Первая Стая (книга 2)

Часть первая. Повелитель крокодилов

Часть первая. Повелитель крокодилов

 

- И что, там ничего не было? – поинтересовалась Лита, не отрываясь от чтения.

Ее равнодушие меня несколько раздражало, но собеседника получше тут все равно не было, так что я должен был делиться всем с ней. Ну, или не делиться ни с кем вообще, но тогда был риск, что я лопну от обилия эмоций. Лопаться мне не хотелось, жизнь только начала налаживаться.

- Вообще ничего! Они забрали все, что было.

Я повторял это, наверное, раз третий. Она что, издевается? Но я упрямый, я продолжу:

- Понимаешь, что это значит?

- Судя по робкой дрожи в твоем голосе, что-то невероятно важное.

Еще и издевается!

- Что Первая Стая приплыла ради этого, ради его кабинета! – заявил я. - Ради того, что там было. Они знали, что там хранилось что-то важное, но не смогли это найти сразу, вот и забрали все.

Нет, ну хоть бы постаралась казаться удивленной! Сидит, читает.

- Лита!

- Чего?

- Тебе что, безразлично?!

- А что, я должна дать тебе конфетку за построение логической цепочки? А тебе никогда не приходило в голову, что в этом кабинете ничего не было изначально? Доктор Стрелов умер почти год назад. Все его вещи переданы в архив. Кто станет хранить что-то важное на слабо охраняемой базе? Так что не пытайся приписать этим озлобленным тварям то, на что они в принципе неспособны. А то завтра начнешь убеждать меня, что улитки, облепившие дно корабля, на самом деле пронырливые нелегалы из Мексики!

Терпеть не могу, когда она так делает. Я сижу, придумываю, а она одним бесцеремонным ударом тапка сбивает хрустальную пирамиду. Я предпринял последнюю отчаянную попытку спасти свою версию:

- А зачем тогда оставлять сам кабинет, если в нем нет ничего важного?

- Из уважения. Замечательное качество, присущее людям; в тебе его, к сожалению, слишком мало. Доктор Стрелов – один из основателей проекта, без него не было бы тебя, а я бы работала консультантом в какой-нибудь дорогой частной клинике. Поэтому его кабинет решили сохранить, а еще потому, что база использовалась мало, недостатка в помещениях там не было. Теперь ты спокоен?

Я ничего не ответил, только оскорбленно отвернулся. Даже после всех взвешенных рассуждений Литы я не успокоился. Первая Стая не выходила у меня из головы.

То, что я чувствовал по отношению к ним, сложно описать. Смесь злости, непонимания и, в огромной степени, зависти. Они были свободны от всего: от датчиков, от оков, даже от долга. Они могли плыть куда хотели и когда хотели, весь океан принадлежал им.

Но они почему-то выбрали другую дорогу: они начали убивать людей. Здесь мое понимание заканчивалось. Месть? Дельфину под хвост их месть! Главное – свобода! Если бы мне удалось вырваться, я бы и не подумал возвращаться!

Хотя почему «если бы»? Когда мне удастся вырваться, я и не подумаю возвращаться. И, судя по характеру новых заданий, такая возможность у меня скоро появится: меня стали выпускать в океан. Думают, что я проникся к ним теплыми чувствами и уже никуда не убегу, потому что они кормят меня перетертыми остатками с собственного стола и твердят о равенстве - правда, под дулом пистолета.

Слишком загордились. Я паинька, но только пока Лита не оправится. Как только ее рана полностью заживет, я сбегу… конечно, ей будет неприятно, но она справится. Лименко, скорее всего, станет на ее сторону, так что она даже не потеряет работу, если не захочет.

Да, ее мнение обо мне будет не лучшим. Ну так что с того? Я должен жертвовать своей судьбой ради чужого мнения? Не дождутся. Мой побег – лишь вопрос времени.

Это решение успокоило меня, отодвинуло на второй план мысли о Первой Стае и обо всем, что было с ними связано. Зато теперь я понял, что очень мало знаю о предстоящем задании.

А ведь это первое задание со времени происшествия на базе, первое, на которое Лита решилась! И я этого не заметил?!

Я осторожно взглянул на нее и только теперь понял, что лицо ее не просто спокойно – оно слишком спокойно. Ее нынешние эмоции в случае любого другого нормального существа выражались бы яростью. Я уже достаточно хорошо изучил людей, чтобы понять две вещи: люди не следуют логике в эмоциях; человеческие самки не следуют логике вообще.

Принимая это во внимание, можно было понять: Лита обиделась. Девяносто процентов вероятности. Надо бы проверить…

- Так что нам предстоит сделать? – полюбопытствовал я.

- А, то есть теперь ты заинтересовался? – ответ прозвучал резко и холодно, как удар хлыста. Ну конечно, обиделась.

Впрочем, у Литы существовало несколько уровней обиды. Я даже составил свою шкалу ее настроения, основывающуюся на шкале Рихтера. Ее нынешнее настроение было сродни слабому землетрясению, которое может разве что заставить воду дрожать в стакане. Следовательно, что-то ее смягчило. Но что?

Ай, не важно. Если я начну вникать в тонкости ее настроения, боюсь, у меня скоро появится желание красить когти в розовый цвет и завязывать на хвосте бантик.

Эту бурю можно переждать, она сама успокоится.

Словно подтверждая мои догадки, Лита решила сменить гнев на милость:

- Хотя тебе действительно нужно знать… Задание приятное и, предположительно, несложное, поэтому я его и взяла. Мы пока не готовы к сложным заданиям.

Не мы, а она, я-то в прекрасной форме; но эту деталь я не стал уточнять. Тогда легкая дрожь земли превратилась бы в такой ураган… Да и потом, такой подход был несправедлив. Она пострадала из-за меня.

- Задание будет в тропиках, - в голосе Литы появилась мечтательность, которую я не мог понять. – Хоть ненадолго вырвемся их этой слякоти!

Забавно, в своей комнате я никакой слякоти не отмечал.

- С неделю назад на одном из островов упал небольшой частный самолет, - она снова склонилась над отчетом. – Пилот погиб. На этом самолете перевозилась одна весьма важная вещь, которую необходимо вернуть. Вроде как сам самолет не взорвался, так что эта вещица должна была уцелеть.



Юрий Арис

Отредактировано: 03.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться