Первая "кругосветка"

Размер шрифта: - +

Первая "кругосветка"

140. Первая «кругосветка»

22.07.2011

Летом 2011 года мы с одноклассником Вовкой решили поехать на моём «Субарике» в «кругосветное» путешествие. Обычно он ездил в такие летние круизы на своей праворульной «Короне», но теперь моя полноприводная машинка весила почти на полтонны больше, и поэтому по трассе шла гораздо ровнее. Требовалось завезти документы по страхованию моей ипотеки в Астану, забрать Вовкиных сыновей у его тёщи в Ерейментау, и затем попытаться ещё несколько дней где-нибудь всем вместе культурно отдохнуть.

В день отъезда Вовка надолго задержался на работе. Как это обычно и бывает, если ты хочешь сквозануть оттуда пораньше, часика в три, тебя начинают тормозить там до половины седьмого вечера. Уже в восьмом часу он заскочил ко мне в офис, мы перегрузили всё шмутьё из его машины в «Субарик», саму «Корону» загнали во внутренний двор моей работы, и потихоньку тронулись в путь. «Алтын-Орда», пробка, заправка, железнодорожный переезд в Чемолгане – к Куртам мы подъехали уже в кромешной темноте.

Достовалов вытащил из какой-то сумки кулёк с варёными мантами, зависшими со среды в его холодильнике. Их нужно было съесть первыми, покуда они не испортились. Короткий ужин на трассе, Вовка сел за руль, и моя машинка покатила по жутким ямам, зиявшим на трассе от Куртов до Бурубайтала, навстречу надвигавшемуся на нас грозовому фронту. Чернота неба над бескрайней Великой Казахской Степью озарилась сплошной стеной всполохов далёких зарниц. К Каншенгелю среди этих зарниц начали появляться и молнии. Их становилось всё больше и больше, покуда перед Аксуеком нас не накрыл шквал непогоды. Но дождь был не очень сильный, да и прошёл достаточно быстро.

Километрах в десяти за Аксуеком нам стали попадаться какие-то мелкие грызуны, стремительно перебегавшие дорогу прямо перед нашей машиной, а вскоре свет фар выхватил на асфальте трассы зверюгу покрупнее. Я сначала подумал, что это лиса, однако ж ошибся: это оказался огромный полосатый котяра, устроивший себе ночное сафари по всей форме…

За Бурубайталом начался почти ровный асфальт, и моей машинке захотелось полетать. Но сильно летать, больше ста тридцати, мы ей не давали, ибо датчик уровня топлива начинал падать на глазах. Чиганак, «Гелиос», бензин дороже, чем в Алматы, и снова на трассу. Вскоре справа показался новенький цементный завод Мын-Арала. Он светился миллионом огоньков подсветки, и больше был похож на базу инопланетян на Терре, чем на советские предприятия строительной индустрии, коих мне немало пришлось объездить в свои «огнеупорные» времена.

Мы остановились чуть не доезжая до завода, у огромного каменистого бугра, на который я забрался, чтобы сфотографировать это великолепие. В свете фонарика я быстро насобирал плоских камушков, соорудил из них пирамидку, вполне заменившую мне штатив, поставил на неё фотик и сделал несколько кадриков новой казахстанской промышленности образца двадцать первого века. Вовка меж тем перешёл на другую сторону дороги, где клевал носом у зажжённой свечечки торговец солёной и вяленой рыбой, коих немало тусовалось по обочинам в этом месте трассы, и затарился пивной закуской.

Сары-Шаган мы проскочили, не останавливаясь. В пятом часу утра небо на северо-востоке стало чуть светлее линии горизонта, а вскоре по нему расплескались огоньки и огонёчки города Балхаш. Вовка со всего размаху влетел в этот «Млечный Путь» и остановился возле очередного «Гелиоса». Заправив машинку, мы отъехали ещё ближе к рельсам железной дороги на Коунрадский рудник и сообразили завтрак. Термос, пакетики с заваркой, рыбная консерва, по баночке картофельной пюрешки – через полчаса стало совсем хорошо.

Достовалов решил теперь немного поспать. Рассвело уже настолько, что фары встречных машин перестали ослеплять, и я сел за руль. До Акчатау машин на трассе и первых вышедших на утреннюю охоту ГАИ-шников было ещё мало. Я предусмотрительно ехал не больше стольника, и стрелявшим в меня радарами из-за естественных укрытий в виде горок или поворотов жолполовцам лишь оставалось удивляться моей жадности. Проехать это село без остановки не получилось – утренний чай подошёл к концу. Затем ещё полтора часа особенностей национального рассвета посреди Великой Казахской Степи, хитрая «загогулина», выписываемая трассой в Аксу-Аюлах, и я остановился в посёлочке Аксу.

Тут был ничёшный кафешник, человеческий санузел и бегущая из скважины хорошая питьевая вода. Умыть свою не спавшую уже больше суток физиономию оказалось весьма кстати. На краю автостоянки притулилась огромная фура с кокчетавскими номерами. Часть её дверей была приоткрыта, и я с удивлением разглядел внутри неё почти с десяток красивейших вороных лошадей. Мужик шёл к этой фуре с ведром воды, когда я сказал ему:
              – Надо же, какой у вас шикарный лошадиный автобус?!!
              – Скотовоз?!!
              – Ну какой же это скотовоз?!! Это же лошади, а не коровы или бараны?!!
Мужик оторопел, а я пошёл к своей машинке.

Часам к одиннадцати утра мы заехали в Караганду. Сильно запрохладнело, и мы вынуждены были натягивать поверх рубашечек с коротким рукавом одёжку посущественнее. Была суббота, но Танюха с утра попёрлась по делам на работу, и мы зарулили за ней к карагандинской автобарахолке на Старом Аэропорту.

Миллион раз бывать в этом месте, но впервые – на собственной машинке…

Мы сначала заехали на кладбище к могилкам тестя и тёщи, а затем пристроили машинку на платной стоянке возле Танюхиного дома. Потом все вместе пошли в расположенный неподалёку «Камелот», надеясь отобедать быстрее, чем там начнёт грохотать так называемая «живая» музыка…



Ezdok

Отредактировано: 11.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться