Первый Алхимик

Размер шрифта: - +

Первый Алхимик

Он слушал гавканье вождя торанашей, потирая замерзающие ладони и нос. Даже меха племени его не спасали - закостенелый южанин.

 

- Нок`Тур, анандэ урсуба, бэк, - громыхал великан, а смуглый человек с черной колючей бородой мучительно подбирал ключи в своей голове, делая вид, что внимательно слушает. Рассказ вождя заключался в описании невероятных ритуалов и битв с демонами и низшими божествами, благодаря которым племя торанашей, сынов Владыки Льдов, и обрело серебряную воду, не замерзающую даже при здешних морозах.

 

Только вот это была вовсе не вода, и человек с юга это сразу понял. Он постоянно мерз, отчего запахиваться плотнее и прятать лицо в сшитые обрезки шкур у него уже вошло в привычку. Поэтому то, что он прикрыл нос, увидев серебряную жидкость, от глаз вождя ускользнуло. Пришелец наклонил деревянный поднос, и густые капли покатились вниз. Затем он слил остатки в тонкостенный каменный кувшин - здесь ему все равно ничего исследовать не удастся. В хранилище было много шкур и вяленого мяса. Ценный мех северных хищников торанаши продавали, уходя далеко к горам.

 

Но рассказ вождя подходил к концу, и близилось время решительных действий со стороны южанина.

- Так, стало быть... - недоговорил на языке великанов чужак, подводя собеседника к ответу.

- То... Тэк то, - рыкнул гигант.

 

Прилично, очень прилично он просит. А судя по всем этим басням вещество достать легко. Вполне может быть, что и где-то еще уже нашли похожую жидкость и вдоволь ею пользуются. Южанин заметил отчужденность в глазах вожака, когда они шли мимо лачуг поселения. А еще гигант поначалу не унимался, предлагая все новый и новый товар. Значит, почти наверняка. Скорее всего вождь торанашей жаждал денег, чтобы покинуть Север, может быть, вдохновился рассказами заезжих торговцев... Решено.

 

Пришелец оглянулся, прекрасно понимая, что в доме главаря они одни и слышать их никто не может:

- "У вас есть преемник?", - дрожащим голосом и с отвратительным акцентом выдавил он.

- "У торанашей нет преемников. Вожди выбираются состязанием".

- "Дело в том, что с собой у меня столько нет, но на родине, если вы отправитесь со мной...".

- "Нет", - грубее и громче обычного гаркнул великан, - "вам придется вернуться ни с чем".

 

Его глаза выражали тихую печаль. Может быть, знай он гостя получше, то без промедления двинулся бы в далекий путь к золотым пескам, густой зеленой траве и шумящим рощам. Но ведь этого южанина он видел впервые, и пусть их будет небольшой отряд - там, где кончался снег, уже была его территория.

 

А вот сам пришелец так не думал. Сказав, что отбудет в полдень следующего дня, он покинул покои вождя и захрустел снегом по направлению к морю. Через сеть протоптанных дорожек, мимо курящихся домиков из плотно сбитых бревен, карлик среди нормальных. Торанаши - не единственное племя на Севере. Помимо этих существ, смотрящих на тебя сверху вниз холодными синими глазами, обитали здесь и другие. Не менее большие, но черноволосые и с лунным лицом дьярки и вечно прищуренные мунгалосы вели набеговую войну друг с другом. Именно поэтому границы деревни охранялись, а в доме каждого великана было какое-нибудь копье или топор. Но южанина мог убить и ребенок.

 

Здесь было теплое течение, вдали чернели рыбаки на вытянутых лодках, а берег затянулся коркой льда. Кое-где выступали из-под снега почерневшие обломки захудалых суден. Ужасные условия для ловли рыбы, но в короткое северное лето здесь было особенно чудесно. Чужак знать этого никак не мог, он беспокойно всматривался в стальное небо, щурясь от падающих льдинок. Побродив по берегу и зацепив большую корягу, он потащил ее в деревню. Тяжелый сук оставлял глубокий след в белой коже этой земли.. Приволочив его в свое одинокое пристанище и глухо бросив на землю, неизвестный бросил оставшиеся дрова в печь, укутался в шкуры и забылся в хлипком сне, прислонившись к теплому камню. Погода обещала метель.

 

Ярко светили звезды, обдавая землю своим холодным светом. Быть может, какая-то из них давно уже взорвалась, но свет ее будет виден людям еще многие тысячи лет. Свирепая вьюга кричала прямо за деревянной стеной, баюкая и пугая редкого зверя. Гудело в давно остывшей печи, южанин проснулся.

 

Тяжелый удар повалил одного из гигантов. Его напарник с ревом резанул копьем темноту, и  тут же получил мощный удар откуда-то снизу прямо в подбородок. В глазах его потемнело, руки ослабли и чуть было не выронили спасительное оружие, но страж вовремя пришел в себя. Упало что-то тяжелое. Наконец торанаш поборол панику и смог рассмотреть маленький силуэт, скорчившийся над Дэгэймом. Силуэт крякнул - и нечто острое вонзилось в живот великана. Под шорох быстрых шагов, растворяющихся в подземелье хранилища, торанаш держался за  древко копья, влажного и горячего от его собственной крови.

 

Сердце разрывало грудь. Натыкаясь на деревянные столы, южанин наощупь брел в темноте. По памяти выставил вперед руку и, о чудо, почувствовал грубое горлышко. Быстро перелил вещество в медную колбу. А теперь бежать, бежать, не оглядываясь. Домой, туда, где солнце высоко в зените. У входа раненый страж все еще корчился в огромной луже крови, второго он решил не убивать.

 

Вдалеке брезжил слабый свет, предрассветная ночь утопала в волчьем вое. Ноги с трудом вспарывали сугробы, тело пронзали ледяные иглы ветра. Торанаши уже были впереди, были они и сзади и везде вокруг. Они передвигались на огромных волкоподобных существах, подстать им самим. Тварям был нипочем метровый слой вездесущей белой преграды и низкие температуры. Человек свернул с земляного вала и съехал вниз, утопая в голосах крепчающей вьюги. Еще немного, и он покинет эту проклятую местность: дальше, через редкий лес, к леднику. А, впрочем, лучше не думать. Просто идти. Идти... Треск. На какое-то мгновение, долю секунды - окружающий мир потерял голос, а сердце пришельца больно ударилось в грудь, болезненно отдавая по всему телу. Если бездну и можно было измерить, то для человека с юга она равнялась двум метрам. Именно столько он летел, дергаясь, в штык-яму. Ровно через столько понял, что останется цел. Глухо ударился о мерзлую землю. Где-то там, наверху, взвизгнула торанашская тварь. "Глупец... Наивность... Гидраргирум... " - мелькало в голове чужака, когда он мучительно переворачивался на спину меж торчащих вверх кольев. Тяжелая поступь вдали становилась все ближе. Лишь пару секунд он наблюдал беснующийся наверху ураган льда, а затем все покрыла огромная тень. Ломая ветки и рыча, псина вместе с наездником провалилась вниз, и вот уже не рычанье, а жалобный скулеж издает ее пасть, клокоча заполняющей глотку кровью. Торанаш тоже был обречен - скользя внутренностями по гладкому дереву, гигант придавил южанина своим телом.



Seisero

Отредактировано: 25.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться