Перстень в наследство

Размер шрифта: - +

Глава 16

Утро началось с визита Скотта в мою комнату. Англичанин был хмур. Элизабет почувствовала настроение мужчины, слезла с моих колен и, поцеловав в щеку, удалилась с Мартой на прогулку.

— У меня есть новости, Машенька, — начал Джон, как только закрылась дверь за домашними.

— Что случилось?

— Взгляни вот на это фото. Никого не узнаешь?

Адвокат подошел ко мне и протянул квадратик картона. На нем была изображена Ребекка, темноволосый молодой человек и Анна Стэлс. Снимок был сделан у профессионального фотографа. Это видно сразу.

— Кто это? — удивилась я и ткнула пальцем в мужчину.

— Джеймс Джексон и его дальняя родственница Анна Стэлс, — пояснил возлюбленный, — жених мисс Ромпейн. Ты не видела его на «Титанике»?

— Нет, — покачала я головой.

— Они вместе плыли на лайнере. Но почему ты их не видела? Не понимаю…

Озадаченный вид Джона заставил припомнить обстоятельства на судне. То, как Анна общалась с Алексом и пылкие чувства Ребекки. Голова шла кругом от вопросов, на которые не находилось ответов.

— Мне кажется, что Анна и Алекс были раньше знакомы, — сказала я.

— Почему ты так думаешь?

— Я гуляла по палубе и видела, как они разговаривали. Показалось, что хорошо знали друг друга.

Джон ненадолго задумался и прошелся по комнате. Наконец мужчина остановился и, повернувшись ко мне, произнес:

— Итак, начнем сначала. Дни барона сочтены. Он решает судьбу наследства не в пользу дочери своей жены, а завещает все дальней родственнице. Вызывает меня, и я являюсь свидетелем ужасной сцены между бароном и госпожой Ромпейн. Она жалуется Сюзанне и после этого отправляется в Англию. Там знакомится с Алексом Паттинсоном. Антон Разумов выяснил, что Алекс кем-то вроде курьера между ворами и заказчиками. Перекупщик краденого. «Перстень Соломона» похитили у одного английского коллекционера. Разумову-старшему удалось отыскать гадалку, он писал об этом. Выяснилось, что один из воров ее дальний родственник. Он давно на карандаше у полиции и попросил отдать кольцо таким необычным способом. Твою роль, Машенька должна была сыграть Ребекка. Так утверждает жулик. Он уже дает показания и Тони участвует в этом всецело. Но что-то пошло не так или гадалка перепутала и украшение отдали тебе.

Блондин замолчал, а я сидела, не шевелясь, пытаясь осознать весь план Алекса и его друзей. В голове вертелись вопросы, и только решила доверить их устам, как они слетели с губ адвоката:

— Но при чем здесь Анна? Кто ее убил? Предположим Стив, муж Анны, пришел к тебе в каюту, чтобы поговорить или рассказать о чем-то. Наткнулся на убийцу служанки, который пребывал в комнате на тот момент и погиб от его руки. Тогда не понятно, почему убийства продолжаются? Причем здесь мать Алекса Паттинсона?

Я прикрыла рот ладонью, чтобы сдержать крик. Смерть служанок и матери Элизабет не вписывалась в картину происшествия.

— Антон и его отец написали, что переговорят с друзьями Анны и, возможно, что-то выяснят. А нам тоже необходимо действовать. Убийца разгуливает на свободе, это очевидно. Давай прогуляемся к миссис Паттинсон, — предложил возлюбленный, а я, кивнув, поднялась с кресла.

Адрес, по которому мы с Джоном пришли, оказался на самой окраине города. Небольшой деревянный коттедж и газон перед домом. Подходя к двери, я оступилась, и Скотт успел подхватить меня. Я увидела спину Алекса. Молодой человек убегал через заднюю калитку забора, который был обнесен двор.

— Стой! — закричала я. — Алекс, стой!

Стоун припустился со всех ног и скрылся за поворотом. Возлюбленный смотрел на меня встревоженным взглядом. Я развела руками и ответила на его взор:

— Упустили, Алекса. Скрылся.

— Ничего, — буркнул Джон и помог мне взобраться на ступени.

Нога отчаянно болела, хотелось зареветь. Но я сжала челюсти и оперлась на столб, что поддерживал козырек крыльца. Блондин в это время постучал в дверь, она приоткрылась, жалобно скрипнув.

— Стой здесь, — приказал адвокат, а сам бесшумно проник в дом.

Прошло не меньше десяти минут, когда появился Джон и зло бросил:

— Не входи, там труп. Я вызову полицию.

После слов о покойнике, я впала в ступор. Начала подавать признаки жизни, только очутившись у себя в спальне. Не помнила о вопросах, задаваемых полицейскими, и были ли они вообще или нет. Войдя в комнату, пересекла ее и легла на кровать. Голова кружилась, к горлу подступала тошнота. Почему женщину убили? Какая связь ее с Анной, служанкой с «Титаника», Бетти и мной? Я закрыла глаза и попыталась успокоиться. Если дело было в перстне, то меня нужно было попросить, и я отдала бы его. Зачем Алексу столько жертв?

Ничего не решив, задремала. Сон был колючий и вязкий, словно тонула в полынье. Грудь нещадно болела, но выбраться из грез я не могла. Только слышала свои стоны, будто издалека. Открыла глаза и увидела Джона. Он наклонился надо мной. Его лицо казалось сотканным из мелких острых прозрачных стекол, и они были соединены не правильно. Это портило облик. Блондин что-то говорил, а из моего горла вылетал хрип. Забытье показалось спасением. Сбежать из мира и очутиться в кромешной тьме воспринималось, как избавление. Но меня вырывали из объятий тьмы руки Джона, его слова.



Татьяна Хмельницкая

Отредактировано: 11.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться