Перстень и чаша. Том 1

Font size: - +

Часть 2. Глава 4. Бомбей

Спустя тринадцать месяцев юноша стоял на пыльной набережной Бомбея, под жгучими лучами солнца, вдыхая запахи пряностей, моря и тропической зелени.

Первым долгом путешественник подозвал водоноса – и подзывал их то и дело, пока искал дом Галлоула.

- Здесь у вас разоришься на одной воде! – объявил он, с наслаждением погружаясь в сумрак прохладного полуподвального заведения.

- Да, европейцам трудно привыкнуть, - любезно поддакнул маленький сухощавый аптекарь. – Что угодно?

- Вы – мистер Галлоул?

- К вашим услугам.

Арман подошел к хозяину и тихо шепнул:

- Ad maiorem Dei gloriam.

- Amen. Есть у вас предписание?

- Вот оно.

- Значит, это вы тот помощник, которого уже с неделю дожидается у меня ваш начальник! – расплылся в улыбке аптекарь.

- Мужчина за тридцать?! – радостно вскричал Арман, думая об Энрико.

- Да нет, почти ваш ровесник, лет двадцати пяти, - рассмеялся Галлоул. – Вот вам следующее указание.

Де Претреше развернул бумагу.

 

Агенту А.П. предписывается поступить в подчинение к человеку, указанному Дж. Г.

A.M.D.G.

 

- Что ж, я в вашем распоряжении, - улыбнулся Арман.

- У вас есть багаж?

- Небольшой, я пока оставил его на корабле.

- Принесите сюда, а там поглядим. И переоденьтесь во что-нибудь полегче, чем ваш костюм. Идемте в комнату, перекусите.

- О, спасибо! А можно воды?

- Конечно. Сейчас принесу, а в шкафу вот, местная одежда. Уж походите без шпаги, по-простому, - Галлоул усмехнулся. – Зато легко! Индийцы умеют делать ткани, что верно, то верно!  Одежда легкая, совершенно невесомая и мягкая! Локоны ваши, позвольте…я вам помогу…так! Уберем под чалму и…за-вяжем! – наговаривал аптекарь, помогая новичку.

- Спасибо! – искренне поблагодарил Арман.

Вечером хозяин представил своего гостя молодому кудрявому блондину с карими шальными глазами. Эти глаза оценивающе и быстро оглядели юного француза.

- Называйте меня Хулио.

- Федерико, - назвал Арман первое пришедшее на ум имя.

- О’кей! Наконец-то я вижу свежего европейца, черт подери!.. Я заждался вас, Феде! – Армана фамильярно стукнули по плечу, после чего Хулио рухнул на диван, уложив ноги в сапогах на стол. – Ничего, что я так по-простому? – в рот Хулио отправился какой-то экзотический плод, а секунду спустя, смачно щелкнув, косточка стукнулась о противоположную стену. Шеф расплылся в довольной улыбке. – Сегодня мы отмечаем ваш приезд, Джон не против! Новости, новости, новости! Рассказывайте мне что-нибудь! Святая Мария, какая здесь скука!.. Знаете, а вам идет местный костюм, – скакал Хулио с темы на тему, совершенно сбивая с толку Армана. – Ваши черные глаза, благородное лицо, легкий морской загар… Просто сын магараджи! Вас одеть побогаче, и…

- Хулио, вы не скажете, что нам предстоит? – слегка раздраженный его болтовней, прервал словоизвержение Арман. Хулио тут же состроил кислую мину.

- Федерико, ничего хорошего!.. Не торопитесь. Завтра… Давайте отложим все дела на завтра? Наш путь лежит в Гималаи, так что спешить в эту глушь не стоит. Утром, в десять, мы пойдем к местным погонщикам. А сейчас рассказывайте новости!..

Арман кротко вздохнул, предпочтя отнестись к этому требованию, как к приказу. Голос юноши был мягок и тепл; голос шестнадцатилетнего мальчика, безвыездно жившего в Претреше.

- Хорошо, сударь. Что вас прежде всего интересует?..

- Вы были в Риме?

- Увы, нет.

- А во Флоренции?

- Два года назад.

- Черт!.. В Ливорно?

- Два часа проездом.

- Что нового?!

- Я не узнавал новости.

- А где вы были вообще? – досадливо скривился Хулио.

- Я жил в одном дворце, в Апеннинах.

- Так это ваше первое задание?.. – просиял шеф. – Понимаю!.. Люблю новичков. Я сам всего лишь сержант. Вторая ступень степени послушников.

- Но для меня вы всё равно высокий начальник… - почтительно склонил голову Арман.

- Хм… - опешил молодой человек. – Да я знаю, Федерико. Но пусть это не мешает общению: служба службой, а дружба дружбой!

Этим вечером в доме аптекаря шумела славная пирушка: Федерико угощали местными экзотическими блюдами, много и вкусно поили, но вина на столе почти не стояло.

А ранним утром, надев европейские костюмы, молодые люди по прохладе отправились к кварталу погонщиков. Неспешно прогуливаясь, новоиспеченные приятели остановились передохнуть на широкой мраморной лестнице, под пальмами. Облокотившись на великолепные перила, иезуиты негромко переговаривались, как вдруг Арман вздрогнул всем телом и смертельно побледнел. Глаза его вспыхнули дьявольским пламенем.



Ольга Митюгина

Edited: 05.04.2018

Add to Library


Complain