Первый Поцелуй

Размер шрифта: - +

М о й п е р в ы й п о ц е л у й.

                                                 П Е Р В Ы Й     П О Ц Е Л У Й

 

                                                                Р а с с к а з

 

Мне еще не исполнилось пятнадцати, когда и произошел этот потрясающий ПЕРВЫЙ поцелуй.

Вот уже пятьдесят пять лет прошло и нет уже того кто был тем самым моим ПЕРВЫМ, с кем я поцеловалась, а в сердце до сих пор ощущение сладости его губ, как будто это было только вчера.

Его звали Вячеслав, Слава. Он учился на класс старше, то есть я перешла в девятый, а он в десятый и был из тех, кого называют в школах СУПЕР мальчик. Девочки старших классов млели даже, когда просто смотрели в его сторону. Да и было на что. Выше среднего роста, широкоплечий блондин с зелеными глазами, он редко останавливал свой взгляд на ком-то из девчонок, что группками стояли у окон на переменах, обмениваясь сплетнями и будущими нарядами на предстоящие субботние танцы в коридоре второго этажа нашей школы. Танцы устраивались под бдительным приглядом наших учителей для классов, старшинство которых считалось с восьмого по одиннадцатый. Это делалось для того, чтобы школьники не помышляли о танцульках в Доме культуры, где, по их мнению, сплошной разврат для наших нежных душ. Для мальчиков выпивка и курения, а для девочек внимание взрослых мужчин. Может быть, они и были правы, судя по нонешним свободным нравам. В то наше время и совершеннолетие-то считалось с шестнадцати лет, как только ты получал паспорт, а не с четырнадцати, как сейчас. Да и что говорить! Не будем ворошить прошлое. Видимо так угодно было Высшему Разуму.

Возвращаюсь к поцелую. Итак, Слава – мальчик что надо, а я, хоть и комсорг, и отличница, и первая девочка в классе, но в своем же, и пока не первая в школе, пока. Все будет еще впереди!

О себе. Среднего мнения. Невысокая, худенькая, светло-русая, с серыми глазами, я не считала себя симпатичной, а тем более красоткой. Просто, активная помощница нашего классного руководителя молодого учителя физики Иосифа Николаевича по прозвищу «Юзик». Почему? Да потому что, на белорусско-польском имя Иосиф в обиходе сокращалось до милого прозвища Юзик.

Мальчики нашего класса оказывали мне знаки внимания, но для меня они были братьями, как и остальные из параллельных. На вечерах я, конечно, танцевала с ними, но мало обращала внимания. Только на тех, кто уж сильно выделялся из толпы школьников. Как Слава, например.

Он никогда не танцевал. Никогда. Просто стоял, подперев стену некоторое время, наблюдая за веселящейся толпой. А когда его пытались пригласить девочки на «белый» танец, отказывался и уходил совсем. Вместе со своей «бандой», как тогда называли окружение вожака. А он и был вожаком гарнизонной команды, в которой состояли мальчишки офицерских семей нашего городка. И была еще одна «банда» городская, состоявшая из мальчишек того же возраста из города, в котором мы жили. Некоторые из городских уже работали и учились в вечерней школе, и даже считали себя взрослыми. Это противостояние перерастало в бои местного значения за переделку «своих территорий» и своих девушек.

Итак, возвращаюсь с нашему знакомству, то есть первому свиданию.

Была середина августа, и я успешно оббегала магазины в поисках учебников, тетрадей и писчих принадлежностей для нового учебного года. Хотя и послеобеденное время, было не жарко, ярко светило солнце. Я поднималась по ступеням разрушенного костела и шла, напевая, по тротуару, между офицерской трехэтажкой и рядом высоченных деревьев, что в изобилии росли на территории военного городка, где служил мой отец.

Вдруг впереди увидела группку ребят из этой нашей, гарнизонной «банды», которые стояли, прислонившись к зданию и курили. Я вся собралась и сердце тревожно екнуло. Не очень-то приятно проходить даже мимо, когда чувствуешь себя под их взглядами голой, проходящей сквозь строй. Спина напряглась, ноги стали ватными и сердце глухо забилось. Я взяла себя в руки и, не сбавляя шага, стала приближаться к ним.

      -Господи, помоги! – билась мысль в голове.

Вдруг один из них делает шаг в сторону и оказывается в середине моего пути. Это был Слава. Я пытаюсь обойти его, но он делает шаг в ту же сторону и мне пришлось притормозить. Впрочем, я могла бы пробежать сквозь деревья и спуститься на проезжую часть дороги, но остановилась и взглянула ему в лицо.

      -В чем дело? – тихо спросила я, - Что тебе надо?

Он выбросил папироску и, улыбнувшись, сказал –

      -Тебя!

Я просто опешила.

      -Зачем это?

      -Хочу пригласить на свидание.

Прищурил глаза, внимательно вглядываясь в мое лицо.

Я молчала, не веря.

     -Сегодня в девять вечера приходи на скамейку, что за летной столовой. Буду ждать.

В его голосе было столько уверенности, что я, почему-то, мотнула головой –

      -Хорошо.

Он постоял и, отступив, махнул рукой в поклоне, как бы предлагая мне продолжить свой путь. Ребята захихикали. Я на прямых ногах двинулась вперед, а потом рванула к своему дому, боясь даже оглянуться. Сердце колотилось от страха. Слухи о делах этих групп были не только странными, но и даже неприличными. Правда, это были больше о городской «банде». Но все же…

Поэтому, когда я оказалась у своего дома, только тогда вздохнула свободно и утихомирила свое сердце. Мамы дома не было и я, скинув сумку с покупками на свой стол, присела на любимый подоконник, где сидела часто, читая книжки о приключениях, путешествиях и любви. Мечты уносили в дальние страны, с умопомрачительным героем, спасавшим меня от врагов и потом объятия и поцелуй, как завершение всех испытаний. Сколько раз я рисовала себе образ возлюбленного и первый поцелуй!



Элеонора Газарева

Отредактировано: 23.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться