Первый лучик солнца

Размер шрифта: - +

Глава 3

ГЛАВА 3

В этот момент я не думала головой, мне подсказывало сердце, как правильно поступить. Сын у меня один, а таких, как Богдан, может быть еще много… Не собиралась ни под каким предлогом менять своего решения, даже плевать на мнение Марии Степановны. Да она первая вздохнет с облегчением, если я не приеду. У нее в запасе, как минимум, две прекрасные невесты припрятаны для сыночки, так что Бодя в накладе не останется!

- Ты как знаешь, но я все равно поеду и точка, - высказалась после долгой паузы.

Богдан выглядел подавленным, будто я только что сообщила ему ужасную новость. Ну, по сути, так и сделала. Зеленые омуты мигом потухли, словно кто-то забрал из них всю жизнь. Он молчал и, не моргая, смотрел мне в глаза, ища в них ответы. Когда любимый так делал, мне постоянно становилось стыдно, казалось, будто отбираю у ребенка-сироты желанную конфету!

- Ладно, давай вместе пойдем к сыну, а с матерью я сам разберусь. Скажу, что… - он задумался, а потом уверено продолжил: - неожиданно друг позвал на день рождения или вообще, что тот попал в больницу. Да, именно так.

У меня мгновенно пропал дар речи, неужели не ослышалась? Богдан, что, предпочел любимой матери меня с Жекой? Неужели наши проблемы для него оказались на первом месте? Из-за смеси разнообразных эмоций, полыхнувших, как яркий костер в груди, я не выдержала и разрыдалась еще сильнее. Может глупо, но… это оказались слезы радости, и я никак не могла их остановить! Меня переполняла любовь к Богдану и глубокая благодарность, ведь я прекрасно понимала, чего ему стоило пойти наперекор мамочке.

- Ну, что опять не так, Юль? Перестань.

Бодя крепко обнял меня и ласково погладил по спине, утешая и согревая своим теплом. И я еще сомневалась в этом человеке? Он, действительно, всей душой переживает за нас с Жекой. Даже могу понять его негодование по поводу разрисованных рук сына, ведь любимый воспитывался в интеллигентной семье, где было слишком много табу. Но почему Бодя решил, будто сынок подражает уголовнику?

Нужно было срочно брать себя в руки и отстраниться, поэтому я решительно стерла со щек слезы. Любимый сидел рядом со мной на корточках, готовый в любой момент снова утешить, если понадобится.

- Тебе надо умыться, солнышко. В таком виде лучше не появляться перед Женей, - заботливо указал на мой потекший макияж. – Иди, а я как раз наберу матери.

- Хорошо.

Оказавшись в ванной комнате, глянула на свое лицо «а-ля» панда и вздохнула. Точно, в таком виде не то, что перед сыном, а перед другими людьми стыдно показываться!

Пока смывала макияж, все думала: может Богдан специально манипулировал мною, думая, что в ответ на его любезность сразу сдам заднюю и все-таки поеду к его родителям? Буквально несколько минут назад опустила всякие сомнения по поводу любимого, а сейчас они снова возникли, словно из какой-то черной дыры. Но что, если я права? В любом случае, практически ничего не заставит меня изменить решение. Мне жизненно необходимо пообщаться с сыном и убедиться, что он не дуется на меня за ложь.

- Юля, - Богдан дернул ручку, а затем постучал в дверь.

Видимо я на автомате закрыла ее на щеколду, даже не помню, как делала это! Удивительно. Открыв любимому, хотела спросить, что произошло, но уже и сама все услышала. Пиликал мой телефон.

С волнением школьницы перед экзаменом доставала гаджет из сумочки, звонила мама, причем, не один раз. Уф-ф… Что там уже стряслось? Беспокойство грызло меня, как червяк яблоко, руки заметно тряслись, удивительно, как еще не выронила телефон из рук!

- Алло, - даже голос дрогнул.

Уже и не припомню, когда в последний раз я так переживала. Наверное, когда у Жеки поднялась температура под сорок, а мы с мамой ничем не могли ее сбить!

– Ма, я скоро приеду, ты…

- Ой, Юль, я как знала! – перебила она мою мысль. – Зачем к нам ехать? У тебя сегодня встреча с будущими родственниками, некрасиво вот так резко менять планы. К тому же, ничего криминального не произошло.

- Но… - попыталась вставить слово, но где там, мама даже слушать не стала, снова заговорила:

- Я серьезно поговорила с Женечкой, все выяснила, ему сейчас немного стыдно, ничего страшного. Рисунки эти ваши - такая ерунда на самом деле. Юляша, ты, может, не помнишь, но у тебя в детстве была очень похожая проблема, - мама рассмеялась.

Я нахмурилась, внимательно слушая ее. Что значит - похожая проблема? Недоуменно уставилась на Бодю, он в свою очередь прошептал губами: «Что там?»

- Причем в этом же возрасте, – продолжала удивлять мама. – К вам в садик перевелась девочка, у которой родительница работала тату-мастером, и девочка была вся расписанная с ног до головы. Так вы тогда всей группой «заболели» идеей и себе заиметь похожие рисунки.

- И я тоже их рисовала? – пробормотала, ощутив, как от стыда горят щеки.

Не может такого быть… Да я же терпеть не могу все эти тату, а тут такое! Но, тем не менее, после ее рассказа в памяти стали всплывать некоторые фрагменты, сильно размытые, но все же. Та девочка хвасталась всем, какая она и ее мама крутые, после чего ей хотели подражать все. Боже мой, стыд-позор на мою блондинистую голову.

- Конечно. И знаешь, что я сделала?

- Что? – слушала с любопытством.

- Ничего. Позволила тебе «переболеть», но и не хвалила с энтузиазмом, как бы показывая, что ты делаешь неправильные вещи. Как видишь, татуировки ты себе не набила с возрастом и уголовницей не стала.

Честно говоря, после ее слов я окончательно запуталась, что хорошо, а что плохо. Мама права хотя бы в том, что на переправе коней не меняют, раз уж договорились с родителями Богдана, нужно ехать. Тем более что ничего страшного на самом деле не стряслось, чтобы мне срываться с места и лететь сломя голову к сыну.



Ирина Лисовская

Отредактировано: 06.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться