Перст судьбы

Глава 10. Суд

Глава 10. Суд

 

Следующим утром Кэтрин ждала встреча со священником.

- Здравствуйте, преподобный, - поздоровалась она, когда два офицера полиции втолкнули ее в небольшую комнату. Священник стоял возле стола, доставая из коричневого саквояжа библию, деревянный крест и четки.

- Здравствуй, дитя, - ответил он. - Меня зовут отец Лукас. И я должен провести ряд испытаний, чтобы обличить тебя в колдовстве и неверности.

   Кэтрин лишь пожала плечами в ответ.

- Делайте, что считаете нужным.

  Священник взглянул на офицеров.

- Вы будете присутствовать?

- Нам велено держать ее под присмотром, - ответил один из них.

- Это ни к чему, - послышался третий голос и в комнату вошел Рейн. - Я лично прослежу за ней. Это мое право как участника предстоящего процесса.

- О, нет. Только не ты, - закатила глаза девушка. Ей только этой самовлюбленной физиономии не хватало для полного унижения.

- Как скажете, сэр. Мы подождем снаружи, - кивнули офицеры и вышли.

   Едва дверь за ними закрылась, отец Лукас подошел к девушке.

- Первое, что необходимо - зачитайте молитву из "Отче наш"…

- Нет, - покачала головой Кэтрин. - Я не знаю молитв. И на воскресные службы никогда не ходила. Там, откуда я при... приплыла, это не было обязательным.

   Собственно, ни грамма лжи. В Нью-Йорке в двадцать первом веке к религии относились спустя рукава.

- Вы так просто оказываетесь? - удивился преподобный. - Вы понимаете, что от этого зависит ваше будущее?

- Прекрасно понимаю. Но я уже ответила.

- Что ж, - отец Лукас достал из своего саквояжа пергамент, перо и чернила. Пока он что-то записывал, довольный Рейн присел на один из стульев и, закинув ногу на ногу, наблюдал за девушкой.

  Священник отложил перо, взял деревянный крест и положил его на край стола.

- Возьмите его в руки и поцелуйте распятие.

  Кэтрин послушно подошла. Мимолетное удивление мелькнуло на лице Томпсона, когда она коснулась креста губами. Девушка положила его обратно и подняла глаза на священника.

  Тот, кивнул и снова склонился над бумагами. Вероятно, они считали, что ведьмы не могут прикасаться к освященным вещам. Что ж, ей же лучше. После отец Лукас посыпал на нее солью. Кирса говорила когда-то, что пуритане считали, что соль может разоблачить дьявола, поселившегося в теле ведьмы. Когда ничего не произошло, он подал ей небольшой флакон и велел выпить. Кэтрин узнала этот вкус, когда-то Сара уже подсыпала ей его в чай. Чертополох. Когда она не прореагировала и на это, Рейн уже был не на шутку разочарован.

   Преподобный отложил записи и в который раз повернулся к заключенной.

- Остался последний пункт, - он обернулся к Рейну. - Господин Томпсон, для этого нужно снять с нее оковы.

   Тот кивнул и вышел из комнаты на несколько секунд, вернувшись с ключами. Он подошел к Кэтрин и без особых нежностей расстегнул и сорвал с нее цепи. Девушка облегченно выпрямилась. Все же это были не самые легкие кандалы. Спина и шея порядком затекли.

- Что дальше? - спросил Рейн у священника.

- Мне нужно осмотреть ее на наличие особого участка на коже.

- Как скажете, - ответил тот ему со всей серьезностью, но когда он повернулся к девушке, его глаза горели предвкушением.

   Да, Рейн Томпсон любил свою работу. Он ловко развязал и снял с девушки корсет, юбки и нижнюю рубашку. Девушка стояла нагая и беспомощная, пока священник обходил вокруг, осматривая каждую часть ее тела. Она изо всех сил старалась сохранить бесстрастное лицо, но чувствовала как взгляд Рейна сверлил ее насквозь.

   Наконец, отец Лукас остановился на небольшой темной родинке на бедре у девушки. Он разрешил ей прикрыться рубашкой, пока протирал какой-то прозрачной жидкостью большую иглу.

- Считается, что ведьмины создания не боятся боли, а в их жилах не течет кровь, - обратился преподобный к Кэтрин.

  Та кивнула, и он почти наполовину воткнул иглу в ее бедро. Девушка дернулась от боли, но смогла сдержать крик. Священник вытащил окровавленную иглу и разрешил ее одеться.

- И что вы скажете, преподобный? - обратился к нему Рейн.

- Скажу, что она прошла испытания почти по всем пунктам.

- Но ведь не по всем, - уточнил тот.

- Да, библию она не зачитала. Но... - он обернулся к натягивающей на себя рубашку Кэтрин. - Дитя, ты не знаешь молитву наизусть, но сможешь ее прочесть, если я дам тебе книгу?

- Конечно, - кивнула та.

  Она громко и без запинок прочла почти две страницы. И хоть язык этого века немного отличался от ее современного английского, она не сделала ни одной ошибки. В этом плане Кирса хорошо ее подготовила.



Ирина Муравская

Отредактировано: 20.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться