Первый лучик солнца

Размер шрифта: - +

Глава 7

ГЛАВА 7

Удивительно, как быстро менялось его настроение, по щелчку пальцев. Всю свою агрессию он будто пытался выместить на мне, а я никак не могла освободиться. Да что ж с ним такое происходит? Страх потянулся холодной цепочкой по позвоночнику, умом понимала, что следует бежать как можно скорее, но по факту ничего не могла поделать. Островский вцепился в меня, как клещ и не собирался отпускать, пока не выпьет достаточно крови.

- Ну, и куда ты пойдешь? Обратно ютиться к мамочке в однушку? – внезапно спросил Богдан.

- Тебе какая разница? – равнодушно ответила, мне уже стал надоедать этот разговор, больше напоминающий перетягивание каната.

Казалось, Богдан не успокоится, пока не применит на мне все варианты морального натиска и, в конце концов, плюнет.

- Думаешь, найдешь себе кого-то получше? Да ты посмотри на себя! Юлька, кому ты нужна, такая невзрачная, да еще и «с прицепом». Ни один нормальный мужик не захочет воспитывать чужого ребенка.

Слова жалили, но я прекрасно понимала, что все они сказаны в сердцах и не имеют весомого значения. Он замолчал на секунду, а я поспешила ответить:

- Значит, буду искать ненормального. Отпусти меня, пожалуйста.

Островский, вероятно, думал, что причиняет мне моральный вред ехидным разговором, но это ничто, по сравнению с грубым захватом, он же знает, что даже от малейшего надавливание на моей коже образуется синяк, и все равно продолжал издеваться!

- Вот смотрю на тебя и не понимаю. Любая баба мечтает удачно выйти замуж, а ты берешь и добровольно отказываешься, прекрасно осознавая, что останешься одна, как и твоя мамаша.

Я мгновенно залепила Богдану звонкую пощечину свободной рукой, не знаю, что мною руководило в этот момент. Наверное, могла стерпеть многое, но не нападки в адрес мамы. Все произошло на автомате, как само собой разумеющееся. Внутри кипела злоба и обида, она поднималась к горлу противным комом. Наконец, когда Островский от неожиданности опешил и приложил ладонь к пострадавшей щеке, отпустил мое запястье. Мне нужно было уходить, пока выпала возможность, плевать даже на вещи, потом смогу докупить все, чего не хватает, лишь бы ни секунды больше не находиться рядом с Богданом.

Может, и хорошо, что все выяснилось до свадьбы, его так переклинило на фактически ровном месте, что, не представляю, как бы сложились наши отношения потом. Я вышла из кухни, но не успела далеко уйти, как услышала жалобное:

- Юля… Не уходи!

Обернулась, но лучше бы не делала этого. Боже мой, Островский готов был унижаться, лишь бы добиться своего. Он стоял на коленях и едва не рыдал, мне же стало в этот момент так… противно, даже смотреть не могла на это убожество. Он же мужчина, гордый, независимый, да как так?!

- Не унижайся, встань.

- Ты останешься? – сколько же он вложил надежды в голос.

Раньше я повелась бы, смягчилась, попыталась дать нам второй шанс, но не сейчас. Не после всего того, что было сказано и сделано. Отрицательно качнула головой, Богдан вскочил с колен, бросил на меня обвиняющий взгляд, в котором все еще не погасла надежда.

- Подумай перед тем, как переступить порог этой квартиры. Ты же прибежишь потом обратно, а я уже не приму! Юль, назад дороги не будет.

Опять его манипуляции, как я устала от них. Хотелось уже вдохнуть полной грудью, ощущая запах свободы. Конечно, рядом с Островским я ни в чем не нуждалась бы, могла не переживать о завтрашнем дне, он зарабатывает больше меня, к тому же получает частые премии, но жить только из-за этого как в золотой клетке, нет уж, увольте!

- Я не вернусь, - проговорила с твердой решительностью.

Своими словами пыталась поставить точку в наших отношениях и дать понять, что назад возвращаться глупо. Нужно двигаться дальше и искать свои половинки.

Богдан долго ничего не отвечал, я сходила в комнату и забрала наши с Женей два чемодана, вышла в коридор, открыла дверь.

- Ты еще пожалеешь об этом! – от явной угрозы у меня волосы на затылке встали дыбом.

Не стала оборачиваться, вышла из золотой клетки и сделала жадный вдох, захлопнула за собой дверь, бросила сумки на бетонный пол. Сердце колотилось в бешеном ритме, пальцы подрагивали из-за легкой паники, мне нужно было постоять пару минут, чтобы взять себя в руки. Все это время Островский не спешил закрывать замок, он ждал, что передумаю и вернусь, вот тогда сполна отыграется на мне. Но, нет. Как только колени перестали подгибаться, взяла вещи и мигом покинула подъезд, уселась на лавочке неподалеку.

Доставая телефон из сумочки, заметила отчетливые синяки на запястье. Не знаю почему, но на глаза навернулись слезы, может, из-за пережитого или я, наконец, осознала, что снова осталась сама. Не хотела ехать домой к маме в таком удрученном состоянии, поэтому набрала номер подруги и помолилась, чтобы та была сейчас дома.

- Алло, - сонно ответила она.

Я на секундочку убрала телефон от уха и взглянула на время. Девятый час. Уже и забыла, что поехала к Богдану ни свет, ни заря.

- Люд, можно я к тебе сейчас приеду? – не сдержала эмоций и всхлипнула.

- Конечно, - уже бодро ответила она. – Что-то случилось?

- Да… потом расскажу, не по телефону.

У меня оставалось еще немного денег, решила вызвать в последний раз такси. Теперь придется экономить, если не хочу вылететь в трубу. Желтая машина приехала быстро, и уже буквально через тридцать минут я стояла около квартиры Люды. Стараясь снова не разреветься, нажала на звонок и ждала.

Подруга встретила меня в кружевном халате, было видно, что я фактически вытянула ее из кровати: волосы оказались запутаны, напоминая гнездо птицы, Люда зевала и больше походила на зомби, чем нормального человека.

- Кофейку? – предложила та и потопала прямиком на кухню.



Ирина Лисовская

Отредактировано: 06.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться