Пернатый змей

Размер шрифта: - +

Глава 1

В стране Забытых Богов по обыкновению ясно светило солнце. По необычайно глубокому, синему небу медленно проплывали курчавые облачка, а легкий ветерок едва касался своим дыханьем изумрудно-зеленой травы и веток роскошных деревьев в рощах. Идиллия, царившая в этом мире, была схожа с изображением на холсте. Рисунок радовал красками, но в нем было слишком мало жизни. Особенно же приедалась эта спокойная пастораль столетиями живущим там божествам.

В тот день ничто не предвещало беды. Как и сотни лет до этого Афродита – богиня красоты и любви из греческого пантеона забавлялась со своим закадычным другом Дионисом – богом виноделия и тоже греком в райской куще, всеми силами стремясь прогнать настигающую всюду скуку.

В этот раз деятельная богиня, подсмотрев за забавами смертных, решила предложить поиграть в карты. Однако, не зная всех тонкостей этой игры в пух и прах проигрывала. Всякий раз, оказываясь в дураках, она сердито дулась, умилительно краснея. Наблюдавший за ней Дионис только посмеивался, радуясь, что недавно обучился у Гермеса искусству шулерства. Обыгрывать сестру было просто невероятно приятно. А еще приятнее было следить за ее гневом.

— Нда, как же тут все-таки скучно! – в очередной раз проиграв, простонала Афина, откидывая карты. - Вот сколько веков уже тут живем, а ничего интересного совсем не происходит…

Дионис лишь пожал плечами неопределенно. Сейчас как раз-таки был тот случай, когда ему было совсем не скучно. Конечно, говорить это подруге он поостерегся. К тому же, он отлично понимал, к чему клонит богиня. Наверняка проигрывать раз за разом действительно надоедает.

— И что ты предлагаешь?

— Может, пойдем в гости к египтянам?

— Они нас совсем не жалуют, — бог виноделия сокрушенно покачал головой. Отношения с египтянами у них не складывались. Особенно перепадало от воинственной Сехмет. Эта сумасшедшая львица не единожды разукрашивала лицо Диониса, почему-то особенно выделяя его среди других.

— А если к шумерам?

— Еще скажи, к скандинавам, — фыркнул бог, поднявшись.

— О, точно! А давай пойдем к индейцам? — богиня любви останавливаться не собиралась.

— Лучше уж к египтянам, — побледнев, шепнул Дионис. — От этих… что угодно ожидать можно. Особенно от этого, на К…

— Да ладно, он хоть и нелюдим, но такой милашка, — Афродита, в силу своего предназначения различала как мужчин, так и богов в основном только по внешности. Поэтому было вполне естественным, что златокудрая красавица моментально запала на хмурого и злобного индейского божка, представляющего собой саму силу мужского начала.

— Милашка? Что это значит?

Дионис вздрогнул, обернувшись. Помяни черта, он и явится. Перед ним, подобно монументальной глыбе возвышался тот самый К, холодно сверкая изумрудными глазами, из-под уродливой клыкастой маски. Ярко слепили глаза золотые наручи и нагрудная пластина, украшающие могучее тело древнего бога. Подобно языкам зеленого пламени трепетала на легком ветру его густая грива волос.

— Ну… это значит… — Афродита и не думала пугаться, задумчиво приложив палец к губам. — Это значит симпатию, вот!

Дионис судорожно сглотнул, не смея отвести взгляда от К. Удивительно, давно забытый он одним своим видом пригибал его, бога, к земле. Вот она, мощь Высшего! С ней не поспоришь, даже ему, Дионису, ставшему легендой для людей!

— Какая глупость, — ответил К. И, хотя лица его знаменитый винодел не видел, богу показалось, что тот презрительно кривится. — Боги Старого Света больше похожи на людей, нежели на высших существ.

Сказав это, древний бог удалился, оставив греков недоуменно переглядываться.

— Знаешь, а может, по старинке обойдемся человеком? — предложил Афродите Дионис.

— Давай, — растерянно кивнула богиня.

 

***

В мире людей же, в отличие от страны Забытых Богов жизнь била ключом. Ни ранним утром, ни поздним вечером не стихая ни на миг. Не обошла эта спешка и один из старых домов дореволюционного типа, что находился как раз в самом сердце человеческого муравейника. Давно уже забывший своего исконного владельца, дом смог принять в своих стенах не одну семью, а целый десяток различных семей, превратившись в обыкновенную коммуналку…

— Эй, чудо-юдо, а ну подъем! — раздался в стенах гостеприимного дома звонкий окрик. Услышавший этот возглас сосед по комнате невольно вздрогнул, чуть было не пролив себе на майку горячий кофе.

— Вот же ж, — прошипел он, аккуратно ставя чашку на стол. – Опять это заучка лютует… И когда они уже съедут, никаких сил терпеть их нет!

— Ну, Лика, хватит, — пробормотала тем временем в комнате-зачинщике девушка, заворочавшись в постели. — Еще пять минуточек, и все…

— Знаю я твои пять минуточек! Марш в ванную, живо! Пока соседи не повставали! А то на учебу опоздаешь! — напустилась на нее подруга. Как и всякая порядочная зубрилка, вставала она раньше всех, а так же считая своим долгом ставить на путь истинный всех, до кого сможет дотянуться.

— Ой, все… — прошипела соседка, поднимаясь. Хмуро прищурившись, она взглянула на Лику, надеясь хоть как-то пристыдить заучку. Но комсомолка и отчаянная отличница осталась слепа к ее попыткам, лучезарно усмехаясь. От этой улыбки девушке стало совсем дурно.

— Ну, и кого ждем? — напустилась на нее Лика. — Давай, вставай. Я пойду завтрак готовить.

Девушка, хмыкнула поднявшись. Спорить с отчаянным оптимистом ей резко расхотелось. Громко зевнув, она направилась в общий санузел, где уже успела столпиться небольшая очередь.



Ляксандр Македонский

Отредактировано: 07.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться