Первокурсак. Одна душа на двоих

Глава 2.4 "Колокольчик и Барбариска"

…Ранее, того же дня, Шестой корпус

Шестой корпус был охвачен суетой. Переход, повисший над Тщедушной пропастью, соединяющий  Шестой с соседним Пятым корпусом, казалось, вот-вот прогнется и рухнет со всеми бегающими по нему солдатами и тяжелой техникой в черную бездну. Сотни воинов, десятки инженеров и строителей носились туда-сюда, таская в Шестой боеприпасы, разобранные боевые машины, доски, мешки с песком, бочки с водой и все, что могло пригодиться для подготовки к битве. На площади перед зданием находился эпицентр всей этой суматохи, где на скорую руку строились баррикады и устанавливались баллисты.

Общий гул и строительный шум еще с самого утра разогнал с околицы леса всех его обитателей, не слышно было даже пения птиц.

Хоть все это бренчание, буханье и скрежетание выглядело хаотичным, на самом же деле было прекрасно организовано и отлично контролируемо, даром что походило скорее на мародерский набег, чем на строительные работы. Просто то, что обычно готовится недели две, нужно было успеть сделать до ночи.

На одной из недостроенных баррикад, внимательно всматриваясь в Королевский лес, уверенно и твердо стоял Гарбэнко. Из-под нахмуренных бровей его взгляд устремлялся, казалось, сквозь деревья прямо на Седьмой корпус. Создавалось впечатление, будто воевода пытался всем своим видом отогнать Сессию, поэтому и стоял здесь, как гора. На самом деле он просто не особо любил засиживаться по кабинетам, поэтому решал все свои дела где угодно, лишь бы не в четырех стенах; чаще всего – на поле боя. И хоть боя еще не было, и это вряд ли можно было назвать полем, но всех, к кому у него и тех, у кого к нему возникали вопросы, он вызывал именно сюда.

– Вызывали? – Воронин, заметно торопясь, подошел к Тарасу.

– Да кого я сегодня только не вызывал… – Гарбэнко проговорил это, все еще всматриваясь в тени меж деревьев и довольно тихо, словно мысли, случайно сорвавшиеся с языка.

– У меня утро тоже не задалось, – искренне улыбнулся Ворон.

– Сколько у тебя людей? – Гарбэнко развернулся к собеседнику лицом и решил сразу перейти к делу, оставив свои размышления на потом.

– Всего у меня тридцать семь владетелехранителей. Пятеро сейчас работают на западе – улаживают проблемы экономистов.

– Выходит, вместе с тобой – тридцать три? – Гарбэнко опять почему-то посмотрел в сторону леса. – Маловато.

– Нормально. Каждый владетелехранитель за десяток обычных воинов сойдет.

– И южанин наш, Александр, так своими хвастался, – Гарбэнко презрительно улыбнулся, – но на баррикады почему-то ставить не позволил. Сказал, пусть пока в корпусе подождут – мол, резервом будут.

– Скупердяи они, – пожал плечами Воронин. – Особенно когда об «ихних» речь идет.

– Пять десятков людей нам «подарил» и даже не позволил им помогать в подготовительных работах, жмот белобрысый.

– А Никитенский и Токарчюцкий воеводы?

– Будут. Через день… а то и два.

– Ну, моих можешь брать для чего хочешь: хоть гвозди забивать, хоть доски волочить, а можно и заочников косить. Но только двадцать пять. Остальные будут охранять владетелей.

– Конечно, я понимаю.

– Но…

– Ну опять! Я правда надеялся, что хоть ты, Олег, без этих «но» обойдешься.

– Нет, я… мне нужно шесть часов времени и все мои владетелехранители, это… важно.

– Зачем? Это важнее спасения Водного от Сессии? – несильно разбрасываясь эмоциями, но все же с определенным возмущением, взмахнул руками Гарбэнко.

– Нет, поверь, это… одно другому равносильно.

– Не поверю, объясни, – слова Тараса прозвучали, чуть ли не как приказ.

– Я сам еще не до конца понимаю, – Ворон сделал какой-то неясный жест рукой. – Это как-то связано с Первокурсаком, план «Б», короче.

– Что?! План «Б»? – Гарбэнко вдруг резко изменил возмущение на улыбку. – Вот что за пессимистический настрой, Олежа?

– Пессимистические или нет, а потом только благодарить будешь, когда что-то не так пойдет.

– Вот только не надо мне тут! Все пойдет, как я скажу. – Гарбэнко опять посмотрел в сторону леса. – Наш план «Б» – это выполнение плана «А».

– Я же не против, – Ворон немного помялся на месте, – но следует признать: встретить Сессию нам… практически нечем.

– Да уж, заочники сами охренеют, – Гарбэнко грустно улыбнулся, а потом ободряюще хлопнул себя по ногам и добавил: – Зато у нас есть план «Б»!

– А то! Нам теперь и само Заочье не страшно! – Олег тоже улыбнулся и, подняв палец вверх, нахмурил брови и торжественно произнес: – План «Б»!

Оба, как по команде, залились смехом. Но вызван он был скорее нервами, нежели переизбытком оптимизма, но, в силу характера, ни Ворон, ни Тарас не ныли и не жаловались, вместо этого они решили попросту поржать.

– Это тебя Розумнюк попросил? – выдержав небольшую паузу, спросил Гарбэнко.

– Не могу сказать: тайна, – Ворон хитро улыбнулся, – военная.

– Ясно, – Гарбэнко несколько раз коротко кивнул. – Можешь идти и... пришлешь людей, когда сможешь. – Воевода придержал Воронина, который уже почти развернулся спиной. – Но только скажи, – Тарас прищурил глаза, – ты хоть сам ему веришь?



Константин Белеля

Отредактировано: 17.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться