Первый снег

ГЛАВА 16. Неожиданные изменения

 

Я переступила порог и зажмурилась. Солнечный свет что сегодня ярко заявил свои права на день решил поприветствовать меня ослепив. Протерев слезившиеся глаза, я опустила голову, а то ненароком опять слезопад нагрянет.

Сегодня я решила прогуляться до Руфины, с которой мы хотели обсудить её грядущую свадьбу. Так быстро бежит время. Ещё вчера мы девчонки одиннадцати и двенадцати лет только мечтали о взрослой жизни. Руфина со свойственной ей весёлостью хотела встретить парня яркого и не уступающего ей в задоре. Я же, в противовес ей твердила, что лучше кто-то спокойный, чтоб подобно каменной стене защищал и оберегал. Прошло пять лет, и подруга со своим суженным вот-вот станут молодой семьёй.

Совершеннолетие, разрешающее вступать в браки, наступает в шестнадцать лет. Руфине семнадцать и она одна из немногих её возраста ещё не вступила в род мужа. Не принято здесь засиживаться в девках. Двадцать лет и тебя уже старой девой люд зазнавшийся кличет. А то что сердце ни к кому не лежит, не хочется бросаться в новую жизнь с головой и загибаться в браке с нелюбимым неважно. Благо у меня есть поблажки. Я нездешняя, которую не каждый захочет взять в свой род. Хоть я и недурна собой, но характер, да и поведение неприемлемо. Где восхищение при взгляде на парней, потешить самолюбие сильных мира сего кто будет? Уж точно не я. Вот и прозвали меня ледышкой. А Руфина – это огонёк, который своей весёлостью привлекает, но и жжёт, чтоб неповадно было. Нечего руки тянуть, если не позволено. Такая яркая и характерная девушка ищет только своего избранного. И такой нашёлся. Наш одноклассник был покорён лисичкой, да и она, что скрывать не осталась равнодушной. Хоть он не был таким каким она видела избранника в своих детских мечтах. Сын охотника собранный, спокойный и сильный парень, прозванный медведем или по-простому ласково мишкой, сошёлся с хитрой огненной красавицей. Белокожая дева и загорелый парень, на теле которого был не один шрам, отставленный охотой, стали очень интересной парой известие о скреплении уз, которых до сих пор является одной из самых обсуждаемых тем у местных.

Поворот, поворот, ещё немного и я буду на месте. Всё лучше стал слышен шум где-то впереди, и я с присущим мне любопытством поспешила вперёд. Спустя несколько минут подошла к эпицентру шума, но спряталась за одним из стоявших рядом домов нежилая попадать в водоворот неожиданного веселья и выглянула из своего укрытия. Разворачивающаяся передо мной картина поначалу не вызвала никаких существенных эмоций. Ну кто-то приехал в гости, хотя почему так много жителей вышло встречать непонятно может… Нет?! Я увидела его. Его образ, навсегда отпечатавшийся у меня в памяти, предстал наяву. Мужчина, который убил всю мою семью здесь!

Как это возможно? Говорили же, что он и его люди вернутся не раньше конца лета. Это не может быть! Нет! Что же делать? Паника накрыла с головой и я, упав на колени, уронила из ослабевших рук корзину с зеленью, которую хотела отдать подруге. Нужно спрятаться. Срочно нужно спрятаться. Но где? Домой… домой вернуться я не могу. Там может быть вернувшийся сын тётушки. К Руфине... нужно к Руфине. Подняв корзину, я, избегая шумных мест петляя, пробежала к дому подруги.

Не стуча, вбежала в дом и, не произнося ни слова, приблизилась к девушке и обняла её. Руфина удивлённо замерла, не понимая, что же случилось, но промолчала. Она гладила меня по голове успокаивая и говоря, что всё будет хорошо. Немного придя в себя, я всё ей поведала. Подруга поняла, что сегодня мне лучше не возвращаться домой и позвала отца, которого попросила оповестить тётушку о том, что сегодня я не вернусь.

Так я осталась у подруги, с которой мы проговорили до позднего вечера, а потом улеглись спать. Выводы, к которым мы пришли с Руфиной и подключившимся к обсуждению её женихом были чёткими – нужно уходить. Уходить из поселения и как можно скорей. Мы слишком слабы, да и нас всего трое. Не сможем справиться с грядущим хаосом, а в том, что он будет уверены. Повезло мне обрести друзей со схожими со мной взглядами. Не могут убийцы за несколько лет в ссылке исправиться и стать святыми. Мы приняли решение покинуть эти земли. Я, Руфина и Кассий.

Ещё раньше обдумывая, когда лучше уйти я сразу решила, что дождусь свадьбы подруги, которая должна быть в середине лета и только после этого счастливого события расскажу ей и её жениху, который по совместительству являлся моим другом всю правду и уйду. Им как коренным жителям этого поселения думалось мне, опасность бы не угрожала. Но сегодняшние событие посеяло хаос в мой план и я, поддавшись эмоциям, призналась в задуманном. Оказалось, они уже догадывались, что так я и поступлю, но уйти одной не дадут. Не отпустят меня одну. Признаюсь я даже рада такому исходу.

На следующий день, рано утром, мы собравшись вместе пошли ко мне домой собрать немногочисленные вещи и перенести их к Руфине. Отказать нам не должны все же не заставят же меня жить в одной комнате с мужчиной.

Войдя в дом, мы увидели всю семью, собравшуюся за одним столом.

– О дорогая ты пришла, да ещё с гостями. Садитесь, садитесь за стол. Я много вкусненького наготовила, всем хватит, – тётушка встала и подошла к печи.

– Не нужно, мы уже поели, – высказала наше общее мнение подруга.

– Я хочу забрать свои вещи и переехать к Руфине. Её отец не против, да и вы понимаете, что так лучше, – кивнула в сторону сына моих опекунов.

Сынок же их как оказалось, был высоченным детиной под два метра ростом. С чёрными как смоль волосами, перевязанными шнурком в маленький, но хвост. Налицо мужчина был вылитый отец только младше лет так на двадцать и имел неровный нос, что было явным признаком перелома в прошлом. Одет он был просто: рубаха и штаны. В общем, он являлся высоким довольно симпатичным мужчиной, который глядел на меня… оценивающе. Вот только не это.



Валерия Фелин

Отредактировано: 29.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться