Первое слово

Размер шрифта: - +

Первое слово

За деревней у реки стояла мельница - старая, почти развалившаяся. Раньше-то в ней мельник жил, муку молол да продавал, а как помер, опустела. Детей у мужика не было, жены тоже, а деревенские к ней подходить боялись. Бродили слухи, мол, колесо мельничное сам водяной ему крутил, в водах русалки волосы свои зелёные мыли да расчёсывали, и ежели подойти близко, утащат к себе в омут, и не увидишь света белого.

Много лет прошло с тех пор, деревня ширилась, росла, новыми домами обрастала, да только страх перед старой мельницей никуда не делся. Из уст в уста ходили рассказы о ней: кто-то в них верил, а кто-то просто считал бабкиными сказками, которые непослушным детям рассказывали.

Вот и Витька – светловолосый мальчуган десяти лет, их наслушался, ведь был тот ещё егоза – так и норовил убежать к речке, или сладости без спроса умыкнуть, или сестру младшую напугать. Они с Валькой, его шестилетней сестрёнкой, на всё лето в деревне у бабушки с дедушкой оставались. Валя-то спокойная была – рисовала себе да венки плела, а Вите всё хотелось найти приключений.

И к соседям приезжали ребятишки: Серёжа да Тёма. Часто вечерами они собирались на веранде у Витиной бабушки и страшные истории друг другу рассказывали.

- А на старой мельнице чудо-юдо живёт! - сказал Витя. – Пучеглазое, с рыбьим хвостом, с бородой. – Глаза округлил, волосы растрепал. – Вот такое, ууу!
- Да ну! - отмахнулся Сережа, высокий бледный парень лет тринадцати, самый старший среди них. Он обычно по полям не бегал, в ножички не играл, только в шахматы, да книги читал. - Не верю я в эти сказки. Наукой не доказано, что русалки и водяные существуют. И сама развалюха скоро рухнет.
- А то, что их нет, разве доказано? - горячо возразил Витя. - Нам бабушка рассказывала! Вон Валька подтвердит! - ткнул сестру в бок, а та голову от бумаги подняла, заоглядывалась, голубыми глазами хлопая.
Мальчишки расхохотались, чуть за животы не схватились.
- Ага, как же! Так мы и поверили! Дурит тебя бабушка.
- Не верите, значит? – Валя даже встал, руки в боки упёр, непослушную чёлку сдул да только она снова в лицо полезла. – Давайте тогда сходим туда! Я вам докажу!
- А давайте! – кивнул Серёжа.
- Ну, пошли тогда, - Витя шагнул к крыльцу.
- Правда, на речку? Прям к мельнице? – смех испарился, ребята перешли почти на шёпот.
- Может не надо? – пискнул Тёма, самый младший из мальчишек – ему в этом году только-только стукнуло восемь.
- Первое слово дороже второго! Айда за мной! – Витя перепрыгнул через оградку веранды и бухнулся на траву. Быстро поднялся и махнул рукой ребятам.

Те переглянулись между собой: Серёжа деловито поправил очки на носу, Тёма плотнее укутался в кофту. Но делать нечего – надо идти. Валя тоже рисунки оставила и засеменила следом.
***
У бабушки чайник закипел, она внуков крикнула, а те не откликались. Раз, другой – молчок. Выглянула на улицу, а за столом никого и нет.
- Опять убежали, разбойники! - покачала она головой. – И куда только на ночь глядя понесло. И Вальку утащили.
- Дед, - крикнула в дом, завязывая платок, - пошла ребят наших искать. Мало ли что, вон уж небо какое тёмное.
- Большие небось, ничего не деется с ними, - прокряхтел он в ответ, но отговаривать не стал.
***
Ребята быстро добрались до края деревни, встретив по пути только свору собак да стадо коров, что протяжно мычали, трясли мягкими ушами и звенели привязанными к шеям колокольчиками. Макар – деревенский пастух, шёл рядом не торопясь, в зубах соломинка торчала, кепка набок, припозднился что-то сегодня.
- А может первое слово съела корова? – нерешительно протянул Тёма, поглядывая на Витю.
- Струхнули, что ли? – усмехнулся он. – Да мы быстро! Одним глазком.

Вечер уже сквозил прохладой, над рекой начал подниматься туман, в поле сверчки надрывно стрекотали, будто соревнование меж собой устроили, а в кустах птицы переговаривались, да так заливисто, заслушаться можно. Солнце приклонилось к горизонту, раскрасив небо жёлтыми красками. Вот бы в воду сейчас зайти! Она ведь такая тёплая да приятная, так и манила к себе. Только знали дети, что ноги быстро застудят на холодной глине, да и речка тут неразведанная.
- Вот! Вон она! – прошептал Витя, показывая рукой в сторону.
Ребята обернулись и заметили среди кустов ту самую старую мельницу. Стены её действительно уже почти развалились, заросли мхом да травами, усели, словно хотели раствориться в земле. Крыша тоже прохудилась, кое-где зияла огромными дырами, и сочилась оттуда такая вязкая темнота, что мурашки невольно по спине бегали.

- Может, не пойдём близко? – проговорил Тёма, прячась за спину брата. – А?
- Мне стра-а-ашно, - протянула Валя и схватилась за футболку Вити.
Тот шикнул и, разгребая руками высокие заросли, начал пробираться вперёд. Сзади слышалось шуршание – то ребята шагали следом. Всё было спокойно, как вдруг рядом что-то трепыхнулось. Послышался протяжный крик и громкое хлопанье крыльев, и в небо взмыла серая тень.
- А-а-а! – запищал Тёма. – Это водяной, да? Водяной?
- Тихо ты! – буркнул Витя. – Какой водяной на суше? Думать надо головой! – и постучал по макушке. – Утка это. Идём.
Тёма утёр нос, побрёл следом. Серёжа поправил очки, но промолчал.

Мельница становилась всё ближе: вот уже стало отчётливо видно повалившееся на бок колесо. Вода через него давно уже не крутилась, а лишь поедала его, терпеливо подтачивая. Река тут тиной заросла, и в воздухе не было привычной свежести, а висел затхлый, застойный запах.
- Вить, давай будем считать, что мы тебе поверили? – предложил Серёжа. Не хотелось признавать, но поджилки у него тряслись.
- Точно поверили? – прищурился Витя. Он, конечно, храбрился, но и ему было не по себе.
- Да точно! – заверил его Тёма.
- Пойдёмте домой. Бабушка, наверное, волнуется, - добавила Валя.

Витька победно улыбнулся, правда, в сумерках это вряд ли кто-то разглядел, и дал отмашку – можно возвращаться! И тут по воде как булькнуло! Будто камень какой грохнулся или кто-то огромными ластами прошлёпал. А потом заскрипело, натужно так, гортанно. Ребята остановились, как вкопанные, посмотрели друг на друга, а ни слова сказать не могли. И снова заскрежетало, забурлило что-то за высокой травой. Вот сейчас кто-то вылезет из тёмной воды и съест их всех!
- Это водяной! Точно водяной! – не выдержала Валя и как дала дёру! Только пятки засверкали.
Мальчишки ждать не стали и тоже рванули за ней. Не заметили, как и до дома добрались – вот что значит бежать не оглядываясь! Серёжа с Тёмой к себе усвистали, мало ли что ещё Витька придумал бы.

Бабушка шум услышала, вышла на крыльцо.
- Где были, окаянные? Я ж всю деревню обошла! У-у, устрою вам! – она махнула на внуков полотенцем.
- Баб… Бабуль, - пытался отдышаться Витя. – Мы боль… больше…
- Больше не будем, - закончила Валя, подошла к бабушке, схватилась за подол и прижалась к ногам.
- Ну, и что с вами делать-то, с непутёвыми, - всплеснула она руками. – Пойдёмте чай пить.
Витька виновато улыбнулся и поднялся по ступеням. Забравшись, обернулся, посмотрел на засыпавшую деревню, грустно вздохнул: так и не узнали, правда ли на мельнице водяной живёт или причудилось.
***
А в реке, путаясь в тине и водорослях, булькались лягушки и звучно, раскатисто квакали – брачный сезон никто не отменял.



Риша Мичурина

#11568 в Разное

В тексте есть: дети, деревня

Отредактировано: 13.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться