Перстень и чаша. Том 1

Font size: - +

Часть 2. Глава 2. Сон.

Гл. 2 Сон

 

О, вещая душа моя,

О, сердце, полное тревоги –

О, как ты бьешься на пороге

Как бы двойного бытия!..

 

Так ты – жилица двух миров,

Твой день – болезненный и страстный,

Твой сон – пророчески-неясный,

Как откровение духов…

 

Пускай страдальческую грудь

Волнуют страсти роковые –

Душа готова, как Мария,

К ногам Христа навек прильнуть.

Ф.И. Тютчев.

 

 

Земную жизнь пройдя до половины,

Я очутился в сумрачном лесу,

Утратив правый путь во мгле долины.

 

Каков он был, о, как произнесу,

Тот дикий лес, дремучий и грозящий,

Чей давний ужас в памяти несу…

Данте Алигьери.

«Божественная комедия»,

 Часть I. Песнь I.

 

 

 

 

Дни сменялись днями, похожие один на другой, как капли дождя. Лекции, молитвы, перемены… Жан Ланье, поступив в коллегию в возрасте восемнадцати лет, попал в несколько двусмысленное положение, так как вынужден был изучать программу, преподававшуюся детям девяти лет, первокурсникам. Молодые люди всего на год старше его заканчивали и получали сан. Малышня, с которой юноша слушал лекции, конечно, не упускала  случая посостязаться в остроумии на счет странного однокашника, как ни призывали детей к порядку строгие аббаты-профессора. Но Жан Ланье, скрепя сердце, выслушивал приколы с внешне невозмутимым видом. Если бы это останавливало юных чертенят!..

К счастью, на лекции, где детей обучали грамоте и математике, новичку позволили не ходить, но Арман добровольно посещал уроки грамматики и чтения: это помогало ему совершенствовать свой итальянский. А вот лекции по иностранным языкам: английскому, французскому, испанскому – студент с удовольствием пропускал, лишь блестяще сдавая по ним зачеты. Во время этих «окон» юноша дополнительно занимался дисциплинами, которых не знал: богословием, философией, риторикой, древнегреческим. На латыни юноша говорил уже не «немного», как когда-то, а в совершенстве, ведь большинство лекций читалось именно на латыни.

Надо сказать, молодой ученик коллегии упоенно отдавался занятиям: стосковавшись по книгам, сейчас юноша поглощал их одну за другой, дотемна засиживаясь в библиотеках, и, пока его ровесники тратили деньги на развлечения, он скупал чуть ли не все подряд в книжных лавках. Делая пометки на полях учебников, Арман задавал профессорам самые разные вопросы.

Итак,  все свободное время усердно уделяя занятиям, Жан за полгода наверстал упущенное: восьмилетнюю программу. Впрочем, следует отметить, что большую часть материала, что давался в начальных классах, он знал. Шевалье де Претреше не надо было изучать историю, географию, языки – общеобразовательный курс. За эти шесть месяцев он наловчился бегло говорить по-итальянски.

Таким образом, его перевели к семнадцатилетним, старшекурсникам, которые изучали лишь церковные дисциплины и канонические языки.

Подростки отнеслись к новичку более терпимо, но все равно Арман остался одиноким. Лишь учителя приветливо разговаривали с ним, своим любимцем; для остальных он был «великовозрастным зубрилой».

Теперь юноша уже мог позволить себе проводить больше времени в обществе профессоров, преподававших испанский и английский языки. Де Претреше не мог забыть слов, однажды сказанных Монци, и стремился довести свое произношение до совершенства, особое внимание уделяя тонкостям различных диалектов.  Упорный труд не прошел даром, и, в конце года, когда Арман однажды заговорил на улице с английским торговцем, тот оживился и спросил, не земляки ли они, не из Девоншира ли молодой человек?.. Будущий иезуит, пробуя свои силы, обратился к купцу на девонширском диалекте…

Жан смутился, покраснел и ответил, что он даже не англичанин. Купец оторопел, а потом рассыпался в похвалах прекрасному произношению юноши…

Подобная история произошла и с испанским путешественником, да и итальянцы начали принимать будущего аббата за соотечественника.

За столь усердными занятиями молодой человек и не заметил, как пролетел год. Наступило лето. Девятнадцатое лето Армана…

Каникулы!

Их Арман решил посвятить отдыху, следуя совету Монци.

Раньше он выходил в город только по делу: в библиотеку или на рынок за бумагой, перьями и книгами. Иногда по поручению. Во время этих прогулок он осмотрел довольно много достопримечательностей, и теперь, пожалуй, ему оставалось ознакомиться лишь с развлечениями, которые могла предложить великолепная Флоренция, столица Тосканы. А каникулы – самое время для развлечений!



Ольга Митюгина

Edited: 05.04.2018

Add to Library


Complain