Первый игрок 2. Тайна затерянного континента

Размер шрифта: - +

Глава 12. Храм Астры

Пересказывая Сарториусу свои приключения, Джек и сам лучше стал понимать смысл того, что с ним происходило. Или, наоборот, отсутствие смысла – это как посмотреть на взаимоотношения Богов Альтеры. Когда медленно и вдумчиво проговариваешь вслух, оно лучше в голове укладывается, начинают проступать связь между событиями и объяснение всего, что казалось абсурдным.

Светлый Кронос попал в какую-то беду, его нужно освободить, как просит Некта. При этом она предупредила насчет Младших Богов, и ведь верно: они мешают отыскать пропавшего Кроноса.

Симпатичная жрица Астры в Макситауне шипит, как змея, на всех, кто интересуется портальным переносом на Мегалон. Гед отправил последнего из своих Псов Войны, чтобы мешал приближаться к храму. И даже использует собственный образ, чтобы отпугивать пришельцев. Сарториус сказал: ИскИн-управляющий может проделать такое. И жрецы ему подчиняются, то есть подготовить мертвого стража – это тоже наверняка работа Геда. И в храме Астры – том, что на острове лаитов – скорее всего придется иметь дело с таким же сопротивлением.

Он говорил и говорил, и даже сам увлекся своим рассказом настолько, что не заметил, как подступает тошнота. А потом вдруг приперло так… Лицо Сарториуса с шевелящимися губами закачалось перед глазами, расплылось и утонуло в темноте, стремительно разлившейся перед Джеком. Его закрутило в пространстве, на миг проступили стенки радужного тоннеля, по которому сознание скользит в Альтеру, только сейчас все было как-то неправильно, радужный канал изгибался и дрожал, а точка, в которую превратился Джек, скользила в противоположную сторону. Потом пропала и эта картинка. Его обдало холодом, по плечам и шее заскользили ледяные ладони…

Очнулся он на полу в каюте старого корабля. Гудвин стоял над ним с ведром в руках, а холодные пальцы, ощупывавшие лицо, превратились в струйки воды. Старик плеснул в лицо водой из Ист-Ривер, вот что это было. Джек с трудом подтянул под себя руки, уперся в пол и сел посередине лужи.

- Тебе нельзя играть в таком состоянии, - озабоченно проговорил Гудвин. – По крайней мере, нельзя оставаться в вирте надолго, слишком напрягаешься. Это обостряет…

- Еще чего! Мне нужно в игру. Все только начинается, понимаешь?

- Я понимаю, но… - старик полез в карман за таблетками. – Но тебе нужно поберечь силы.

- Не помогают твои таблетки, - прохрипел Джек. – Вот что, Гудвин, придется тебе прогуляться по гетто.

- Слишком опасно.

- Я знаю. Но ты будешь осторожен. Тем более, идти нужно к мосту Верразано-Нарроус, туда можно пробраться вдоль берега, и ты никому не попадешься на глаза. Найдешь Старую Грету, она устроила свое логово как раз под мостом. Скажешь, что пришел от Джека Бродяги. Объяснишь, что со мной, и она даст тебе отвар. Отвары старухи всегда помогают, это тебе не таблетки.

Гудвин с сомнением покачал головой:

- Знахарка. Что она может понимать в лучевой болезни?

- Грета пользует Ходоков, значит знает обо всех хворях, которые можно принести из Отравленных Пустошей. Конечно, ее пойло не вылечит меня, но поможет на время. Отправляйся к ней. И скажи, что тебя прислал Джек Бродяга, не забудь! Прямо с этого и начни. Иначе она вообще не будет с тобой разговаривать.

- Для всех ты сейчас мертв, - напомнил Гудвин. – Разумно ли сообщать о себе?

- Грете можно. Она сама от всех скрывается, имеет дело только с Ходоками. Боится, что если кто-то лишний узнает о ее талантах, посадят в подвал под замок - варить дурь. Омеги знают только такое применение для знахарей. Иди прямо сейчас, Гудвин. Иди, не спорь. Я знаю, что делаю.

Старик, недовольно ворча себе под нос, убрался, а Джек посидел еще немного. Потом, когда почувствовал, что сможет устоять на ногах, поднялся, добрел к ведру, которое Гудвин оставил рядом с дверью и поплескал в лицо холодной водой. Стало полегче. Не входить в игру! Вот еще придумал, старый хрен. А что делать? Просто сложить руки и ждать, пока лучевая болезнь доделает то, что начала?

Он утерся рукавом, надел шлем и включил приставку. Тоннель из сверкающих струй, заставка о штрафе в пять золотых за выход вне положенного места… и – белым пятном в прозрачной ночи Альтеры – испуганное лицо Сарториуса.

- Джек, что с тобой случилось? Куда ты пропал?

- Я постараюсь больше так не исчезать, - откашлявшись, пробормотал Джек. Слова давались с трудом. – Это моя хворь, чтоб ее… Но ты не беспокойся, сколько смогу – столько и буду с тобой на Мегалоне.

 

***

 

В Альтере еще стояла ночь, когда «Мертвый Ветер» приблизился к островам.

- Смотри! – торжественно объявил Джек. – Перед тобой Мегалон, забытый континент.

Сарториус пожирал глазами смазанные очертания горных вершин, проступающие в ночной темноте над океаном. Горы были черными, океан покрыт серебристыми искрами – отблесками света Шардиса на волнах. Маг прочувствовал всю торжественность момента, это было написано на его круглом лице. Конечно, хотелось немедленно ухватить его за воротник и трясти, приговаривая: смотри, альфа, смотри! Я, всего лишь омега из гетто, человек второго сорта, отверженный из-за Барьера, а делаю тебе царский подарок. Я вручаю тебе целый континент, огромную землю с горами, реками, тысячами жителей, с чудовищами и кладами в заброшенных городах. Ну и что с того, что это вирт? Так мой подарок даже больше получается, потому что вирт лучше реала, где мы болеем и умираем. Я дарю тебе счастье, Сарториус, так неужели ты взамен не сможешь помочь мне с имплантированным чипом, дающим право на вход в Нью-Атриум?

Но, конечно, хватать и трясти Сарториуса Джек не стал. Тот должен сам прийти к пониманию. И он уже движется к нему, это заметно по восторгу, с которым альфа уставился на забытый континент. Хотя времени прошло много, Сарториус заявил, что может оставаться в игре и дальше и попросил пройти хотя бы часть квеста немедленно. Ему хотелось всего и сразу.



Андрей Новак

Отредактировано: 30.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться