Первый человек

Размер шрифта: - +

Битва у крепости, смерть вождя

Глава 18

 

Утром Танхет призвал всех таленов на закате явиться в Приют, чтобы решить спор о ревенском правлении. Талены должны были слиться в коллективном сознании – мощнейшем из когда-либо созданных.

Едва позавтракав, она поскакала к Ревен, уже на скаку клича Трамера в Страте. Сегодня они должны были выяснить, что скрывают вражеские шахты. Но к тому моменту, как она подъехала к самому подножию горы, Трамер так и не отозвался, поэтому ей пришлось оставить Кристо и взойти на гору.

Она давно уже не была здесь. Она вспомнила, как впервые зашла под покровительство этих высоких дерев, как строго они смотрели на нее. Кажется, это было так давно, а на самом деле прошел всего лишь год…

Трамер встретил ее, когда она прошла половину пути. Тален вынырнул из-за огромного валуна, поросшего цветочками, прямо перед ней. У него был потрепанный вид: глаза расширены, рот приоткрыт, а волосы небрежно связаны.

– Выборы правителя, они сегодня! – с ходу выпалил юноша, тряся перед ней руками.

– Да, но почему ты так переполошился?

– Это неожиданно, потому что… – он остановился и, вдруг успокоившись, сурово поглядел на Энди, – Мы собирались уже сами сегодня войти в правительский дом и потребовать прекращения действий Танхета…

– Что? – теперь уже она вылупила глаза: она не думала, что ревены осмелились бы открыто поднять едва ли не бунт.

– Для меня, да и для всех, это очень неожиданно… – покачал головой Трамер, – Танхет, кажется, совсем обезумел, поэтому его решение мирно лишиться правительских обязанностей… Понимаешь, мы уже думали, что придется драться с ним… – проронил ревен, а в лице его отобразился испуг, – Как же мы могли? – спросил он самого себя ли, ее или весь мир, и ужас захлестнул его мозг.

Энди тоже скорбно повесила голову. Она не могла оправдать суждения и предполагаемые действия ревенов, потому что оправданий не существовало.

– Нет, нет, теперь все будет… будет правильно… Не нужно этой войны… – думала она, – Вы же талены… мы же люди… Все можно решить и без силы, разумно. Все решится. Сегодня.

– О, основания, простите нас! – искренне взмолился Трамер, а потом посмотрела на нее, – Ну, зачем я тебе?

– Мы должны выяснить, что скрывают шахты, – сообщила она и короткими образами передела ему основные решения вчерашнего совета по этому поводу. К ее удивлению и удовольствию юноша не предпринял никаких попыток оппонировать ее вызову совершить опасный бросок в логово врага, но, наоборот, первый бросился к холмам.

Они вернулись туда, откуда вчера спасались бегством. Здесь снова было тихо и притворно мирно. Переглянувшись, они нырнули в извилистые сплетения тени и отблесков солнца на холмах перед ними. Породнившись со Стратой, они ползали мыслью в окружающем их пространстве, подмечая каждый изгиб травы, кренящейся под зноем, каждую бороздку, оставленную насекомым…

Сначала легкий шорох, а затем тупой рокот известил таленов о том, что к ним приближаются враги. А они едва продвинулись вперед! Энди сурово посмотрела на спутника и рванула Кристо вперед на предельной скорости, которую мог развить скакун. Трамер, подхватив ее намерение, понесся следом. Гул близящейся схватки становился все яснее.

– Едва мы столкнемся с ними, объезжай их и лови память дыма или хотя бы места, откуда он валил вчера! Я останусь сражаться! – мощной пульсацией мыслей стрельнула она в голову ревена, и на слабые возражения последнего обрушила на него всю силу неизвестно откуда появившегося в ней гнева, заставившего Трамера захлебнуться собственными мыслями.

Через несколько секунд она уже физически слышала содрогания земли под тяжестью закутанных в доспех воинов. Их было не меньше полусотни. Их мысли как будто шипели от радостной ярости, которая отражалась на их перекошенных лицах. Восторг, с которым они шли на убийство, пугал и вызывал отвращение. Она невольно спрашивала себя: что могло случиться с людьми в Цараненных горах, чтобы они стали настолько бесчеловечны? А может быть, в этом и была человечность – жажда смерти и жестокость…

Трамер скрылся за холмом слева, и тут же справа вынырнула огромная группа конников. Сосредоточив силу во власти Квирнара, она приветствовала неприятелей воздушным толчком. Ярики, словно ожидавшие этого хода, прикрылись от удара фиолетовой вспышкой. Но она отправила следующую волну, к которой ярики не успели приготовиться: некоторые из них повалились со своих лошадей. Она подняла с поверхности пласт земли, который опрокинул часть врагов. И тут сбоку на нее накинулся всадник. Искар Хэтрум сам выпорхнул из ее ножен и, войдя в ее подставленную ладонь, вонзился под ребра атакующему, и почти в ту же секунду вывернул шею следующему врагу.

Она круто повернула Кристо к Зиме, к снегам. Ветер дернулся с места так, будто и не был живым, и ее отбросило назад. Ярики, обезумев от досады за потерею своих бойцов, бросились вдогонку всем отрядом.

Ярики кидались в нее мелкими острыми камнями, метали ножи, стреляли короткими электрическими разрядами из специальных установок, похожих на арбалеты. Электричество, образуясь у оконечностей дуги, изрыгало мгновенную вспышку и вонзалось вперед, в воздух. Одна из таких молний задела плечо девушки, и она не удержалась от крика: всю ее руку обожгло, словно она купалась в углях, и на несколько секунд парализовало шею и часть груди. Следом камень прорвал ей кожу на спине. Задохнувшись, она упала на шею Кристо, а глаза завертелись кругом во влаге слез. Зло вдруг разгорелось в ее душе. Она рывком выпрямилась и резко бухнулась в самый глубокий уровень Страты, до которого смогла достать. Так глубоко в Страту она еще не прыгала.

Ее сознание вырвалось за границы ее черепа и растеклось, подобно жидкости. Весь ее разум, словно какое-то вещество, начало впитывать в себя составляющие всего, что соприкасалось с ним.



Наталья Блинникова

Отредактировано: 08.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться