Первая история: Белый Карлик

Размер шрифта: - +

Глава 8 - Тень Прошлого

8 глава

Тень прошлого

 

Аннотация:

Глава 8: “Тень прошлого”. Ну что ж, как говорится в одной присказке: когда перестают давать, а начинают бить, значит надо бежать. Дашка молодец, успела снабдить меня самым необходимым перед побегом. Спуск на первый этаж дело долгое и нудное, и мне явно не хватает попутчиков. На самом деле я-то так не думал, но вот у старого знакомого другие планы. Хворостов по привычке пытается быть в курсе моих дел, но нам уже не по двадцать лет и свои дела я теперь держу строго при себе, не потому что жадный, а потому что дорожу здоровьем близких мне людей. А кто у нас тут на парковке!? Хмельницкий! Ну и куда же без моего, почти ручного агента по делам типа: а хрен знает, как это произошло!? Он узнаёт о моём прошлом все больше подробностей, но не думаю, что нам суждено сдружиться.

 

- Ну что там? Сильно досталось? – Мохова встретила меня, робко выйдя навстречу. Виновато опустила глаза, она думала, я держу обиду, но на лице моём застыла беспечная улыбка.

- Да нет, всё нормально, ну покричал немного, но Борисыч любя, я знаю...

- Ещё раз простите Роман, Валерьевич. – Даша ломая пальцы, возвратилась на рабочее место. – Надеюсь, это никак не отразится на наших сеансах?

- Конечно, нет, что вы! – Я отмахнулся, приник к стойке. – Ну что там?

- Вот новый пропуск, не потеряйте. Сейчас я активирую его. – Мохова выложила электронную карточку. Изящно щёлкала кнопками клавиатуры. Я смотрел на нее, расплываясь в довольной улыбке и таял, как восковая фигура. Получал поистине эстетическое удовольствие от вида этой боевой девчонки.

- Кстати, Юрий Борисович распорядился выдать вам новую корпоративную кредитку. Максимальная сумма пятьдесят тысяч. Я надеюсь, вам хватит на пару дней? – Она оторвалась от монитора, надула губки.

- Конечно! Я разве похож на транжиру? – Заигрывающая улыбка поселилась на лице без моего ведома и снять её не получалось.

- Ну ладно, тогда держите, Роман Валерьевич. – Она положила её на пропуск. – Вы в больницу?

- Да. – Я быстро распихал карточки по карманам, отходил к лифтам. Если Борисыч говорил, что вызовет скорую помощь, значит можно не сомневаться – вызовет. – Надо долечиться, а то я самовыписался, да и вообще, как-то нехорошо получилось...

- Постойте. – Даша остановила меня в последний момент, вспомнив о важном. – Возьмите новый телефон, Николай Борисович не смог дозвониться до вас утром.

   Я забрал свой поводок от начальника с благодарной улыбкой.

- Еще раз извините... – Даша проводила меня беспокойным взглядом.

   Лифт подъезжал на этаж невероятно долго, на руках нет часов, чтобы сверить время, но я чувствовал: обеденный перерыв подходит к концу, и скоро коридор наполнится сотрудниками. Надо было уходить незамеченным. Нервно стуча по кафелю мыском ботинка, я опасливо косился на дверь аварийного выхода. С её положения коридор простреливался насквозь, а Борисыч обязательно проверит, исполнил я его указание или нет. Еще раз ударил по кнопке вызова. Когда двери элеватора открылись, просочился внутрь, но слишком рано вздохнул с облегчением. Створкам, как в фильмах ужасов, помешала закрыться ворвавшаяся в кабину человеческая рука. Только в этот раз незнакомец не растащил их с силой, не ворвался внутрь, сверкая глазами. Он тихо взвыл, оказавшись зажатым не в очень удобной позе. В щели появился глаз, в котором отобразилась вся скорбь человечества.

- Ромка, пусти...

   Я не хотел попутчиков, надеялся, что, если не получилось тихо войти, получится хотя бы тихо выйти. Стиснув зубы, Хворостов терпеливо ждал, пока я открою двери. Сам лифт не захотел этого делать, хорошо хоть не поехал вниз. Димка и так страдалец, ещё травмы руки ему не хватало. Я ударил по кнопке аварийного открытия дверей. Хворостов влетел в кабину, виновато улыбнулся. И даже через десять лет и кучи пережитых ужасов он всё такой же двадцатипятилетний мальчишка по прозвищу “Прохвост”. Двери закрылись за его спиной, лифт неспешно опускал нас на первый этаж.

- Что стряслось, давай рассказывай! – Димон хищно облизнулся.

- Да ничего особенного, я под колпаком ФСБ сейчас. – Устало откинул голову, стоял, облокотившись о стену и заведя за спину руки. Холод железа успокаивал разгоряченную плоть. Так не хотелось лишний раз напоминать себе, в какой ситуации оказался. Димон напрягся, переминаясь с ноги на ногу, тёр подбородок:

- Это опять из-за кольца?

- Да нет...

  Я прошёлся к дверям, чувствуя, как беспокоит его сложившаяся проблема, но не хотел врать, чтобы успокоить.

- В полицейском участке, где меня держали, на допросе, умер полицейский. Сержант. Знаешь, такой классический...

   Попытался выжать улыбку, но перед глазами возник труп Николаева, лежащий на патологоанатомическом столе. Здесь нечему веселиться.

- Они думают, ты убил его? – Димон приблизился, хотел изобразить удивление, но поморщился от боли.

- Нет, не думают. – Я опустил взгляд на его правую ногу. – Как старые раны?

- Болят. – Он недобро усмехнулся. – Всё как обычно, не хуже и не лучше. Ты шустрый, чтоб тебя догнать, пришлось пробежать пару метров.

   Держась за поручень, Димон растирал ляжку.

- Свело, блин...

- Так и бегать незачем, я скоро вернусь в строй компании, могли бы спокойно поговорить потом, когда всё уляжется. – Я присел на одно колено, положил на ногу ладонь, но вовремя вспомнил о проклятии. В этот раз целительный сеанс пришлось имитировать.

- Да уж, потом с тебя и клещами правды не вытянешь, знаю я твои потом... А как ты в том участке вообще оказался?



Ned

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться