Первая сказка на ночь

Размер шрифта: - +

7

7

- Эй, что за шуточки? – Тесса огляделась по сторонам, но никого не смогла разглядеть среди рыжих деревьев. – Горе, твоя работа? Прекрати, это слишком глупо даже для тебя.

Она проснулась на лесной поляне одна, поблизости не было ни кота, ни Ивана, ни бродяг. Все ее вещи тоже исчезли, включая синюю бутылку. Девушка чувствовала, что вот сейчас ей стоило бы испугаться, но страха не было. Она уже привыкла к тому, что в этом мире ничто не происходит без причины. Оставалось только найти эту причину…

- Здесь вообще есть кто живой? Люди, звери, Иван?

Издалека донеслись крики, треск ломаемых деревьев. Судя по всему, людей там было немало. Вопреки советам разума и отчаянным мольбам инстинкта самосохранения, Тесса направилась в ту сторону.

Идти по этому лесу было легко. У древних деревьев стволы оказались гладкими, ветви начинались только на самой верхушке, кустов здесь вообще не было. Под ногами шуршал ковер из опавших листьев и мелких веток.

«Здесь даже бегать можно без риска, - отметила Тесса. – Никаких ям, никакого бурелома… Не то что у нас! Так, похоже, я пришла…»

Она уже видела впереди толпу. Люди были вооружены палками и камнями, некоторые держали факелы, хотя в огне не было необходимости. Злые и испуганные голоса сливались в сплошной гул, различить отдельные слова было очень сложно. Тесса с трудом смогла понять, что причина их недовольства находится в центре поляны.

Кое-как расчистив себе путь, она оказалась в первом ряду. И не поверила своим глазам.

В нескольких шагах от разъяренной толпы стоял молодой парнишка, почти ребенок, на вид ему было не больше шестнадцати. Одежда его была изодрана и пропитана кровью; кровь заливала и смуглое скуластое лицо, покрытое порезами и ссадинами. Один янтарно-карий глаз был закрыт опухшим веком, зато второй смотрел на преследователей.

Его взгляд был странным: Тесса не могла прочитать в нем страх перед смертью, хотя смерть оказалась очень близко. На его лице отражались только горечь несправедливости и обида, которые он не старался скрыть. А еще ярость, которая не позволяла преследователям приблизиться вплотную; они, в отличие от мальчишки, были трусливы.

- Колдун, ты попался! – густым басом заявил толстяк в дорогом кафтане. – Больше ты никому не причинишь зла, не будет жертв твоей проклятой магии!

- А что, были жертвы? – ядовито поинтересовался парень. Голос был хриплым и безжизненным, но очень знакомым… Тесса никак не могла вспомнить, где слышала его.

- Были! Девица Маланья притопла утром второго дня, а служка Васе погорел от злого пламени, которое ты принес! А наши разрушенные дома? Ты виноват, злодей!

- Вообще-то все вышеперечисленные являются жертвами своей глупости, а не моей магии. Быдло вы необразованное.

- Так ты коровами нас называешь, черт поганый? – взвизгнул толстяк. Похоже, не все слова собеседника были ему понятны, и он цеплялся к тем, которые узнавал. - Не говори так, будто ученый ты; знаем мы эту колдовскую науку!

- Ничего вы не знаете, и в этом ваша проблема! Хотя нет, не только в этом!

- За слова свои наглые сгоришь ты в огне!

- Ага, валяйте, поджигайте. А со мной и весь лес, и деревню вашу Богом забытую!

- Это очищающее пламя, оно не обернется против нас!

Несмотря на всю обреченность своего положения, мальчишка не дрогнул, вызывающе тряхнул головой, сбрасывая со лба грязные волосы.

- Против вас конкретно – нет. Такой жир плохо горит. А против сухих листьев, дерева, ваших халуп и ваших одежек – запросто.

- Ты обернешь огонь против нас, я уже понял! Потому умрешь ты другой смертью! Эх, народ честной, бей колдуна! Бей поганца!

В него полетели первые камни. Он попытался убежать, пробиться в лес, но кольцо уже замкнулось. Парню оставалось только закрываться руками, стараться ослабить волну ударов. Он не просил ни о чем.

Тесса знала, что ей не следует вмешиваться, что это опасно… Однако мальчишка ей понравился, а все, что здесь происходило, было слишком уж жестоким. Даже для колдуна.

- Так, стоп! Граждане, возьмите себя в руки!

Она умела привлечь к себе внимание, когда хотела. Вот и сейчас ее ровный, спокойный, но при этом достаточно громкий голос заставил толпу ненадолго оставить свою жертву в покое. Тесса отметила, что парень свернулся на земле и закрывался лишь одной рукой; вторая безжизненно висела на странно изогнутом плече.

- Что здесь происходит? Что за варварство средь бела дня?

- Не вмешивайтесь, барышня, - поморщился толстяк. - Мы избавляем землю от злого колдуна, это дело хорошее и честное.

Парень презрительно усмехнулся и хотел что-то сказать, но не смог – поперхнулся кровью.

- А в чем его обвиняют?

- Он злой!

- Та-ак… А помимо этого? – уточнила Тесса.

- А боле нам ничего не потребно! И так уж много злодеев коварных по свету ходит, так этот еще посмел в деревню нашу прийти, людей добрых губить! Но попался он, ведьмино отродье. Теперь сдохнет!

- Слушайте, это не выход…

Толстяк насторожился:

- Барышня, шли бы вы отсюда… А то как-то странно…

- Что странно?

- Что простая барышня колдуна мерзкого защищает!

- А на нем не написано, что он колдун! – возразила Тесса.

- Ты еще и письмо знаешь?

- Знаю… и что?

- Ведьма! Ведьма! Еще одна ведьма пришла, злой наукой проклятая!

Они поднимали новые камни, Тессе это совсем не нравилось. Сомкнув руку на амулете, она начала медленно пятиться к предполагаемому колдуну. Девушка не знала, удастся ли ей сделать то, что она задумала, но попробовать стоило.

- Ведьма! – не унимался толстяк. – Ведьма! Пришла за полюбовником своим!



Влада Ольховская

Отредактировано: 30.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться