Первая Стая (книга 2)

Пролог

Проект «Звери». Книга вторая

 

Первая Стая

 

Пролог

 

Я задумчиво рассматривал направленное на меня оружие. Тут были и винтовки, и автоматы, и, кажется, парочка гранатометов… Как это они еще Царь-пушку не притащили для полной уверенности?

Я не боялся. Хотелось почесать нос, но снимать броню перед этими истеричками я не собирался. Одно неверное движение с моей стороны, и в меня полетит столько пуль, что потом, в переплавленном виде, их хватит мне на памятник.

Не то чтобы они меня сильно не любят, скорее, боятся, - я видел, как даже у солдат на другом берегу водохранилища дрожали руки. Значит, раньше со зверями им работать не приходилось.

Люди меня упорно убеждали, что вся эта охрана нужна, чтобы помочь нам, но я-то знал, кого они охраняют. Океан всего в паре сотен метров, добраться до него просто, а из океана им меня не достать никогда в жизни. Будут за мной, как за уродами из Первой Стаи охотиться: с сачками и на «кис-кис».

Так что они расставили солдатиков по всему периметру водохранилища в надежде, что меня смутит такое количество оружия. А ведь совсем недавно клялись, что доверяют мне, как равному, что у меня особое положение… Хорошо хоть у меня хватило ума не верить, а то сейчас бы пришлось разочаровываться, а разочаровываться в такой хороший день неприятно.

Было у меня пакостное желание раскидать людей, как кегли, и удрать в море. Не столько ради свободы, сколько ради того, чтоб они знали свое место. Но, увы, у людей против меня имелось нечто посерьезней оружия и вшитых в меня датчиков.

Я перевел взгляд на Литу, которая стояла неподалеку, с остальными смотрителями. Видно было, что ей направленные на меня стволы тоже не нравятся. Сегодня она впервые появилась без бинтов… правда, теперь ее шею скрывал нежно-голубой платок, но это уже не бинт!

В медицинском крыле я подслушал, что ее рана заживает плохо. Тогда же я пожалел, что оторвал Антону только руки…

- Приступим! – голос Виктора, смотрителя Кэти, нарушил мерный поток моих мыслей. – Предположительно, угрозы нет, Первая Стая покинула это место четыре дня назад, но все же будьте осторожны. От вас требуется разобрать завалы и вытащить на поверхность тела людей.

Это от зверей первой серии требуется, потому как на большее они не способны. Мне же нужно было проверить, нет ли на потопленной базе ловушек, и узнать, чего именно хотели беглые звери. Я взглянул на Литу, чтобы получить последнее подтверждение; она кивнула, едва заметно улыбнулась. Значит, ничего не изменилось.

В воду я нырнул первым, намеренно быстро, чтобы смутить солдатиков. И не прогадал: уже после того, как я ушел под воду, раздался одинокий выстрел. Ну и кого он надеялся с такой скоростью зацепить? Балбес. Теперь ему это ружьишко засунут в известные места…

Я фыркнул, частично убрал броню с лица, чтобы почесать нос. Надо сказать, что в последнее время я стал чувствовать себя более уверенно в воде. Не до такой степени, чтобы плавать без брони постоянно, хотя так, как выяснилось, легче, но все равно…

Почувствовав, что в воде теперь, кроме меня, еще два зверя, я поплыл к темному силуэту на дне – затопленной базе.

Лита сказала, что изначально база стояла на платформе, построенной в центре водохранилища. Отсюда проводились наблюдения за океаном, но не более; всего лишь маловажный пункт, принадлежащий министерству обороны. Зачем Первой Стае понадобилось соваться сюда?

Судя по тому, что мне о них рассказывали, эти пятеро были поумнее зверей первой серии, но глупее людей… Хотя люди считают всех без исключения глупее себя. Даже мне, чтобы в их рейтинге интеллекта подняться чуть выше водомерки, пришлось сделать немало.

Как и следовало ожидать, до базы я добрался первым. Небольшое сооружение из металла лежало на боку, я видел многочисленные повреждения. И то, что я видел, мне не нравилось.

В этой пятерке есть крупные звери…. Очень крупные. Больше, чем работающие на людей звери первой серии, и однозначно больше, чем я. Открытие неприятное, но, в общем, не опускающее меня на уровень плинтуса. Не за грубую силу ведь ценюсь!

Дверей на месте уже не было, да и дверной проем расширили внушительные когти, так что я без труда заплыл внутрь. Двигался я уверенно и спокойно: я знал, что поблизости никого нет. Никого живого…

Первые трупы я увидел еще в коридорах, порванные, почти неузнаваемые. Я не стал их трогать, это ведь не мое задание. Я только закрыл жабры, чтобы случайно не надышаться их кровью; вдыхание человеческой крови я воспринимал как каннибализм. Понятия не имею, почему, я ведь все-таки не человек.

В комнатах, слишком тесных для меня и еще более тесных для зверей первой серии, я не находил ничего, кроме разрухи. Создавалось впечатление, что Первая Стая действовала по незатейливому плану ворвались-разбили-удрали. Вероятнее всего, даже татаро-монголы в свое время отличались большим изяществом в нападениях.

Любопытно, могут ли звери первой серии при нападении орать «э-ге-гей»?

Ничего, ничего, ничего… Ничего, кроме мутной воды и ощущения гниющей плоти и крови. Меня начинало подташнивать, и я уже собирался всплывать с отчетом о том, что Первая Стая напала без цели и без мозгов, когда я увидел надпись. Вернее, табличку: люди обычно вешают такие на двери, чтобы обозначить, что находится в комнате. Если комната принадлежит человеку, на дверь вешается табличка с его именем.

Поэтому я и замер. Поэтому позабыл о крови, людях с ружьями, недоверии; я позабыл даже о Лите, которая, кстати, со времени того происшествия на базе не оставляла мои мысли никогда. Я смотрел только на буквы, формирующие слово, и на слово, которое определяло фактически всю мою жизнь.

На двери было написано «Доктор В.Ю.Стрелов»



Юрий Арис

Отредактировано: 03.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться