Первый глоток

Размер шрифта: - +

Глава 12

Возвращение в Грерок получилось суматошным.

Не застав ведунью дома, Настя поспешила к Людмиле. Берег реки встретил птичьим гвалтом. Проснулась тревога. Что, если снова, как осенью: пустая пастель, холодная печь, сырость на стенах.

Дверь лачуги оказалась плотно прикрыта, земля перед входом выметена, из подновленной трубы струился дымок. Настя облегчено вздохнула.

 На объятия времени хватило, но стоило прозвучать первому «ну и как?» – нагрянули гости – Тэни с Диреном. Пока одна охала и делилась сплетнями, другой стоял у печки, усмехаясь в усы. И то ли голос подруги звенел слишком громко, то ли щели в двери подвели – возвращаясь из поселка, на шум заглянула Дарини.

Пришлось потесниться.

Расспросы, воспоминания, кружки с отваром гроздевика, снова расспросы.

С описания Мастерового конца, Настя перескакивала на обряд посвящения в жрицы; спохватившись, принялась описывать засаженные деревьями улицы и мощеную камнем дорогу. Внимание слушателей действовало на юную ведунью, как пряная настойка на ватажников. Дома росли ввысь, норовя подняться над кронами горен, простор улиц становился сравним с площадью Грерока, мощеные дорожки петляли по лесу и проникали во дворы.

Дарини слушала и улыбалась. Стоило воспитаннице слишком завраться, брови ведуньи приподнимались. «Да? Ты уверена?» – спрашивал взгляд. Настя спешно отводила глаза и встречала тот же вопрос на лице Людмилы.

Дирен внимал рассказу, приоткрыв рот. Если б не усы – мальчишка мальчишкой. А вот Тэни повзрослела и раздобрела. Рассказ она слушала, но следила больше за женихом. Стоило Дирену улыбнуться или нахмуриться, то же выражение возникало на лице невесты. «Зеркало» запаздывало, отчего улыбки и насупленные брови иной раз появлялись невпопад.

Когда вопросы начали повторяться, ведунья подцепила взглядом слушателей и качнула головой.

Тэни оказалась понятливей Дирена – того к двери пришлось подтолкнуть. Срочные дела нашлись и у ведуньи. Выходя, Дарини прикрыла за собой дверь.

– Ух, даже язык устал! – Настя обошла вокруг стола, провела рукой по табурету, тронула ногой дорожку. – А знаешь, Люд, у тебя стало уютно.

– Коттедж класса люкс, – перейдя на родной язык, едко, но без обычной горечи отозвалась Людмила. – Еще бы дверь поменять. Неблагодарное это дело – греть улицу.

– Ну, с этим просто. Дирен ныне в женихах ходит, его и запряжем. Тэни он не откажет.

– Главное, чтоб до зимы управился.

– Ну, ты скажешь! Как ватага вернется, так свадьбы пойдут. А сделается Дирен мужем, попробуй его уломай, – перебросив волосы на грудь, Настя намотала прядь на палец. – Люд, а «коттедж класса люкс» – это что?

Землянка, казалось, смутилась:

– Понимаешь, это дом такой, на несколько комнат, просторный, с цветником.

– Как дом старосты?

– Нет. У старосты, пожалуй, изба.

– Изба?

– O Вселенная! Неважно это, да и ненужно. – Убрав со стола лишние кружки, Людмила поставила перед Настей миску с луссаром: – Ешь! Еще теплый.

Юная ведунья выбрала самый крупный клубень. Пока жевала, Людмила подлила ей гроздевичного отвара, повернулась к печи, да видно поспешила – схватилась за спину.

– Помочь? – Настя вскочила.

Людмила отмахнулась: сиди, мол. Подложив под спину новый, кем-то из грерокцев подаренный валик, она устроилась на кровати. Боль отступила. Едва заметно улыбаясь, землянка наблюдала за юной ведуньей.

– Наши вкуснее, – расправившись с клубнями, тоном эксперта заявила Настя. – В Лесном они рассыпчатые. И сладости перебор. А гроздевик там с кислянкой любят смешивать, – она отпила из кружки. – Люд, вот ты меня учишь, а как о Земле спрошу, так сразу «неважно». Когда за нами прилетят…

Улыбка исчезла с лица Людмилы:

– Настя, ну точно ребенок! В Лесной школе она училась. А мои рассказы понять пыталась? Не запомнить, а именно понять?

– Если ты о прошедших годах…

– О том, что «Козерог» сообщения от Лерады послать не успел. Времени нам не хватило, понимаешь? Для Земли, корабль пропал во время прыжка – сгинул вместе с исследователями и экипажем.

Настя встала. Табурет с грохотом завалился назад – она не заметила.

– Но… но ты же сама убеждала: будем ждать и дождемся!

– Это я себя убеждала, а тебя успокаивала. Хорошая у тебя память, однако!

«Слишком хорошая», – мысленно возразила Настя. Хотелось отмотать время вспять на десяток мгновений. И промолчать. Вспомнилась беседа с Феодой. Сказительнице не стоит тревожиться за судьбу поселков, Живущие среди звезд вернуться нескоро, если вообще вернуться.

– Я пойду. Дарини заждалась, – будто во сне, юная ведунья шагнула к двери.



Елена Евдокимова

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться