Первая после бога

Глава третья

Глава третья

Репутацию врачу создают знаменитости, умершие под его наблюдением

Естественно, в кабинете завотделением доктора Кассел «гордость империи» ждала не в одиночестве. Такие обычно один на один разборки и не устраивают, им массовая поддержка требуется. Странно, что главврач и начмед больницы отсутствовали. Может, просто не доехали ещё. А так полна коробочка: зав нейрохирургией, зав приёмным отделением, обе старшие сёстры, дежурный по оперблоку и, видимо, успевший вдоволь через костры напрыгаться, доктор Шеллер собственной неотразимой персоной. Наш пострел везде поспел. Ну и ладно. Баба с возу – ящеру легче.

Неприятно, конечно, чувствовать себя той самой бабой, но куда деваться? Тут бы без увольнения обойтись.

– Я не хочу, чтобы моим братом занимался эта... этот врач, – прогудел «гордость», дождавшись, пока Кассел усядется.

Правда, присаживаться Дире никто не предложил. Видимо, задумывалось, что она стоять останется вроде подсудимого, приговор выслушивающего. Да и обстановочка очень на судилище походила. Во главе стола восседал громила, а дальше по росту, то есть, по занимаемой должности.

Но поскольку Кассел за собой никакой вины не чувствовала, то и в показательных выступлениях участвовать не собиралась. Устроилась напротив бугая, облокотилась о столешницу, пальцы сплела – само внимание. Кажется, звезде это не понравилось. По крайней мере, бровью он дёрнул недовольно.

Кстати, брови у него, как и ресницы, в отличие от волос были тёмные. Крашеный, что ли? Нет, конечно, встречается и такая расцветка, но нечасто. Хотя кто их, звездей, разберёт?

– Какие конкретно вы имеете претензии к доктору Кассел? – убедившись, что Дира сходу собачиться не собирается, а «гордость» ничего больше добавлять не намерен, осторожно поинтересовался доктор Лангер.

Бедолага! Вообще сбоку припёка оказался, а отдуваться всё равно придётся. Твоя подчинённая накосячила – ты и отвечай.

– Вам по одной или сразу все изложить? – усмехнувшись, поинтересовался блондин.

– Давайте разберём по одной, – решил пока не сдавать своих позиций заведующий.

– Ну, давайте по одной, – тяжело кивнул громила. Конечно, нелегко ему башкой ворочать – шея, как у быка. – Эта ваша докторша с дури выгнала других врачей. Как мне сказали, опытных. Нет, я понимаю, самоутверждаться надо. Но не за счёт моего брата.

Головы всех сидящих за столом, как по команде развернулись к Дире. Гонг! Первый раунд навозного пинг-понга. Посмотрим, сможет ли обвинитель закидать нашего доктора или она сумеет отбить все подачи?

– Не выгнала, а удалила из операционной посторонних, – возразила Кассел. Заведующий приёмником кашлянул, нахмурился, разглядывая стол. А вот и первая ловушка! Правильно, это же он всех под рукой имеющихся в блок согнал! Понятно, что с испугу. Понятно, что, собственно, это его промах. Но своих топить не стоит. – Дело в том, что вашего брата доставили в экстренном порядке, – а других порядков в нашей больнице и не бывает, но тебе это, бугай, стероидами взращённый, знать незачем. Многие знания – многие печали. – Поэтому полной информации о состоянии больного у нас не было. И все врачи, чья консультация могла понадобиться, ждали наготове. Ведь не простой же пациент, – чего уж там, ублажим, реверансик сделаем – не убудет. – Их присутствие на операции не требовалось. Но они обязательно осмотрят вашего брата в плановом порядке.

Переборщила с «порядками», ну да ладно. Тем более что ответила правильно и по делу, заслужив одобрительные кивки. Присутствующие повернулись к блондину, ожидая от него подачи. Звездец кивать не стал, глянул, словно кирпич швырнул.

– Вы едва его не угробили! – пробасил.

Интересно, откуда дровишки?

– Вообще-то, я его спасла, – спокойно ответила Кассел.

– У него сроду сердце не болело! – грохнул кулаком «гордость».

Хорошо так грохнул, стол аж просел в ножках. А вам, господин звезда, штрафное очко! Выдержаннее надо быть.

– Фибрилляция[1]? – тихо уточнил доктор Лангер.

– Асистолия[2], – коротко ответила Дира. – Постарайтесь понять, – неправильный тон, не нужно показывать, что ты считаешь его умственно отсталым! – Вашего брата доставили в тяжелейшем состоянии, операция тоже непростая – экстренная, по жизненным показаниям. В таких условиях могут случиться неожиданности. И к сожалению, они случаются. Это при плановой операции больного сначала изучают под микроскопом, чтобы свести риски к минимуму. Но даже в этом случае стопроцентной гарантии никто не даст. С ситуацией мы справились...

– Знаю я, как вы справились, – скривился блондин. – Почему-то руками начали... Как у вас это называется? Качать? Да ещё ребро сломали!

– А чем я должна была действовать, по вашему мнению? Ногами?

– Доктор Кассел! – кашлянул Лангер.

– Не делайте из меня дурака! – бешеным драконом взревел «гордость». – Кое-что и я знаю, видел! Когда сердце останавливается, в него просто силой шарахают! Вы не маг, потому...

– Я маг, – отчеканила Дира. – Иначе бы сертификат нейрохирурга мне никто не дал. И я не пытаюсь делать из вас дурака, нет такой необходимости. Дефибрилляцию, которую вы окрестили «шараханьем силой», применяют как раз при фибрилляция, на то она «де». При асистолии же сердце сначала запустить нужно. А сломанное ребро свидетельствует только о том, что я всё сделала верно – это вам любая комиссия подтвердит. Поменьше иллюзион[3] смотрите. Лучше книжку почитайте. Могу порекомендовать пару пособий по реанимации, написанных доступным и простым языком.



Катерина Снежинская

Отредактировано: 13.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться