Первый букет

Размер шрифта: - +

Первый букет

В городе вовсю стучали по асфальту каблуки одетых в демисезонные пальто девушек и женщин, от снега, что недавно укрывал каждую улицу и каждый двор, теперь оставались лишь небольшие грязно-серые островки.

Асе было четыре года, и такую весну она не приветствовала: с горок уже не покатаешься, а без шапки ещё не походишь. Ни то ни сё... Одно радовало, впереди три дня праздников, а это означало, что родители повезут на дачу, где сугробы всё ещё по колено, где можно облизывать длиннющие сосульки, что тонкими иглами висят на ветвях яблонь, и где даже разрешено валяться в снегу, сколько влезет и кататься с горки, не беспокоясь, что скоро позовут домой. Исключительно за эти прекрасные моменты Ася любила восьмое марта. Потому что в остальном оно было совершенно бестолковым, по её мнению, а цветы, что дарил папа, он дарил и в день рожденье, который недавно был, так что не велика диковинка.

Девочка ехала в машине на заднем сиденье, предвкушая веселье. Родители станут растапливать печь и готовить ужин, и будет столько времени на то, чтобы вновь встретиться с живущими на веранде игрушками и рассказать им о городской жизни!

Она смотрела в окно и пыталась угадать, долго ли ещё ехать. Светило солнышко, блестел снег. После унылых городских пейзажей это казалось поистине прекрасным зрелищем, словно совсем недавно всего этого не было в избытке вокруг.

Мама Аси - Анна - читала книгу, изредка поглядывая через лобовое стекло на дорогу и жмурясь от солнечного света. В машине играла музыка, и папа слегка покачивая головой в такт.

Ася чуть не ударилась головой о стекло, когда Дима - так звали её папу - резко увёл машину вправо, съехав на обочину, но тут же вернул её на дорогу.

- Чего там? - оторвавшись от чтения, спросила Анна.

- Белку сбил кто-то, - ответил Дима, продолжая вести машину.

Анна растерянно посмотрела на него, обернулась в попытке узреть, чего там было на дороге, но ничего не увидела: сзади ехала машина и загораживала весь обзор.

- Так надо было вернуться, посмотреть, может, она живая ещё, - высказалась девушка, поглядев на мужа.

- Ну да, живая, - ответил Дмитрий. - Шевелилась она.

- И чего ты не остановился? - спросила Анна недоумённо.

Видимо, Дима задал себе аналогичный вопрос, поскольку, включив поворотник, съехал на обочину, пропустил три машины, развернулся и поехал обратно.

- Три машины прошло - переехать могли, - предупредил он.

Доехал до места и остановился. Анна вышла из машины и оценивающе огляделась.

Белка лежала на дороге, на разделительной полосе прямо. На вид раздавленной не казалась, так что стоило подойти и проверить. Как назло мимо проезжали машины, и приходилось выжидать подходящего момента. Водители видели и девушку, и белку, так что объезжали её по обочине, но от движения машин пушистый хвостик зверька болтался из стороны в сторону, подхватываемый потоками воздуха.

Выждав подходящий момент, Анна подбежала к белке, пригляделась, заметила дыхание, облегчённо вздохнула и схватила зверька быстро и по возможности аккуратно, ощутив, как колотится маленькое сердечко.

Сев в машину, она услышала восторженный голос Аси:

- Белка! Настоящая белка! Дай потрогать!

- Не, - помотала головой девушка. - Нельзя, она грязная...

Дочка продолжила канючить, но Анна не слушала, она смотрела на сжавшегося в комок напуганного зверька, который выпучил свои чёрные точки-глазки и не моргал. Стало почему-то очень обидно за людей, которые ехали в проезжающих мимо белки машинах и никто не удосужился остановиться.

Дима развернул машину и поехал дальше - до дачи оставалось совсем немного. Ася прекратила просить потрогать белку и теперь просто наблюдала за зверьком, поражаясь, что мама, вечный трус, держит его на руках.

Белка потихоньку пришла в себя, лёжа на тёплых ладонях, и попыталась укусить Анну за палец. Девушка завизжала, Дима усмехнулся: он всегда усмехался, когда жена паниковала из-за ничего.

- Быстрее едь, она кусается! - потребовала Аня, и Дима поехал быстрее.

Он открыл ей дверь, стоило остановиться около участка. Девушка выскочила и положила белку на снег, чуть отступив назад. Белка лежала и никуда уходить не собиралась.

- У тебя кровь, - заметил Дима, поглядев на Анины руки.

- О, чёрт, кровь! Я же боюсь крови! - запаниковала Аня и принялась оттирать кровь подтаявшим крупнозернистым снегом.

Дмитрий присел около белки, задумчиво поглядел на неё.

- У неё на лапе кровь и на морде, - сообщил он. - Надо к ветеринару везти.

- Может, к дереву прислонить её, и она на него полезет? - предположила Ася.

- Может, лапа у неё перебита, куда она полезет? - ответил Дима. - Поехали, бери белку, - это уже Ане.

Девушка брать белку не собиралась и отрицательно помотала головой. Страх прошёл, белка в смертельной опасности не была, так что можно было вернуться к самой себе и бояться мелких грызунов и дальше.

- Ну ты ж держала её уже, чего ты? - не понял муж, но вздохнул и сказал: - Ладно, сходи коробку принеси.

Анна нашарила в сумочке ключи, вытащила их, открыла калитку, помчалась в дом, открыла его и, вытряхнув из коробки игрушки и прихватив её с собой, побежала назад к машине, не забыв перед этим запереть замок.

Дима переложил белку в коробку, вручил её Анне, сел за руль. Уже в местном райцентре поняли, что расположение ветклиники неизвестно. Вернее, платной - известно, у неё везде вывески и реклама, а государственной - нет. пришлось выбрать из прохожих женщину с собачкой, притормозить и спросить, где ветклиника.

Та объяснила толково, и Дима легко нашёл клинику по её описанию. Только клиникой это было назвать сложно: домик с облупившейся краской, деревянный, старый, убогий... вывеска на нём красовалась издевательски-новая, белоснежная с крупными синими буквами.

Во дворе стоял автомобиль, на двери в клинику висел огромный амбарный замок.



Анастасия Енодина

Отредактировано: 07.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться