Перст провидения

Размер шрифта: - +

ПРОЛОГ

Она бежала, бежала так быстро, как позволяли ей ее силы и туго обтягивающий корсет. Если бы кто-то спросил ее потом, как могла она убежать, бросив тела своих родителей и своей обожаемой нянюшки, сомневаюсь, что она ответила бы, хоть что-либо вразумительное. Ее нес инстинкт самосохранения. Он не просто нес, он гнал ее вперед, словно подстреленную лань. Она бежала, падала, поднималась, снова бежала и снова падала, запутавшись в своих юбках. Она бежала, не разбирая дороги и не вполне осознавая куда.

Куда? Глупый вопрос, конечно вперед – вперед пока хватит сил. И вдруг, немного в стороне, она увидела часовню. Вот ТО, куда она неосознанно стремилась. Только здесь она сможет спрятаться от всех и именно здесь с ней не может случиться ничего плохого.

Вбежав вовнутрь, она захлопнула дверь, и некоторое время стояла, уткнувшись в нее лбом. Затем, круто развернувшись, она пошла к алтарю. Возле него, опустив голову, стоял молодой человек. Она подошла к юноше. Он окинул ее взглядом, взял за руку и заглянул в полные ужаса глаза. Но он не успел ничего сказать или спросить, так как к алтарю приблизился священнослужитель. Священник, взглянув на стоящую перед ним пару и задержав взгляд на их сцепленных руках, произнес несколько слов на латыни, а потом объявил остолбеневших пред ним мужчину и женщину мужем и женой, после чего предложил юноше поцеловать законную супругу.

Она смотрела на священника, не видящими глазами, ее рассудок постепенно начинал понимать, что что-то не правильно, но сейчас ее больше волновала мысль, как начать снова дышать. Она пыталась вспомнить, как это делается, но что-то ей постоянно мешало. И буквально через пару секунд сознание оставило ее, и она провалилась в спасительную темноту.

Придя в себя, она увидела священника. Он стоял, склонившись над ней, и лицо его выражало не только беспокойство, но и сожаление, и вместе с тем, глубочайшее раскаяние.

Так устроен наш мозг, что может выдавать события постепенно, или же сделать вас совершенно равнодушными к тому, что творится вокруг вас, точно это происходит вовсе не с вами, а с кем-то другим. Она смотрела на священника, а он говорил. Говорил, что юноша давно с ним договорился о тайном венчании. Говорил о том, что он не знал, что его невеста не пришла. А также неоднократно упомянул, как он сожалеет, что все вышло именно так. Затем он протянул ей изящную коробочку, в которой лежало два кольца. Она, молча, смотрела на них, и словно издали слышала, что это семейная реликвия ее супруга, что одно из этих колец когда-то принадлежало его бабушке, и как он, священнослужитель, сильно надеется, что все будет хорошо, так как на все воля Божья.

Она была словно в тумане. Туман покрывал все вокруг нее. Что происходило потом, она едва ли сможет когда-то припомнить. Прибежал какой-то мужчина, взял ее и увел. Затем были похороны и слезы, много слез. Вокруг нее было столько слез, целое море слез…Только из ее глаз не выпало не одной слезы. Она была словно поломанная кукла. Живая, но холодная. Красивая, но безжизненная.

Шло время. Она была очень красива, очень богата, но неприступна и не общительна. Женихи устали добиваться ее благосклонности, тетушки устали ее уговаривать обратить на них внимание, и, в конце концов, весь свет решил, что в ту ужасную ночь, она потеряла не только своих родителей, но и то, без чего приличной девушке не должно появляться в обществе. И все оставили ее в покое. Покой – это то, что ей было нужно. Именно его ей так не хватало.

 



Ольга Ильинская

Отредактировано: 05.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться