Первые

Размер шрифта: - +

Глава 1

Я резко села на кровати и смахнула с лица капельки пота. Сколько лет прошло, а события того дня до сих пор мучают мою душу. Видимо, мне никогда не забыть, как содрогнулось здание школы, вырвались потоки тьмы и света из-под пола и прошлись по всему зданию. Как в агонии умирали мои одноклассники, которых магия посчитала недостойной. Три одиннадцатых класса, почти пять десятков мертвых тел... Только нас тогда затронула сила, только нас испытывала и только восемь из пятидесяти четырех выжили...Черт.

Я вздохнула и нехотя поднялась с кровати. Сегодня понедельник и у меня две первых пары. Хватит разлеживаться, нельзя же опаздывать к собственным ученикам. Форменное платье, тугая, белоснежная коса и привычный взмах руки, чтобы белоснежный цвет волос, знак дара и проклятья, сменился на некогда родной, русый, а личина обычной преподавательницы крепко пристала к телу, до неузнаваемости меняя мои черты лица.

Ещё раз перед выходом осмотрела себя в зеркало. Ничего не должно выдать меня. Я взяла со стола стопку тетрадей и вышла в коридор. Сразу стали слышны шум и крики. Где-то в коридорах играла музыка – видимо, кто-то репетирует. Все это было звуками нашей школы - нашей главной гордости.

Я направилась в наш общий кабинет. Мимо проходили ученики, кто-то тепло и уважительно здоровался, кто-то даже обнимал. Все были рады новому дню, и все были рады видеть меня. В очередной раз за все эти года подумала, что они не были бы так мне рады, знай они, кто я на самом деле.

- Лероника! – чуть не сбив меня, прокричал на ухо ураган по имени Милоника. Я улыбнулась девушке, а она, оценив стопку тетрадей в моих руках, спросила:

- Кто у тебя сегодня?

- Первые специалитет, третья группа, а потом вторая группа талеров.

Улыбка с лица Миры пропала после моих последних слов. Она не хуже меня знала, что ждет талеров буквально через месяц. Она рассеянно поправила свои волосы, которые в это десятилетие были черными. Стоит сказать, что это тоже маскировка. Её шевелюра такая же седая, как и моя. Как у всех нас.

- А у тебя? – спросила я, зная, что никого, кроме артефакторов, то есть специалитета, перед самым посвящением ей не ставят. Слишком добрая и светлая, чтобы спокойно рассказывать лекции и вести пары у потенциальных смертников.

Мила практически сразу снова повеселела и начала рассказывать про успехи своих подопечных. Улыбка, теплая и нежная, вернулась на её лицо. Наверное, только её жизнерадостность до сих пор и удерживает нас всех от падения в безумие.

В нашей общей гостиной, громко называемой учительской, уже все собрались. Считая с нами, все восемь преподавателей небольшой школы. Восемь человек, которые застряли в подростковом возрасте и не капли не меняются. Иногда кажется, что не только физически.

- О, а вот и вы, - Игорь помахал нам от своего стола, подзывая подойти ближе. Он, кстати, считался негласным лидером нашей команды. К слову, директором школы тоже был он.

Мы с Мирой переглянулись и заинтересованные подошли ближе.

- Всем доброго утра, - я улыбнулась уже собравшимся у стола начальника ребятам, - Что тут у тебя?

- Да вот, - усмехнулся Игорь, передвигая изображение мир-карты, которая позволяла наблюдать нам за школой, да и за всей планетой. Её мог призвать каждый из нас в любом место и в любое время.

Мы склонились над картой, мгновение промолчали, а потом все как один захихикали. Подленько и мерзко. Двое спецов, как мы между собой называли уже получивших магию детей, пытались поднять труп. Они начертили вокруг свежевыкопанного тела круг призыва, - даже правильно, стоит отметить, - и стали что-то завывать. Среди пустых обрывков корявого латинского все, что я сумела разобрать, так это «накормим печеньем». И вот так они пытаются поднять мертвеца?! Ну разве что он только был сладкоежкой при жизни.

- Ой не могу! – Мила, уже не сдерживая смеха, как и остальные, присела в одно из кресел, - Же-е-ень.

- А? – наш некромант, который проигнорировал сбор у стола и, как и всегда, был по уши в экспериментах, произнес что-то ещё, но из-за очередного взрыва в лаборатории, смежной с нашей гостиной, мы ничего не услышали. На взрыв мы, как и всегда, даже не отреагировали. Не впервой, как говорится. И к нашей чести мы с девочками даже не пискнули, когда полуразвалившийся труп какого-то грызуна пробежал мимо нас. Сказались годы, проведенные рядом с нашим сумасшедшим Женькой.

- Ну что там? – спросил он недовольно, подходя к столу, на котором все ещё мерцала мир-карта.

- А мертвые любят печенье? – заинтересованно спросил мой бывший сосед по парте, но глаза его смеялись. Я бы даже сказала, ржали.

- Что? – не сразу понял парень, но потом склонился над картой и выматерился, - Да я их самих сейчас умертвиям скормлю!

Некромант пулей вылетел из нашей гостиной, а мы дружно засмеялись. Он всегда куда бережнее относился к трупам, чем к живым, а потому этим спецам ох как достанется, будь они даже его любимчиками. Хотя о чем я, любимчиками Женьки были только трупы. Что ж, в любом случае, я не помню учеником, которым бы такой выверт сошел с рук.

- Это, конечно, смешно, но я все-таки надеюсь, что он пошутил, - все ещё смеясь, сказала Асоника, специализацией которой было целительство.



Анна Лилей

Отредактировано: 17.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться