Первый глоток

Размер шрифта: - +

Глава 21

Над тубой раздачи, на стереокартине, по камням беззвучно катилась река. За окнами, всплыв между секций, маячили шары светильников.

– Кирилл, что там с обсерваторией? – расправившись с содержимым тарелки, спросил Олег.

– Закончили. Еще вчера. Не ждать же, пока некоторые с ведьмами нагуляются!

Транслятор, до этого извергавший одну бессмыслицу за другой, на этот раз оказался точен. Настя с трудом подавила желание юркнуть под стол.

– Кирилл, ты это о ком? – не поворачивая головы, поинтересовался Глеб.

Носач поперхнулся, откашлявшись проговорил с обидой:

– Глеб Антонович, я же вам утром отчет передал! Пустышкой находка оказалась. Что могло сгореть, там сожжено. Остальное...

– Глеб сказал, людей лечишь?

Юная ведунья с сожалением отвлеклась от метавшегося по столовой разговора. Представляя Насте соседку по столу, Олег произнес много слов, но переводчик ограничился двумя: «Туйара» и «знахарка». Щуплая, маленькая, с раскосыми глазами, блестящими из-под тонких, будто в удивлении приподнятых бровей, врач экспедиции походила на подростка. Однако Олег этого «подростка» явно уважал и, как показалось Насте, побаивался. Узнать больше юная ведунья не успела – ее провожатый сбежал к Ксане-Оксане.

– Главная забота ведуний – отгонять болезнь, – запинаясь, призналась Настя. – Ну, а если придется, то и лечить.

– Тогда, мы с тобою коллеги.

– Кто?

– Одним делом, говорю, занимаемся.

Настя уставилась на соседку: «Шутит?» Лицо Туйары осталось серьезным. «Вот бы их с Феодой свести! Похожи они. Просто жуть берет, как похожи!»

– Роман, а вы что молчите? – пробасил широкоплечий, добродушного вида парень. Занятие землянина транслятор перевел как «силач». Что это значит, Настя переспросить постеснялась.

Толстяк с сожалением оторвался от порции десерта, судя по стопке пустых ванночек, третьей за сегодняшний вечер:

– Я, Маратик, ужинаю. А что касается обсерватории... С чего ты взял, будто она сгорела после, а не до катастрофы?

– А почему она вообще сгорела?

– А почему у нас кофеварка сгорела?

Настя сидела, притихнув. Речи с разных концов столовой стараниями транслятора сплетались в единый, подчас забавный, но чаще – непонятный монолог. Будто невзначай, юная ведунья подперла голову рукою. Пальцы нащупали бусину транслятора: «Как там Олег объяснял? Потянуть и щелкнуть?»

Голос переводчика смолк.

– Свойства материала в местах разлома не соответствуют свойствам энсорба, – вещал Роман. – А вот чем вызвана трансформация…

– Может землетрясение?

– Или врезался кто-нибудь, вроде Валеры.

– Во что это я врезался? Я вообще не врезался! Да что это, в самом-то деле!

– Чем вы слушаете, позвольте спросить? – эксперт взмахнул ложкой. – Нарушена структура материала. Последствия динамического или сейсмического воздействия выглядели бы иначе. А насчет «врезался»… Про прыгуна сказать не берусь, но таран планетарного катера плотина бы выдержала.

Приоткрыв рот от усердия, Настя ловила слова. Речь землян казалась то чересчур быстрой, то, будто смазанной.

– Спать хочешь? – спросила Туйара.

– А? – Настя вдавила бусину в ухо. – Н-нет.

– У тебя глаза закрываются. Сегодня, говорят, проспала?

– Нет, то есть да. С вечера заснуть не могла. Чужое здесь все. Странные звуки, запахи. И окна не отрываются.

– Еще как открываются! Пойдем, научу.

 «А как же «частички разных миров?» – хотела спросить Настя, но вовремя спохватилась. Помня о строптивых тапках, она осторожно зашаркала к выходу.

– Местное население нас покидает? – осведомился Валера.

Туйара обернулась:

– На мой взгляд, детям тоже пора.

– Да я, если хотите знать, двое суток без сна могу. Проверял!

– А вот я, знаете ли, не могу, – эксперт ввыбрался из-за стола. – Вы, дорогие мои, как хотите, а я пойду. Спокойной ночи!

– Роман, а зарисовки? – окликнул Кирилл.

Эксперт задумался, но ненадолго:

– Пошли. У меня поговорим.

Вокруг задвигались, заскрипели стулья. С кислой гримасой мимо Насти проплыла Оксана, за ней, качая головой, плелся Олег. «Силач» ушел вместе с Глебом. Любитель бессонных ночей тоже куда-то сбежал. Когда Настя с Туйарой оказались в коридоре, столовая уже опустела.



Елена Евдокимова

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться