Первый человек

Размер шрифта: - +

Последняя битва. Путешествие во времени

Глава 19

 

Энди сидела на скамье в нижнем зале башни Приюта. Свет, льющийся от поверхности пола, остро слепил ей глаза. Вчера они сожгли тело Падифа. Проспав всю ночь крепко и нежно, она проснулась с тяжелой головой.

Ревены и леканы остались так же малочисленны, как утренние звезды, тусклые в свете восходящего солнца.

– Нет, нет, все неправильно… – простонала она, обхватив голову руками, – Должно быть согласие…

Теперь ей казалось, что она знает источник дисбаланса: житель Кейп-Тира, который очутился в здесь намного раньше нее, сумел выжить в этом мире и почти разрушить его. Тогда становился ясен смысл ее собственного появления здесь.

Она пыталась проследить движения Инскримен в Цараненных горах, но непреодолимая стена из чужого прошлого загораживала путь ее взору. Она хотела использовать Трамера, чтобы он прочитал эту память, но боялась причинить ему вред.

Медленно, она вышла наружу. Она старалась делать свои движения и мысли короткими, чтобы не тревожить лишний раз переполненный мозг. Настраивая себя подобным образом, она вспоминала Лерана, его неспешное поведение и недвижимое лицо…

Ровный шум прямого, без ветра, дождя, обворожил ее спокойствием. Последовательное, ничем не прерываемое падение воды нелепо сочеталась с тревожной обстановкой внутри таленского лагеря. Она чувствовала, как полна Страта мыслями таленов.

Утопая в слякоти, она выбралась из Приюта, и приветствовала старика Ревен. Серая, немного блестящая гора навеяла девушке воспоминания о ее первых часах пребывания в Инскримен. Тогда, когда река вынесла ее на равнину, гигантская груда камня показалась ей сторожем, берегущим холмы и поля. Он смотрел на нее грозно, но его возраст и мудрость обещали опеку. Кажется, это было так давно, и вот снова она идет под защиту камня, опять в ее сознании – суета, и вновь могучая гора обещает какое-то будущее.

Мокрая трава липла к ее одежде. Запрыгнув под крышу древесной опушки горы, она промочила ноги в сыром мху. Ревен зачаровывал полнотою жизни – все здесь переполнялось ею: если бы можно было сотворить из нее топливо, то хватило бы сполна, чтобы гора смогла взлететь в космос.

Теперь она различала скрывающихся в кронах деревьев стражей. Прослеживая движения их мыслей, она составила карту наблюдаемой части горы. Незамеченным проникнуть в Ревен было невозможно. Обмануть бдительность стражей можно было только хитростью, прикинувшись не тем, кем посетитель был на самом деле. Однажды враги проникли на скалу: именно в тот день Энди впервые увидела Падифа и его брата. Но каким образом случилось то ярицкое вмешательство – вразумительного объяснения талены так и не отыскали. И сейчас это воспоминание тревожило ее намного больше, чем неопределенность ее дальнейших действий…

– Трамер?

Друг и союзник резко вскинул голову при ее появлении, и глаза его посмотрели с подавленным испугом. Он перестал на несколько секунд чистить свой меч. Когда она подошла ближе, он опустил взгляд к оружию и медленно, будто с сожалением, отложил его подле себя. Она ясно чувствовала его мысли. Они объяснили ей то отстраненное отношение, которое сегодня проявляли к ней все поселенцы Приюта.

– Ты же сам говорил, что Танхет уже не может править… В смысле… Он попросту сошел с ума! – ворвалась она в его разум.

– Да… Мы знаем, что выбор Падифа в отношении тебя был свободным… Но… – начал Трамер и на миг замялся, но этого хватило девушке, чтобы понять причину.

– Но думается, что он мог справиться с победой лучше, чем я, – закончила она, – Вы хотели, чтобы я умерла, а он – выжил.

Это нисколько не расстроило ее. Наоборот – лишь наполнило ее уверенностью.

– Не подумай, что мы сердимся на тебя… – начал было Трамер, но она прервала его:

– Нет… Нет, нет! Теперь я точно знаю, что делать, – воскликнула она, но на вопросительный взгляд приятеля добавила, – Я возьму вас под контроль.

Трамер удивленно поднял брови.

– Я ожидал не этого…

– Чего же?

– Не знаю. Другого, – отрезал юноша, – Я знал, что ты придешь именно ко мне…

– Знал?

– Леран… – Трамер отвел глаза и задумался, – Он…

– Как он мог знать? – нахмурилась она.

– Он не знал… Он помнил это.

Энди дернула головой, словно защищаясь от безумных мыслей, начавших стучаться в ее сознание. Глубоко вздохнув и усмирив сумятицу в зачатке, она медленно закрыла глаза. Трамер продолжил:

– Это есть в его памяти, но это не естественное воспоминание. Он чужое… Занесено извне, – четко, но с какой-то лихорадкой в глазах, пояснил юноша.

– Ему кто-то сказал… – довершила мысль девушка и тяжело опустила взгляд на землю.

– Что ты будешь делать? – только и спросил он, твердо и холодно.

– Леран… Он обещал мне кое-что.

Трамер еще несколько секунд в упор смотрел на нее, а потом вяло, будто с трудом, оторвал взгляд от ее лица и, взяв свой меч, снова принялся за чистку.

Энди развернулась и побежала к дому Лерана. То же самое строение казалось другим: быть может, оттого, что теперь она слышала просьбы, прозвучавшие с уст таленов к Ламару, чтобы соорудить это укрытие. Просьбы пронизывали деревянные стены, вспыхивая в ее сознании.

Когда она зашла внутрь, потоки информации из Инскримен в ее мозгу вдруг ослабли. Их не стало меньше, но они были более последовательными. Энди глубоко вздохнула, наслаждаясь этим спокойствием, и двинулась вперед. Странным ей показалось, что она нигде не чувствовала Лерана. Казалось, что здесь вообще никого не было – но она видела какие-то необычные изменения: словно что-то выдавливало мир из этого дома.



Наталья Блинникова

Отредактировано: 08.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться