Первый кризис

Размер шрифта: - +

Первый кризис

Первый кризис

 

Слезы лились сами собой уже третий день подряд. Причем самое ужасное было то, что поводов для них не было.

Но они лились.

Каждый день. Стояло Ангелине зайти в квартиру, после очередных курсов, как слезы начинали капать. Чтобы затем превратиться в настоящий ручей. Потоп. Слезный водопад имени Ангелины.

Они уже полгода жили в Вене. Вокруг готовились к Рождеству. Несмотря на то, что снег упорно не хотел выпадать. Температура не опускалась ниже плюс пяти и постоянно лил дождь. Многие украшения на домах успели слегка поблекнуть.

Кажется, погода была в чем-то солидарна с Гелей. Которая сидела на подоконнике, обняв подушку, и рыдала. Рядом валялась упаковка одноразовых платков и стояла чашка, от которой пахло валерьянкой.

Бесило и угнетало все. Кроме Кирилла. Но его не было дома. И не будет часов до девяти вечера. А то и до десяти.

Когда они сошли с самолета в аэропорту Вены, Геле казалось – она попала в сказку. Ее личный нежный и властный Доминант, новая страна, столько интересного впереди. Почему-то рисовалась картина: большой частный дом, камин и они с Киром возле огромного окна. За которым идет снег.

На деле же все оказалось по-другому. Демон не имел ничего против дома, но не в ближайший год.

- Ангел, - говорил он Геле, - мы все купим, я серьезно. Но для начала надо закрепиться здесь, начать работать и продать мою квартиру и дачу. Чтобы сделать первый взнос. Давай пока лучше походи на курсы языка, твой немецкий хромает на обе ноги. Через полтора года сможешь выйти на работу. Ко мне.

Ангелина прекрасно все понимала. И сначала с энтузиазмом обживалась, ходила на курсы или просто гулять. Чаще всего одна: друзей завести не успела, а Кирилл с утра до ночи пропадал на работе: вникал во все, кое-чему обучался, общался с коллегами.

Спустя три месяца ощущение новизны поблекло.

Спустя полгода Гелю начало бесить и раздражать все. Съемная квартира, которая казалась маленькой и неуютной, хотя сама там все обставляла, город, в котором жизнь после девяти вечера словно замирала, люди вокруг. Хотя умом Геля понимала: Вена очень красивый город, яркий, с невероятной историей.

Вместо снега почему-то уже второй месяц лил серый бесконечный дождь. Так что даже не хотелось выходить на улицу. Геля теперь ездила на курсы и обратно. Мечтала пойти работать или чтобы Демон перестал пропадать вечерами.

«Я становлюсь унылой», - подумала как-то вечером, сидя на подоконнике и глядя вниз. Жили она в районе Маргаретен, неплохом, но, по мнению Гели, скучном. Хотя ей все сейчас казалось скучным. И унылым. Например, узкая улица внизу, пустынная и мокрая, серое небо, даже рождественские украшения не радовали.

Сегодня было особенно паршиво. Ангелина, стараясь быть веселой, пообщалась по скайпу с мамой, с Кариной, потом узнала, что Кирилл вернется поздно и…разревелась.

Не хотелось ехать в клуб, куда позвали новые друзья, не хотелось идти в магазин или готовить. Ничего не хотелось. Геля до одурения соскучилась по дому, по их с Киром квартире, по друзьям. Она устала тщательно продумывать фразы при разговоре, запинаться, извиняться, что плохо понимает.

Специалист мигом бы сказал, что у Ангелины депрессия, вызванная переездом. Кирилл тоже заметил бы неладное, не будь так занят. Но при нем Геля держалась изо всех сил. Да и сам Демон приходил такой уставший, что ей даже жаловаться ему не хотелось. Тем более умом она понимала: все хорошо. Она вместе с любимым мужчиной, в хорошей стране, в замечательном городе, а пообщаться с родными можно и по скайпу. Друзья же постепенно находились и здесь.

Например, соседка по дому. Геля познакомилась с ней в первые же дни, когда они сюда переехали. Милана переехала сюда очень давно, вместе с родителями. Но сейчас жила одна. Шумная, категоричная и вся в татуировках, полная каких-то мега идей о роли женщины в истории. Вечно сидела на форумах феминисток, где ратовала за то, что женщину должны любить такой, какая она есть. И нечего тут придумывать всякие депиляции, спорт и прочее. Все это она выкладывала Геле. Та слушала, кивала, но соглашаться не спешила. И уж тем более не собиралась в ответ сообщать, что ее муж – Доминант. И частенько в период сессий любит и связывать, и приказывать встать на колени.

Впрочем, об их увлечении Темой знали, пожалуй, единицы. Те, кто тоже там находились. Алексей, к примеру.

Тут Геля аж плакать перестала, вспомнив, как орал на нее суровый Садист, позвонив по скайпу. Пока Кирилл не выдержал и тоже наорал на друга, посоветовав тому искать проблемы не в чьих-то случайных фразах, а в себе самом.

Воспоминание помогло высушить слезы. Судорожно вздыхая, Ангелина спрыгнула с подоконника и прошла на кухню. Такую крошечную, со светлой мебелью и тремя растениями в ярких горшках.

«Почему я не люблю эту квартиру? Почему я хочу свернуться в клубок и просто лежать?»

Она включила чайник и машинально стала водить пальцами по гладкой поверхности одной из тумб. Стены в доме были толстые, звуки в квартиру практически не проникали. И сейчас тишину нарушил лишь шум закипающего чайника.

Невыносимо хотелось забиться в уголок.

Что Геля и сделала, когда налила чай в чашку и взяла шоколадку. Хотя есть не хотелось.

Не успела забраться с ногами на диван, как услышала осторожный стук в дверь. Пришлось оставлять чашку на столике и идти к двери. Гостем мог быть в это время только один человек.

За дверью и правда оказалась Милана.

- Привет, не занята? Ты просила заглянуть сегодня насчет новых курсов.

- Заходи, - махнула рукой Геля, - Чаю? Да, что за курсы?

- Дорогая, великолепные курсы. Я сама на них постоянно хожу. Они учат как любить себя, свое тело. Свою жизнь, наконец. Кажется, тебе это не помешает.

Геля с сомнением осмотрела себя.



Екатерина Васина

Отредактировано: 25.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться