Первые шаги

Размер шрифта: - +

II

Там я сразу нашел Перепела и Макса. На физиономии Перепела явно читался философский вопрос «Сколько я вчера выпил?». У Макса лицо тоже не сияло здоровым румянцем.

– А ты чего такой зеленый? – спросил я его. – Вроде только пиво вчера пил.

– Не выспался. Мы ночевали вместе, – он кивнул в сторону Перепела, – и я не смог заснуть из-за храпа.

– Да не храплю я! – возмутился Перепел.

– Конечно! Никогда не думал, что можно так храпеть. Соседи, наверное, думали, что кто-то стену дрелит.

– Так зачем мы собрались-то? – спросил я. – Когда в Зону пойдём? Сегодня?

– Завтра, – буркнул Перепел. У меня внутри как-то ёкнуло: «Уже завтра». – А сегодня нужно вас ещё сводить кое-куда. Только давайте пожрём сначала. И это... здоровье бы поправить...

– Пива? – предложил я.

– Ни, душу пивом не обманешь.

Мы заказали по яичнице каждому, по чашке кофе нам с Максом и сто грамм Перепелу. Доев, он вытер губы тыльной стороной ладони и сказал:

– Пошли.

Мы вышли из «Птичника» и послушно поплелись за Перепелом.

– К Мирке идём, хотя она и сквалыга, конечно, зато у неё всегда всё есть, – туманно объяснил он нашу цель.

Вскоре мы зашли в какой-то небольшой магазинчик, брат-близнец минимаркета около моего дома, в котором я обычно покупал сигареты, уходя на работу, и брал хлеб, возвращаясь домой. За кассой дремала тучная тётка с огромным орлиным носом, бородавкой между бровей и копной седых волос, зачёсанных в какой-то пышный тюрбан.

– Здравствуйте, Мирдза Ахмадовна, – сказал наш предводитель несколько заискивающе.

Тётка, вздрогнув, проснулась и несколько секунд смотрела на нас, по-совиному хлопая глазами.

– Прывэт, Пэрэпел! – с сильным акцентом проклёкотала она басом – Зачэм прышол? У тэбя слама нэт, дэнег нэт, ты в Зону нэ ходил. Только водку пьёшь сыдышь.

– Да, я, это, Мирдза Ахмадовна, как раз собираюсь. Вот, желторотиков, это, двух с собой беру. Снарягу им надо прикупить. Продадите нам, а? Сделайте милость!

Было видно, что Перепел её сильно робеет. Уперев руки в то место, где, вероятно, когда-то была талия, тётка оглядела нас с Максом с ног до головы.

– Чэго надо имэнно?

– Да всё надо. Они ж первый раз идут. Одёжу, обувку, рюкзаки, респираторы, оружие, патро...

– Тыхо! Нэ ори на вэсь двор. Пашлы! – Мирдза Ахмадовна махнула рукой, и мы зашли вслед за ней в подсобку. Там в трогательной близости лежали на полках чипсы и коробки с патронами, блоки сигарет и автоматные рожки, шоколадки и противогазы, жвачки и армейские медпакеты, лимоны и лимонки. Я даже присвистнул от изумления и тут же услышал от строгой торговки:

– Нэ свысты – дэнег нэ будэт!

– Значит, это, – начал Перепел, – сначала давайте нам куртки какие-нибудь недорогие, но крепкие. И сапоги хорошие.

– А обязательно спецоджду брать? – поинтересовался Макс.

– Ты собираешься по Зоне в джинсах, майке и кроссовках гулять? – спросил Перепел. – Далеко ты так не уйдёшь. Делай, чего я говорю, и не задавай глупых вопросов.

– Сэйчас прынесу, – сказала Мирдза Ахмадовна и исчезла в глубине подсобки.

Вернулась торговка с охапкой кожанных курток.

– Прымэряйте!

Мы с Максом стали «прымэрять», вполуха слушая, как она нахваливает свой товар.

– Харошие куртаки! И ат дождыка зашытят, и ат холада, и нож ны прабьет, и звэр нэ пракусит.

– Ну, это, Мирдза Ахмадовна, смотря какой зверь, – возразил ей Перепел. – Ежели крыса там, или «суслик», или кошак – то да. Может, даже и от «бобика» защитит, ежели молодой. А вот от «барбоса», или от от кабана, или, окрести Господь, от «вурдалака» – не защитит.

– Тэбе, канешна, выднее, Пэ... Пэ...Пэрэпэл, – торговка зевнула во весь рот. – Ох, прасты, всю ночь внучку качала, нэ выспалась... Тока ныкто ищо на мой тавар нэ жаловался.

Вдруг из торгового зала послышались голоса: «Эй, хозяйка! Мирзда Иванна, где ты есть?». Торговка осторожно приоткрыла дверь подсобки: в щели показался лиловый цвет – полицейская форма!

«Лягаши, мать их!» – просипел Перепел. «А ну тыхо! Сыдыте как мищи!» – громогласно прошептала торговка и выскользнула в зал, плотно прикрыв дверь подсобки. Мы стали прислушиваться к диалогу:

– Здравствуйтэ, гаспадын капытан. Как ваше здаровъе?

– Хорошо. А сейчас ещё лучше станет, я надеюсь. Ну что, есть для меня?

«Сдаст нас сейчас!» – отчаянно зашептал Макс. «Не пыли!» – оборвал его Перепел, прильнувший ухом к двери.

– А как же! Всо эсть! Как прасыли.

Я задержал дыхание... В их разговоре затянулась пауза.

– Всё правильно, – послышался голос полицейского.

– Ай, можно было нэ пэрэсчытывать. Я ныкагда нэ обманываю.

– Ну уж нет. Денежка счёт любит. Всё, здравия желаю.

Мирдза Ахмадовна вернулась к нам в подсобку.

– Палыцыя за паборами прыхадыла. Ну что сталы? Давайтэ, мэряйтэ!

Довольно быстро мы подобрали куртки по росту и размеру. Чуть дольше пришлось повозиться с берцами и камуфляжем: на субтильного Макса сложно было что-то найти. Затем Перепел выбрал для нас респираторы, рюкзаки, какие-то металлические хреновины (видимо, разборные контейнеры). Потом он отозвал нас в сторону и тихо спросил:

– Сколько у вас денег-то, желторотики?

У нас с Максом оказались примерно равные капиталы. Тогда Перепел поинтересовался у Мирдзы Ахмадовны, сколько она просит за всё. Названная ею сумма, в принципе, была нам по карману, однако Перепел принялся отчаянно торговаться. За двадцать минут торга ему удалось сбавить двадцать процентов.



Алексей Русанов

Отредактировано: 17.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться