Периметр

Размер шрифта: - +

Глава 45 - Ребёнок

Внутри оказалось не так уж и мрачно. Приближавшийся понемногу рассвет упрощал и усложнял задачу. Часом ранее, в момент прорыва, темнота выглядела сплошным черным пятном, без малейших намеков на оттенки и полутона. Сейчас же глаза были в состоянии различить не только достаточно широкий коридор, уходивший вглубь здания, но и дверные проемы, прямоугольники информационных табличек, а также прочие детали, присущие зданиям подобного типа.

Несмотря на ежеминутные остановки и вслушивания, добраться до знакомого фойе со скрипучей дверью удалось быстро. Понятно, что соваться туда как раз и не стоило, но альтернативного пути наверх не было. Впрочем, помещение со стеклянным предбанником в очередной раз оказалось пустым...

Отсутствие какой-либо активности со стороны противника удивляло и настораживало ещё больше. Хотя, силы у седого явно ограничены, перекрыть одновременно объект и прилегающие территории он вряд ли сможет. По крайней мере, после беседы и последующего конвоирования, создалось именно такое впечатление.

В любом случае, не оставить хотя бы одного человека снаружи возле входа - на случай возможного возвращения беглеца - не могли. Проверять догадку не хотелось, поэтому я, как можно тише, миновал фойе и двинулся дальше. Туда, где, на мой взгляд, находились ответы на вопросы.

Заполненное темной водой пространство никуда не делось. Обширное помещение с едва видимым потолком давило на психику, повышало чувство дискомфорта и тревоги. Едва заметный химический запах, ранее принятый за очистной реагент, заметно усилился и обрел неприятную насыщенность. Температура и влажность, судя по ощущениям, тоже повысились. В противоположном углу что-то громко и размеренно капало.

Чтобы различить стоявших на дне людей и понять, что они все еще там, пришлось напрячься. Помогли память и воображение, быстро дорисовавшие невидимые, испугавшие в первый раз до глубины души, детали.

Безликая темная масса выглядела единым целым. Словно большой живой организм, спящий непробудным, но тревожным сном. В непосредственной близости от воды это ощущалось особенно хорошо... Кто же все эти люди? И почему они должны мне быть знакомы?

Неожиданный всплеск, раздавшийся совсем рядом, заставил вздрогнуть. Темнота не позволила понять, что именно произошло, но зрение успело заметить мелькнувшую буквально в метре от меня небольшую тень. Потом ещё раз. И ещё.

В воде метался ребёнок. Пытаясь высвободить из постамента ноги, он извивался всем телом, дёргал руками и беззвучно кричал. Всплеск, который я услышал, был вышедшим на поверхность последним его воздухом.

На мгновение меня заклинило. Недавние попытки и желание обнаружить несостыковки в окружающем мире куда-то пропали. Маленький, погибавший прямо у меня на глазах, человек сделал этот мир снова реальным.

Лезть в воду не хотелось, но другого способа помочь ребёнку не было. В любое время мог появиться враг, встречаться с которым неподготовленным - учитывая, что на момент встречи я рисковал оказаться полностью беззащитным, босиком и без одежды - крайне опрометчиво. Пока мозг продолжал анализировать обстановку и пытался найти компромисс, руки уже расшнуровывали ботинки.

Ещё несколько долгих мгновений и я оказался в бассейне. Немногим более полутора метров - уровень воды в этом месте достигал груди и был по сути несущественным, несмотря на всю серьёзность и сложность ситуации. Но, для малыша, который уже перестал бороться за жизнь и теперь неподвижно висел без движения под поверхностью, эти несколько десятков сантиметров оказались решающими.

Сделав глубокий вдох и закрыв глаза, я присел и ушёл с головой в странную, уже совсем не похожую на обыкновенную воду прохладную жидкость. Она как раз и была той самой, раздражавшей нос 'химией'.

С первого раза не получилось: запорное устройство на ногах ребёнка отказывалось открываться. Холодное дно, как назло, скользило и сковывало движения. Словно покрытое маслом, оно не давало возможности прочно стоять на дне и оставаться в каком-то одном положении.

После очередной неудачной попытки разобраться с замком наощупь, я снова набрал воздуха в лёгкие и попытался поднять ускользавшую из рук платформу вместе с ребёнком. И снова безрезультатно: вездесущая слизь, которая покрывала груз-утяжелитель и еле тёплого малыша, всячески этому мешала. Помог бы нож или отвертка, чтобы как-то поддеть, приподнять, сдвинуть платформу с места, но их не было. Драгоценное время истекало...

Обнаружить едва заметный паз удалось чудом. Когда надежда уже пропала и в глазах, от недостатка кислорода, взрывались красные сполохи, пальцы нащупали небольшое углубление в платформе.

Всё дальнейшее происходило как в бреду. Длинная, словно вечность, секунда ушла на то, чтобы приподнять и удержать бездыханное тело над уровнем воды, еще одна - чтобы дрожащими от напряжения руками задвинуть скользкий и тяжелый груз платформы на край бассейна...

Выбравшись наверх, я подскочил к ребёнку. Практически на автомате подтянул валявшуюся рядом толстовку и подстелил её под спину малыша, осознавая краем сознания бессмысленность этих действий: сердце уже не билось. Если не получится в ближайшие несколько минут реанимировать организм - детский мозг умрёт, и от холодного кафельного пола хуже уже не будет...

Занятия по медицинской подготовке, несмотря на определённую формальность и неспособность большинства обучаемых применить знания в реальной жизненной обстановке, что-то полезное в памяти всё же оставили: освободить органы дыхания от воды, наполнить их воздухом и принять меры к возобновлению сердечной деятельности... В тексте конспекта всё кажется простым и понятным, но когда это случилось и перед тобой лежит маленькое безжизненное тельце пяти-шести лет - всё совершенно иначе...



Виталий Ярцев

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться