме первой помощи, стали дожидаться приезда профильных специалистов из города.

Несмотря на то, что Первый через десять минут пришел в себя, от самостоятельной транспортировки в ближайшую больницу отказались — тревожная клиническая картина, полученная при обследовании, говорила о высокой вероятности неблагоприятных последствий от перевозки на неподготовленном автомобиле.

Правильность первичного диагноза - инфаркта, как наиболее вероятного - была предварительно подтверждена и приехавшей бригадой. После оперативного осмотра и опроса, тяжело дышащего пациента аккуратно перенесли на носилках в микроавтобус с высокой крышей, где подключили к различным диагностическим датчикам. Макс, как был - в куртке поверх майки и спортивных штанах - поехал вместе с ним.

Повторный и ставший фатальным, приступ произошел уже в городе, за несколько километров от больницы. ЭКГ неожиданно выдал ряд зубцов, похожих на гребни высоких и широких волн, после чего отфиксировал остановку сердечной деятельности. Последовавшие за этим реанимационные мероприятия – в виде электрической дефибрилляции, непрямого массажа сердца и искусственной вентиляции легких – ни к чему не привели. Полковник, командир части и отец двоих детей был мёртв.

Макс, вынужденный со стороны наблюдать за попытками медиков вернуть пациента с того света, втиснувшись в угол заполненного спецоборудованием микроавтобуса, беспомощно сжимал кулаки. О своем бессилии что-либо сделать в той ситуации, он рассказал потом, уже в машине, когда, закончив с неприятными формальностями, снова позвонил мне и попросил за ним приехать.

Будить Лену, спавшую у сына в комнате, я не стал. Под зеркалом в прихожей оставил записку, где кратко объяснил причину своего вынужденного отсутствия, оделся, взял ключи от Таксона и вышел, аккуратно закрыв за собой дверь.

Разговор по душам у нас, хоть и состоялся, но ясности в отношения всё же не внёс: супруга упорно продолжала злиться и всячески меня игнорировала. И новая ночная поездка вряд ли могла поспособствовать улучшению этих самых отношений. Но, ничего не поделаешь: бросить Макса в такой ситуации я тоже не мог.

До города, благодаря отсутствию движения по трассе, домчал за считанные минуты. Пустынные, освещенные фонарями улицы областного центра видеть было непривычно. В любое другое время, людей и машин здесь хватало... По координатам в телефоне нашел нужный адрес и по прибытии отзвонился сослуживцу. Тот, держа в руке какие-то бумажки, сразу вышел и, стряхнув с обуви снег, запрыгнул в салон.

Некоторое время ехали молча. Потом Макс заговорил. И постепенно, событие за событием, начал восстанавливать картину произошедшего, часто уходя при этом в узкоспециальные медицинские термины и формулировки. Я, в основном, слушал и параллельно размышлял о своем. А подумать было о чём...

Заметив огни приближавшейся знакомой АЗС, я предложил заскочить на пару минут - выпить по чашке кофе и заодно заправиться.



Виталий Ярцев

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться