Первенец

Font size: - +

Глава 18. Плохие и хорошие новости

Регина не стала устраивать допрос, где Куна была и что делала, попросила только звонить, если будет задерживаться до утра, чтобы соседка не волновалась. Куна вслух пообещала, а про себя подумала, что до утра сильно вряд ли. Не в машине же ото всех прятаться и не в воздушном катере, а в гостиницу она к генералу больше не поедет. Не выдержит снисходительных и понимающих взглядов персонала. Всем плевать есть ли у нее чувства и как долго продлятся отношения, ярлык «генеральская подстилка» камнем падает на шею мгновенно и остается до конца жизни. Другие дариссы будут гордиться статусом и стараться выжать из него максимум, а Куна кроме очередного позора на весь квартал больше ничего не получит.

– Регина, тебе погладить форму? – громко спросила она из комнаты, доставая утюг. Соседка вернулась с кухни и встала в дверях. Перебирая пальцами пуговицы на блузке, хмуро следила за тем, как Куна раскладывает гладильную доску.  

– Погладила уже, а ты куда собралась?

– На смену.

– Нет у тебя больше ночных смен.

– В смысле?

Регина зажмурилась и громко чихнула, потом еще раз и еще.

– Проветривать нужно, пыли много скопилась. Чего смотришь, будто с работы выгнали? Не дождешься. Только что главный диспетчер мне график на следующую неделю завернул с комментарием убрать у тебя все ночные смены, оставить только дневные. Так что отдыхать теперь будем врозь, одна на хозяйстве останешься.

Куна чуть не уронила тяжелый утюг, промахнувшись мимо дока зарядки. Какая оса ужалила в зад главного диспетчера? Ему не было дела до графиков. Смены всегда составляла Регина.

– Как же я теперь учиться буду? Я ведь хотела напроситься на занятия к группам очного обучения.

– Значит по учебникам, тоже мне проблема, – фыркнула старшая смены, – скажи лучше, откуда прилетело распоряжение? Ты жаловалась кому-нибудь на тяжелые условия труда? В комиссию, например. А то кроме смены графика налетит проверка со штрафами.

– Нет, что ты! Я не могла! Я ни с кем не разговаривала кроме тебя и…

– Нурия, – подсказала Регина, но в голове у Куны звенело совсем другое имя. Генерал снова вмешался как тогда с таблетками для Аврелии. Просто не знал, что вредит, а не помогает. Ночные смены оплачивались по двойному тарифу и диспетчеры за них практически дрались. Только командный голос Регины и её авторитет руководителя позволили поставить Куне несколько лишних смен. Теперь она лишалась чуть ли не половины жалования. Да, с голода не умрет, но учиться в академии станет сложнее. Она уже получила на почту список того, что курсант обязан иметь, включая сотейники, блендер, миксер и другую кухонную технику. Можно и без неё готовить, конечно, но времени и сил будет уходить больше.

– Кошмар, – выдохнула она и упала спиной в кресло.

– Не мороси мелким дождиком по темечку, рано еще. Я утром поговорю с главным. Не подвину тебя обратно, так хоть узнаю в чем дело. Водитель у генерала, конечно, не простой рядовой, но у нас гражданская служба. Ой, да не бледней, твой страшный секрет уже полквартала знает. Может он и не при чем. Тебе на смену послезавтра, а я пошла на свою. Давай, не кисни, достань учебники и отвлекись.

Куна кивнула, пожелала удачи и в самом деле открыла пособие по термической обработке продуктов, но строчки прыгали перед глазами, а планшет в руках ходуном ходил. Лихо она попала под контроль. Если уж к спелетнице Грации приставили слежку, то всех любовниц наверняка служба безопасности проверяла днем и ночью. Куда ходят, с кем разговаривают, не болтают ли слишком много? Больше она себе не принадлежала.

– Бездна! – застонала Куна и схватилась за голову.

Очередная новость пришла утром. Сонная Регина едва успела рухнуть на кровать, не раздеваясь, как в дверь забарабанили.

– Иду, иду, – проворчала Куна, путаясь в рукавах теплой кофты, – не так громко, пожалуйста. Нурий?

– Дарисса!

Водитель аккуратно отодвинул её плечом и втащил в барак два гигантских продуктовых пакета.

– Это зачем?

– Чтобы есть, зачем же еще? А где холодильник? Вижу.

Нурий бесцеремонно зашел на кухню, открыл холодильник, но Куна долго не понимала, что он достает из пакетов. Все банки и коробки были одинакового защитного цвета. Вместо названия - крошечная маркировкой глифами на одной стороне.

– Ого, – Регина вынырнула из-за спины соседки и присвистнула, – мясо консервированное, галеты диетические, сыр плавленый, паштет из гусиной печени, икра лососевая - да тут практически генеральский паек!

Водитель улыбнулся и сунул нос в пакеты глубже. Да, паек был именно генеральским. Наилий считал, что две взрослые самостоятельные женщины не могут себя прокормить?

– Спасибо, конечно, – вздохнула Куна, – но я не могу принять подарок. Верните его, пожалуйста…

Чихнула Регина высоко и тонко до звона в ушах, а потом, зажимая нос, цапнула соседку за рукав и вытащила в коридор.

– Рехнулась? Мужик поухаживать решил, а ты мешаешь. Хочет кормить – пусть кормит, обидится ведь. Они, знаешь, тоже с прибабахами. Такие деликатесы только офицерам выдают. Он, поди, выменял их на что-нибудь ценное, да еще долго торговался, чтобы тебя порадовать, а ты нос задрала. Съедим, не пропадут!

Вот как ей объяснить, что дело не в продуктах? Девятнадцать циклов Куна жила с матерью, спрашивая разрешения купить конфет или сходить в парк. Девятнадцать циклов кто-то другой решал, что ей делать, как одеваться, с кем дружить. Стоило ли сбегать из одной тюрьмы, чтобы угодить в другую? Генерал – не посудомойка в кафе, он щелчком пальцев может её уничтожить. Столько власти и вседозволенности, что в животе холодело от ужаса. Хозяин всего сектора. Буквально всего.



Дэлия Мор

Edited: 13.11.2017

Add to Library


Complain